Юрий Любаров - «сказочник», по пазлам собирающий утраченный Николаев

Прочитали: 3571

любаров

Писатель, экс-КВНщик, собиратель, краевед, бард, режиссер, «директор сказки»… Все эти черты собраны в одном человеке, чьё гостеприимство недавно оценил NikLife.

Юрий Любаров, он же «Йосич», много лет собирает артефакты старого, давно исчезнувшего Николаева. Свое увлечение сравнивает с болезнью и дорогой авантюрой, которая началась 15 лет назад с покупки ветхой черно-белой открытки с видом яхт-клуба. А одно из самых сложных и экспериментальных пристрастий – назначение на должность директора детского городка «Сказка».

- Только ради этого названия - «директор сказки» - уже стоило бы занять эту должность, - шутит любезный хозяин дома.

ы«Бабочка» «Привет из Николаева» – очень редкая и одна из самых «древних» открыток

Но это место, каким бы неожиданным не казалось сегодня, держит Юрия еще с детства. Сначала была 34-я школа и субботники на стройке будущего парка-аттракциона. А после университета городок оказался его первым местом работы!

- У меня все детство прошло здесь, - рассказывает Любаров. - Я еще застал мясной павильон на базаре. Тут были магазинчики в полуподвалах, будочки с заправкой «Газированная вода». Мне было 14-15 лет. И этот рынок вдруг взяли и забросили, он несколько лет стоял пустырем. Мы лазили в эти полуподвальные магазины, взламывали двери, изучали прилавки, кто-то бил стекла, кто-то играл в карты. И все это было в центре города. Я жил возле «Сказки» и каждый день по Лягина ходил туда и обратно в соседнюю школу. А вечерами мы снова были там, могли костер развести, картошку печь. В одном из подвалов с другом даже разводили хомячков на продажу. Купили несколько семейных пар, устроили им гнездо, кормили их, чтобы потом продавать по рублю. А потом их или украли, или они сами разбежались, но на хомячках нам не удалось заработать (смеется). В конце 70-х там началось бурное строительство. И нас, школьников, туда пригоняли какие-то ямы копать. По окончанию школы, вместо того, чтобы готовиться к выпускным экзаменам, последние три месяца мы там убирали. Подметали, мусор таскали. А после университета я пришел работать в «Сказку» худруком, когда она была еще на балансе ЧСЗ.

в

вСупруга Елена давно закрывает глаза на "собирательную болезнь" мужа

вЗнак Почетного гражданина Николаева, настоящему хозяину он оказался не нужен

пДрузья сына Марка – австралийская агама Гэри и ее юго-восточный сородич Зеня. Едят тараканов, специальных червяков и мышей, а также ягоды и овощи

аВозраст открытки можно проверить только по штемпелю. Самый ранний из существующих -  1900 года

В мире николаевского Facebook «Йосича» считают «всезнайкой» краеведческой темы. Во всяком случае, так думают большинство пользователей городского сегмента этой социальной сети. И Любаров действительно может многое рассказать о Николаеве, в том числе о доме, где купил квартиру и недавно сделал ремонт.

- Здесь жили старые люди. Состояние квартиры было ужасное. Когда вскрывал эти стены, видел, как все на «тяп-ляп» построено. Строили, скорее всего, пленные немцы, не специалисты. Еще у меня нет соседей. Это последний этаж. Квартира – в тупике, все четыре стены снаружи. Большой плюс, что никто над головой не ходит, но минус, что крышу ремонтирую сам, - делится собеседник.

в

Но больше всего вызывает интерес давняя страсть Любарова – коллекционирование всего, что связано с городом корабелов. Это дореволюционные почтовые открытки, значки, старые фотографии, документы с печатями и всякие другие пожелтевшие бумажки.

- Собирательство – это болезнь. Я серьезно говорю, - признается Юрий, - когда вижу вещь, на которую нужно потратить деньги - а сейчас их сложнее заработать - и понимаю, что не могу себе это финансово позволить, но рука все равно тянется. Меня недавно накрыло этим, лет 15 назад (улыбается). Но увлекло очень сильно, в этом смысле я человек «запойный». Если куда-то вхожу с головой, тяжело потом от этого оторваться. Я если неделю не занимаюсь этим, то все равно буду выделять время, чтобы хотя бы статью написать. Все равно ведь хожу на сходку, лазаю по интернетам, а когда есть время, то и бываю на барахолках. Там попадаются интересные вещи, в том числе, и в мусорниках тоже.

Сам коллекционер, конечно же, не исследует свалки, для этого существуют специально обученные люди, разбирающиеся в хламе. Они знают, где искать и что искать. А затем приносят свои находки таким людям, как Юрий.

- Расклеенные объявления по городу «Куплю хлам или цветной лом» - это профессия этих людей. У меня есть архив Чайковского, нашего николаевского знаменитого марафонца. Еще до войны бегал, и даже в престарелом возрасте. Так мне с мусорника принесли пачку его семейных фотографий, - рассказывает Любаров.

