Завтрак с Грачевой: Артем Ильюк в самом "Сердце"

Прочитали: 5029

1

Мне уже есть, чем похвастать своим подругам за границей, которые постоянно фанфарят о своих достижениях летом. Этим летом я позавтракала с народным депутатом. Звучит неплохо. Но, на самом деле, все мы знаем, какой ценой девушке, порой, это дается. Завтрак с Артемом Ильюком  забрал у меня больше калорий, чем воздал. И это не потому, что мы завтракали с ним минеральной водой, а потому, что мне пришлось здорово разнервничаться, понимая то, что народные депутаты - это особая каста людей. И какими бы простыми они не хотели казаться, дурачества, шутки, прибаутки – все это не их стайл.

Т.Г.: Мы каждый год с радостью наблюдаем, как вы прыгаете в воду на Крещение. Как вам удается быть таким спортивным? Плаваете, бегаете, что-то не едите, что-то не пьете? Какие у Вас секреты?

А.И.: Что-то не ем, что-то не пью: соки, газированную воду. Конечно же, стараюсь есть поменьше мучного, придерживаться более  правильного питания, и каждый день - спортзал.

Т.Г.: А сколько в спортзале тратите времени?

А.И.: Не больше часа.

Т.Г.:  А во время сессионного периода?

А.И.: В номер, в котором я проживаю во время сессии, я привез несколько видов гантелей. И во время перерыва на обед, когда все кушают, успеваю сделать зарядку.

Т.Г.: Вы не замечали, что другие депутаты, глядя на вас, завидуют, что вы молодой, спортивный, красивый, а они брюхатые, старые и толстые?

А.И.: Я не думаю, что депутаты мне завидуют.

1

Сказать честно, мне кажется, Артем Александрович понимает, что среди остальных депутатов он смотрится достаточно симпатично, только не хочет это признавать при фотовспышках.

Т.Г.: Я вот давно заметила, что у многих успешных моделей  есть такая привычка: заводить любовников – народных депутатов. К вам никогда не приставали с подобными предложениями?

А.И.: Ко мне уже давно никто не пристает, потому что у меня самое прочное обручальное кольцо, которое находится у меня в сердце.

Т.Г.: А если позвонит все же какая-то модель и пригласит на свидание, вы как ей объясните, что  не пойдете с ней в ресторан?

А.И.: Я ей вообще не отвечу.  Это бессмысленное занятие.

Т.Г.: Просто бросите трубку?

А.И.: Я ее и не возьму.

Т.Г.: А если вам позвонит Янукович?

А.И.: Он до этого никогда не звонил, а сейчас,  тем более, не позвонит.

 Т.Г.: Ну а все же, если бы взял и позвонил, у вас бы нашлось, что ему сказать?

А.И.: Если бы он пригласил меня на свидание?

Т.Г.: Нет, Боже упаси! Начал бы хотя бы с того, что спросил у вас какой-то совет, что бы вы ему посоветовали?

А.И.: В принципе, люди ко мне разные обращаются  как к депутату, так и просто как к человеку. И звонят, и пишут, и многие приходят за советом, и я никогда никому не отказываю и не делю людей ни на ранги, ни на должности, ни на партийные составляющие.  Это все брендомания, которой я не болею. Я уважаю людей, ценю их и хочу, чтобы каждый человек относился к своему товарищу, другу, соседу, как к равноправному члену этого общества. Мне бы хотелось, чтобы все бренды, должности, которые ничего не стоят, отошли на второй план, и в Николаеве была бы одна самая важная партия, партия  николаевцев! Когда мы все объединяемся  и самоорганизовываемся, можем решить очень много проблем  путем совместной, коллективной, командной работы.

Т.Г.: Если бы вы сами создавали партию, и она должна была бы быть всеукраинской, тоже бы назвали ее «Николаевцы»?

