Реабилитировать посмертно. Судьба выдающегося николаевского тяжелоатлета Ивана Круца в документах

Прочитали: 1522

7 января исполнятся 111 лет со дня рождения известного николаевца Ивана Семеновича Круца – борца, тяжеловеса, многократного чемпиона Советского Союза и Украины по классической борьбе. Кроме того, Круц прославился своим участием в цирковой трупе, где выполнял эффектные силовые номера – подбрасывал 45-килограммовый шар и ловил его на шею, забивал кулаком гвоздь и доставал его зубами, жонглировал гирями с завязанными глазами, крутил спирали из гвоздей, вязал «галстуки» из стальных прутьев, поднимал зубами конструкции весом в 14 пудов (почти 230 кг).

Легендарная личность Николаева, Иван Круц по окончании Второй мировой войны был арестован и осужден по сфабрикованному обвинению в государственной измене. Несмотря на это, борец вышел на свободу уже спустя 5 лет и вскоре переехал в город Октябрьское, ныне входящий в состав Корабельного района Николаева. Там открыл собственный борцовский клуб, занимался с молодежью и даже неофициально установил мировой рекорд в толчке штанги.

Полтора года назад историки Витовского Украинского общества решили окончательно очистить его имя от обвинений в связях с нацистами в годы Второй мировой. И сделать это безусловно удалось. Но на этом ученые решили не останавливаться – на этот раз взялись за архивы Службы безопасности Украины, которые проливают свет на события тех времен.

 Уголовное дело Ивана Круца в архивах СБУ

По уголовным делам найденными в архиве СБУ, историкам удалось шаг за шагом восстановить события тех времен и найти доказательства подпольной деятельности Ивана Круца. В протоколах допросов почти четырех десятков свидетелей участников подпольного движения Николаевщины и Одесчины Иван Круц упоминается как активный участник антинацистского подполья.

Общественность Николаева должна знать правду о Иване Круце, не только как о выдающемся тяжеловесе, чемпионе СССР по гиревому спорту, тренере, но и как о подпольщике, патриоте, который больше всего любил свою Родину, хоть и был несправедливо наказан и всю свою жизнь до смерти носил клеймо прислужника нацистов.

Война застала Ивана Семеновича Круца в Николаеве, как и многих рядовых граждан: никто не занимался их эвакуацией, никто не выдал им пищи хотя бы на первые дни оккупации. И всех этих людей после войны будут допрашивать: «А почему остался?». Но никто не спросил: «А как вы, люди, выживали здесь почти три года немецкой оккупации?».

Уже на допросе по делу о реабилитации в 1965 году Иван Семенович вспоминал:

«Никто мне не предлагал эвакуироваться, кому нужны были циркачи? Немцы городом развесили объявления: «Все должны зарегистрироваться».

Круц тогда был уже известным циркачом и спортсменом. Тогда его записали и в группу артистов, которая выступала при городской Управе в отделе искусств, которой руководил известный хормейстер Александр Клименко. В Управе собрали всех более или менее известных украинцев. У всех новая задача – наладить жизнь в городе, не допустить нового Голодомора. Его не случилось, хотя и мерзли, и голодали.

Началась жизнь в оккупации.

«Клименко для нас получил разрешение выступать с цирковыми номерами. За две недели состоялся смотр номеров, после чего выступления в клубах Николаева. В сентябре 1941 г. я в Управе получил разрешение на аренду помещения для силового аттракциона, потратил 5000 рублей на оборудование, но немцы забрали его под казино. Через месяц я заключил договор с владельцем частного павильона и 2-3 месяца работал у него. Вокруг меня начали собираться бывшие борцы, преимущественно из числа молодежи. К весне 1942 г. я открыл свой балаган на Военном рынке, но вскоре закрыл, потому что было мало публики. Директор драмтеатра предложил организовать группу борцов, и мы перешли к нему. С сентября 1942 и до 15 мая 1943 я ездил со своей группой артистов боксеров борцов по области. Приходилось иногда выступать перед немцами. В Николаеве мы выступали в клубе на улице Мархлевского (ред. – ныне: Адмирала Макарова), в саду Петровского, в балагане на рынке.

20 августа 1942 года в честь 20-летия моей спортивной и артистической деятельности состоялось мое выступление в саду Петровского. Я лег и по мне проехала грузовая машина с людьми. После народ бросился ко мне, а я заскочил на машину и поблагодарил всех зрителей.

В общем у меня было 6-7 артистов, иногда еще и оркестр из 5-6 человек. Я выступал с силовыми номерами: танго с дамой в зубах, забивание кулаком гвоздей в доску и извлечение их зубами, ломка руками лошадиных подков, борьба с быком и др. На выступлениях также присутствовали немцы и румыны. Моя дочь Тамара играла на аккордеоне попурри из украинских песен, танго.

С 15 мая по 30 июня 1943 мы гастролировали в Вознесенске и Херсоне, где я имел свои помещения цирка на 250-300 мест. После того опять переехали в Николаев. В Вознесенске произошел случай, когда немецкие жандармы заняли не свои места в цирке и мне пришлось их пересаживать. Это вызвало споры, но они таки пересели. На второй день их начальник предложил мне уехать из Вознесенска, иначе будет арест.