пПрабабка 3D-эффекта. Двойные анастигматы или стереопары с видом Николаева: причал и памятник Грейгу

в

ыКарта Херсонской губернии

Выбрасывают в основном газеты, книги, фотографии и старые документы, ненужные бланки и любые другие вещи, которые хранятся дома. Или распродается все по дешевке, когда в дом въезжает новый хозяин и делается ремонт. Среди всего прочего барахла попадаются ценные вещи и для нашего собирателя.

- Человек даже не знает, к примеру, что это за тарелка, он бы ее выбросил, - делится он. - А там – опа! - клеймо, коллекционное!

По словам Любарова, что-то собирать никогда не поздно - когда не начни, никогда не опоздаешь. Зато он был первым из николаевских коллекционеров, кто стал покупать открытки на интернет-аукционах. Правда, тогда это были сущие копейки.

- Я свою первую открытку о Николаеве купил за одну гривну. Это было лет 15 назад. Тогда этим вообще никто не интересовался. Был какой-то упадок интереса к старине и своей истории. К тому же еще и кризис финансовый был. Я просто купил старую открытку с видом города. Мне было просто интересно. А потом узнал, что таких открыток целые серии. Начал еще покупать, еще, еще, и понеслось… Залез в интернет, посмотрел на аукционе – их там море. Цена - доллар, два. А сегодня они стоят от 20 до 100 долларов за одну штуку, - говорит собиратель.

Так как суммы за покупку открыток раньше были маленькие, Юрий Иосифович отправлял продавцам деньги в почтовых конвертах.

- Брал две купюры по доллару, заворачивал их в печатную копирку, чтобы на подсвет не было видно, что там деньги. Это же запрещено в пересылке. Клал в конверт и отправлял письмо. А обратно продавец мне отправлял открытку, - описывает процедуру собеседник.

ы

ыСтаринные, но полностью функциональные барометр, часы и термометр – все, что позволила оставить в новой квартире жена Елена

аЮрий Любаров и пишет, и поет, и играет на гитаре

ы

вОдин из трофеев за всю бурную фестивальную работу Любарова

То, что потом они быстро выросли в цене, вина самих покупателей. Как только появился спрос – удвоился и прейскурант предложения.

- Николаевский коллекционер Юрлов внес огромный вклад в то, что они подорожали. Он их начал собирать после меня и в какой-то момент стал их просто скупать. В Одессе живет некий Анатолий Дроздовский - монстр одесской истории. Просто гуру настоящий. У него маленькая 3-комнатная квартира вся завалена раритетами, табличками, книгами, открытками и фотографиями. Он мне предлагал открытки по пять долларов, а я ему: «Да вы с ума сошли! Такие деньги за эти бумажки…». А потом появился Юрлов, и он еще более «запойный» человек, чем я. Это стало его жизнью. Он тратил на все сумасшедшее количество времени и денег, - говорит коллекционер.

В сравнении с Одессой, Москвой или Киевом, с видами Николаева существует очень мало открыток. Сбереглись до наших дней еще меньше. Основные фонды поступают из-за границы, куда открытки в свое время перекочевали почтой. Там же и сохранились бережными потомками, решившими выставить дедовские «бумажки» на продажу в eВay.

- У нас беднее тематика. В Николаеве были изданы меньшие тиражи. Мало интересных фотографий. Город был не такой красивый, большой и яркий, как та же Одесса. Мало сохранилось газет, документов и фотографий, потому что город был пролетарским. А пролетарий плохо хранит память обо всем. Он думает немножко о другом. Человек, который работает на тяжелой работе на свежем воздухе или в замкнутом помещении, ему не до сохранения памяти о своих предках, да у него даже образование не то. Те же люди, которые были более образованными, родившиеся или учившиеся здесь, рано или поздно уехали. И сегодня это тоже актуально, - рассказывает Юрий.

вБронзовый вепрь – приз за Всеукраинский конкурс телевизионных сатирических программ

ы

ы

в

в

Фанатов истории, собирающих николаевскую тематику, можно сосчитать на пальцах одной руки. Это очень узкий круг людей. И они готовы передать свои коллекции в городской музей. Любаров - один из них. Но тут не обойтись без помощи меценатов в создании экспозиционных стендов и специальных столов-витрин.

- Я уже третьему по счету мэру говорю: «Дайте помещение в центре города, и я выставлю туда все свои вещи. И еще найду людей, кто отдаст туда свои экспонаты на ответственное хранение». Но это должен быть музей города, а не области. И его можно сделать из частных коллекций, - поясняет любитель старины.

Также у него есть мечта создать каталог николаевских дореволюционных открыток. Но работа эта очень долгая и кропотливая. Их порядка семи-восьми сотен разновидностей. Хотя само изображение на открытке может быть одним и тем же, но размеры шрифта, цвет печати и издательства разными.

- Открытки легко классифицировать. Нужно просто собрать несколько коллекций Николаева, систематизировать и разложить все по полочкам, - считает Юрий. - Появление такого каталога вызывает дополнительный интерес к коллекционированию открыток и повышает их стоимость - чуть ли не в два-три раза, как утверждают специалисты. Ведь когда перед человеком лежит каталог, а у него уже есть 10 открыток, он смотрит и видит, что их еще тысяча. С этого и начинается эффект собирательства. И потом ты их уже как пазлы складываешь.

ы

Евгений Гомонюк