А.И.: Возможно. Я люблю этот город, я в нем вырос, я в нем живу. Лучшего города для меня нет, куда бы я ни уезжал. Я сейчас работаю между двух городов, и меня всегда тянет сюда.  Я хочу, чтобы здесь было красиво, уютно, комфортно, и, в первую очередь, безопасно. Все это зависит от нас.

Т.Г.: Какое у вас в городе любимое место?

А.И.: Зоопарк.

1

Т.Г.: Если бы недовольные жители начали снимать таблички с названием проспекта Ленина, какое бы вы предложили новое название?

А.И.: Народный.

Т.Г.: А я бы его переименовала в Хлебный.

А.И.:  Почему в Хлебный?

Т.Г.: Потому что раньше, когда проспект называли, при «Совке», важнее всего был Ленин, а теперь важнее всего хлеб.

А.И.: Соль!

Т.Г.: Скажите, вот мы  наблюдаем, что у вас в Раде очень часто замечены депутаты странного поведения, похожего на наркотическое опьянение. Вы сами замечаете подобное, или это все искажение экранов?

А.И.: Я в Раде много чего замечал. На самом деле, если попасть в Верховную Раду человеку неприспособленному, как и мы (депутаты ВР – прим.NL), попадая туда первый раз, ощущали это все на себе, можно заметить, что атмосфера, царящая там, напоминает базарный день в распродажу. Только на распродаже кто-то получает какую-то выгоду. А там  это не всегда происходит, и атмосфера  очень тяжелая. Уровень децибелов в несколько раз превышает нормы: шум, гам, крики. И поначалу у нас у каждого, наверное, проходит этот путь приспосабливания к Верховной Раде.  Первые полгода и голова болит, и тело ломит, и все остальное.

Слава Богу, мы завтракали не в шумной Раде, а в прославленном «Сердце города», где нас отвлекало  только нытье птиц о том, что лето слишком холодное, детские шебуршания и ветер, который по привычке «недоторканности», конечно же, дул только в меня, совершенно не трогая Артема Александровича.

Т.Г.:  А вам никогда не предлагали в перерыве угоститься чем-то, как бы сказать, успокаивающим?

А.И.: Ну, насколько я знаю, многие это практикуют.

Т.Г.: Угу, заметно.

А.И.: Некоторые обращаются и в медпункт, потому что не все выдерживают такого накала страстей, которое там бывает. Но я заменяю все это вечерними прогулками по Мариинскому парку, так как вечером мне некуда идти.

1

Т.Г.: Так пойдите с коллегами отдохните. Вы  разве не ходите в Киеве в клубы, на концерты, дискотеки,  в  рестораны?

А.И.: Один раз был  с супругой на Горане Бреговиче, мне очень хотелось туда попасть. Вообще, не очень люблю концерты, люблю более живую атмосферу, на Горане Бреговиче ни один человек не сидел, весь зал танцевал.

Т.Г.: И вы тоже танцевали?

А.И.: Почти, пританцовывал.

Т.Г.: А вы вообще любите танцевать? Умеете?

А.И.: Да. И люблю, и умею.

Т.Г.: В танцевальном кружке занимались? Или само собой пришло?

А.И.: Ой, где я только не занимался…. Чего только не пробовал. Вот сейчас мне на 35 лет подарили велосипед, буду осваивать, это мой первый велосипед в жизни! И еще подарили гитару, я уже три аккорда выучил.

Т.Г.: Ко Дню города уже что-то подготовите?

А.И.: На  это же нужно иметь время, чтобы играть научиться… Пока этого времени нет.

Т.Г.: Берите гитару в Киев. На обеденном перерыве 15 минут с гантелями, 15 минут с гитарой.

А.И.: Депутат с гитарой? В Верховной Раде можно будет давать концерты, деньги собирать на детские площадки. Пока все ходят в кулуарах, шапку поставил и собираешь… Хорошая идея!

Т.Г.: Начнете с гитары, а потом, дай Бог, еще какой-то инструмент подарят, освоите и будете первый в истории депутат-оркестр! 

Представить Артема Александровича с гитарой  проще простого. Куда легче, чем представить, например, Дзарданова  или Круглова.

Т.Г.: Вы в школе пользовались популярностью у девочек? Много осколков девичьих сердец хрустели у вас под ногами?

А.И.: Я уже 13 лет  женат, потому у меня не было особого времени разбивать сердца.

Т.Г.: Ну а в школе?

А.И.: Возможно, тогда. Но в 10, 11 классе я учился в «Гардемаринов» при украинском морском государственном университете, сейчас он называется Морской лицей.  А там одни мальчики.

1

Я поняла, что с вопросами сердечности и чувственности к Артему Александровичу не подобраться никакими способами, ни с какими собаками - ищейками. Потому  узнавать, какие красавицы ему больше по духу, какие у них при этом обязаны присутствовать ноги, было бесполезно…  Вот она депутатская отчетливость и выразительность значимости. Видимо, все же,  чем-то особым подкармливают их в «радовских» столовках, что они становятся такие скрытные. Потому, чтобы не поднимать личные вопросы, я решила поднять вопросы европейские.

Т.Г.:  Артем Александрович, вот мы с вами стремительными шагами идем в Европу. Если предложат вам на сессии голосовать за легализацию проституции, проголосуете «за»? Мне кажется, рабочих мест бы прибавилось. У меня под окном каждый вечер простаивает барышня, мне б так хотелось, чтобы она куда-то пристроилась, не мерзла.

А.И.: На биржу труда!  Я же не могу руководствоваться каким-то своим видением, своими желаниями в принятии решений. Для этого нужно понимать общественное мнение, понимать целесообразность вопроса, морально-этические стороны и принимать решения, которые, на самом деле, может иногда и противоречат нашей ментальности и совковости, которая у многих заложена, но которые пойдут на пользу тем или иным категориям населения.

Т.Г.: А если голосовать придется за однополые браки?

А.И.: Я христианин, и мне сложно отвечать на эти вопросы. Лишь бы не было вреда.

Т.Г.: И похолодания! Как вы думаете, почему такое холодное лето?

А.И.: Мне нравится, я не люблю жару.

Т.Г.: Мне кажется, кто-то специально подкрутил краник, чтобы парням в камуфляжной форме было не так жарко.

А.И.: Это тяжелый момент для нашего общества, для людей, для семей, для матерей, дети которых находятся в боевых точках. Это всегда горе. Это все ужасно. Если раньше мне казалось, что это какой-то сон, то теперь мне кажется, мы и не проснемся никогда. Но я верю искренне, что у нас все получится…

Т.Г.: А вы как думаете, когда все это наконец-то закончится, вы же, наверное, больше знаете, чем мы.

А.И.: Когда мы захотим.

Т.Г.: А когда мы захотим?

А.И.: Когда будем готовы.

Т.Г.: А когда же мы, наконец, будем готовы? Вы же, как народный депутат, больше знаете?

А.И.: Больше, чем кто?

Т.Г.: Больше чем я, простейший житель.

А.И.: Я думаю, все вещи, которые происходят, глобальные, не знаем не мы, не вы. Мы можем только делать выводы определенные, анализировать, исходя из базы информации, которой обладаем.

1

Т.Г.: Неужели никто там, в Киеве, не шепчется?

А.И.: Если послушать то, о чем они шепчутся, можно сойти с ума.

Т.Г.: А чем самым страшным пугают?

А.И.: Самым страшным? Я даже не хочу озвучивать.  Это личное мнение каждого, даже не депутата, а простого человека, и основывается оно только на его личностных каких-то наблюдениях и ,зачастую, не соответствуют действительности . Я думаю, мы должны понимать одно,  что никто ничего за нас не сделает. Почему мы сейчас говорим об объединении, о гражданской позиции, о громаде? После всех этих событий  Украина  может сделать шаг либо к стремительным событиям, либо сделать шаг в бездну. И это зависит от нас, какой это будет шаг.

Тут мне стало уже страшно. Страшно за тот самый шаг. Я ведь тоже не всегда смотрю под ноги, хотя, когда заходила в «Сердце города», все же смотрела внимательно.

Т.Г.: Вы поедете куда-то этим летом отдыхать?

А.И.: Поеду, возможно, на дачу. Возможно, в Очаков. Территорию Украины покидать не буду, потому что нужно будет срочно собраться и принимать решения. Я человек ответственный, так меня воспитали родители. Я еще не пропустил ни одной сессии! Все ведь забывают, что кроме законотворческой деятельности, обсуждения различной работы, одна из главных задач депутата – принимать решения. Бывает, что один голос может решить судьбу миллионов.

Т.Г.: А правда ли, что вам там за голос предлагают большие красивые деньги, иногда?

А.И.: Я слышал, что такое бывает.

Т.Г.: А вам лично предлагали, подсовывали?

А.И.: Во всяком случае, разговоры разные бывают, и предложения разные поступают, но если я чувствую, что разговор идет в ту сторону, которая меня, как человека ,с моральной точки зрения не устраивает,  этот разговор бессмысленный и продолжать я его не буду. Все попытки заговорить со мной на непонятные истории заканчиваются очень быстро.

Тут мне сразу все стало понятно, и большинство моих вопросов отвалились, как плитка на том месте, где мы сидели. И если бы я умела останавливать время, знаете, как многие в детстве мечтают, я бы его остановила, убежала бы домой и спряталась под столом. А потом снова его включила бы так, чтобы  никто не понял, куда я делась.  Сами посудите, как после такого заявления спрашивать, не престают ли гомосексуалисты к Артему Александровичу в Раде?

А.И.: Мне однажды  понравилась  фраза, и я до сих пор ее придерживаюсь: «Меня можно продать, меня купить нельзя».

Т.Г.:  У вас в Раде есть прозвища, о которых не знаем мы, зрители этого театра? Вас как называют, например?

А.И.: Не знаю, наверное,  они не разглашаются. Я даже не знаю, как меня называли в городском совете.

Т.Г.: А в школе? Было какое-то прозвище?

А.И.: Было, чего ж не было? Малый.

Т.Г.: Почему?

А.И.: Я до 11 класса был 1 метр 63 см ростом.

Т.Г.: Наверное, стали хорошо кушать после 11 класса! Кстати, что вы едите в столовой Верховной Рады?

А.И.: Мясо, рис, салат, кашу.

Т.Г.: Сколько там борщ стоит? Цены высокие?

А.И.: Как раз нет, цены там невысокие, за сто гривен можно вдвоем полноценно пообедать первым, вторым и третьим.

Т.Г.: Вы сами умеете готовить?

А.И.: Да. Очень люблю, когда семья едет в Очаков отдыхать,  я рано просыпаюсь и готовлю. Борщ, жаркое, то, что они любят. Пирог  какой-нибудь могу испечь.

Т.Г.:  А хватает времени  на детей?

А.И.: Вечером  прихожу домой, а они меня ждут. В выходные, когда приезжаю, гуляем по городу, и в Зоопарк ходим, и ездим куда-нибудь  на природу, на  так называемый «пикничок». Я общаюсь с детьми, стараюсь многое объяснять, но все равно они будут делать ошибки, которые свойственны любому человеку. Моя задача, как отца, объяснить причины, следствия. А ругать и наказывать…  Наказывать нужно самого себя. Есть такая пословица: «Воспитывать нужно не детей, воспитывать нужно себя».

Т.Г.: А вы себя как наказываете?

А.И.: Я к себе критически отношусь и умею работать над ошибками. Я научился это делать, наверное, когда-то это для меня было наказанием. Очень люблю критику, когда тебя хвалят, это неинтересно, если что-то сделано - это результат.

Артем Александрович протянул руку вперед. Мы недаром сели лицом к детской площадке, которая проросла этим летом под чутким  взглядом моего собеседника. Я искренне надеялась, что ее присутствие расположит его на душевный разговор, как собственно,  и значок Партии регионов, который мне пришлось приколоть на платье.

1

А.И.: Когда мне говорят, что я что-то  когда-то сделал, кому-то когда-то в чем-то помог, я могу вспомнить, да, это было. Это приятно, но об этом не стоит вспоминать, потому что впереди много работы.

Т.Г.: Что самое приятное для вас в работе народного депутата?

А.И.: Я  к работе депутата отношусь очень легко. Не ношу значок, не пользуюсь какими-то привилегиями.

Т.Г.: А разве значок носить не обязательно? Вы и так можете зайти?

А.И.: Для этого есть удостоверение. А значок, это какой-то знак отличия, а я такой же, как все. Ну а что мне нравится в депутатской работе, так это то, что у меня появилась возможность что-то делать большее, чем раньше.

Т.Г.: А что самое неприятное в работе депутата?

А.И.:  Много всего. Мне задают вопрос, почему вы не выступаете на сессии. Я отвечаю, что привык добиваться решения вопроса другими путями. Я рад, что многие законы, мои идеи воплотились в жизнь, и пусть там нет моей фамилии, я не гонюсь за статистикой.

Т.Г.: А расскажите хотя бы про одну такую идею.

А.И.: Если бы я хотел рассказать, я бы рассказал. Я не выступаю там, где я вижу, что это делается только для камеры или для галочки.  90% процентов того, что звучит по телевизору или по радио - это популизм, а быть участником этого мне не очень хочется. Иногда можно кричать о том, что можно что-то изменить, например, передвинуть этот стакан, а можно взять и передвинуть его.

 Артем Александрович показал мне, как это делается. Действительно, передвинуть стакан не так уж и сложно, как подобрать слова, описывающие это действие.

Т.Г.:  Вы на ночь сейчас  что читаете?

А.И.: Сейчас я читаю «Легенды Невского проспекта». Перед этим прочитал «Инферно».

Т.Г.: Есть любимый литературный персонаж, на которого бы вы хотели быть похожим?

А.И.: У меня нет любимых персонажей ни в литературе, ни в музыке, ни в политике. Я человек, который воспринимает окружающий мир  здесь и сейчас, и не гонюсь ни за какими идеалами, а очень люблю создавать комфортную среду  для людей, которые находятся рядом!

1

Т.Г.: Как вы думаете, у вас есть в жизни какая-то миссия?

А.И.: Миссия? Может и есть.  Она есть у каждого человека, только не все о ней знают.

Т.Г.: Некоторые знают.

А.И.: Кто знает? Вы знаете?

Т.Г.: Знаю, конечно!

А.И.: Какая?

Т.Г.: Секретная.  Я бы Вам сказала, но не перед диктофоном.

А.И.: Так это же ваш диктофон.

Т.Г.: Нет, это редакционный, и все что в нем записано, может узнать моя начальница. Лучше я свою миссию затаю в себе и буду медленно воплощать ее план. А скажите, что лучше воплощать в жизнь украинцам?

А.И.: Нужно прислушаться к самому себе, нужно прислушаться к окружающим, к своим соседям, не  один конфликт не может быть решен путем насилия, злобы и агрессии. Он может быть решен только здравым подходом. Мне кажется,  нам нужно постараться сохранять мир в каждой громаде. Если взять общественные движения, которые в Николаеве начали выяснять отношения, это говорит о том, что мы еще сегодня не созрели хранить мир. Нам даже тут враг не нужен. А когда мы научимся сами друг к другу прислушиваться и не ставить свое «я» выше всего, у нас наступит мир!

Т.Г.: Очень бы хотелось… Спасибо Вам, Артем Александрович, за депутатское время!