В октябре 1942 г. были гастроли в Братском и я познакомился с Дмитрием Харченко – председателем сельуправы. Он сказал, что является тайным руководителем партизанского отряда и связан с одесским подпольем. От него в дальнейшем я получал открытки и распространял везде по селам и в дороге. Я принял к себе беглеца из плена татарина Евлампиева Юсуфа, Пыжа Фана – из еврейской семьи, Простякову Валентину принял в семью, спас от Германии», – рассказывал тогда Иван Круц.

В деле есть личные свидетельства Дмитрия Харченко в январе 1965 года:

«С Круцем я познакомился осенью 1942 года, когда он находился с цирком в Братском. Я несколько узнал о нем и поэтому доверился ему, потому что он имел свободное передвижение по области. С тех пор Иван Круц неоднократно получал от меня и моих людей открытки и распространял в разных местах. Также он принимал моих людей в Николаеве, где тогда жил по ул. Второй Слободской, 43. Там он сделал тайный схрон.

Круца мне хорошо рекомендовал подпольщик Шмаков Федор. О партизанских действиях Круца я информировал командиров партизанских отрядов Тимошенкова, Захаревича, Дроздова. В моей группе Круц записан под №6. В Херсоне в августе 1943 г. Круц за большие деньги вытащил из плена российского моряка Андрея – об этом мне сообщили мои партизаны Макогон, Шевченко, Неделко. Круц был честным советским патриотом, любил свою Родину», – сообщил партизан Харченко.

 Фото с чемпионата Одессы по тяжелой атлетике. Круц сидит в первом ряду, первый слева направо

В сентябре 1943 года Круц получает от директора одесского цирка, а им был фольксдойч из Прибалтики, приглашение перейти работать к нему вместе с несколькими артистами. Директор был неплохим человеком, закрывал глаза на присутствие в штате и евреев, и коммунистов, и беглецов из плена. О переезде Круца Харченко говорил:

«Учитывая, что я перенес свою партизанскую деятельность в Одессу, и учитывая большую важность для проведения Подпольной работы в Одессе, я организовала для Круца и его семьи специальные документы и пропуска для переезда из Николаева в Одессу, куда он и прибыл в первых числах января 1944 года».

Между тем, следователь этот переезд квалифицировал как бегство от Красной Армии, которая наступала. Далее Круц гласит:

«В январе 1944 г. некоторые из артистов переехали со мной в Одессу для выступлений в штате цирка. На третий день после освобождения Одессы мы уже выступали на сцене. Когда были партизаны, меня не трогали, а я, дурак, слушал своих командиров, выполнял все задания, спасал молодых людей, так меня еще и наказали. Я делал все для укрепления одесского партизанского подполья и все это было тайной».

Вот как выглядело обвинение Круца 9 декабря 1944:

«Круц с целым рядом предателей из числа бывших физкультурников г. Николаева, перешедших на службу к немцам, выступал в цирке с силовыми номерами антисоветского содержания».

 Документы уголовного дела Ивана Круца

23 декабря 1944 областной прокурор Николаевской области дал согласие на арест Ивана Круца и в январе он был арестован.

Отдел контрразведки СССР активно «фильтровал» местное население. В те времена под расстрел и в лагеря шли не только ОУНовские подпольщики, но и советские. Осудили и Харченко, который последние месяцы оккупации был в одесском подполье. Поэтому за Круца некому было заступиться. В 1965 году, при рассмотрении дела, Харченко вновь подтвердил показания о сотрудничестве Круца с советским подпольем, предоставил список из 37 фамилий, адреса конспиративных квартир, руководителей одесского подполья. Но оттепель кончилась и закончились разбирательства дел по реабилитации. Над Круцем и в дальнейшем «висела» статья 58-10, то есть антисоветская агитация. Ему вменяли несколько эпизодов на выступлениях, когда он подбрасывал вверх двухпудовой снаряд, затем принимал его на шею и сбрасывал на помост с криком «Капут!», а кто-то из зала спрашивал: «Кому?» – а он отвечал: «Большевикам». Неужели надо было говорить: «Слава КПСС!», когда в зале полно немцев?

Иван Круц достойно прошел все тяжелые допросы, никого не оговорил. Так же отбыл и большевистские лагеря. Пришлось начинать жизнь заново. В лагере женился на такой же, как и сам, репрессированной.

 Второй дом построенный Иваном Круцем после войны

«Сейчас я живу со своей мамой 1880 г.р., женой Оксаной и сыном Юрием 1946 г.р. Он работает на аэродроме по 1 разряду слесарем, зарабатывает 75-85 рублей (то хорошо). Жена кассир-контролер на 30-35 рублей. У меня как завклубом ставка 40 рублей (это 1964 год). У нас в Октябрьском своя избушка, 12 соток. Очень плохие у меня ноги, вся сила осталась к поясу. А для ног скоро нужны будут костыли», – вспоминал Иван Круц. Умер Иван Семенович в 1968 году, через три года после того, как дал все показания.

В архиве СБУ есть дело на Дмитрия Харченко в десяти томах, в деле есть обращение партийной комиссии, которая изучала судьбу Харченко по его просьбе. Товарищи по борьбе тщательно все изложили на девяти страницах и летом 1991 года обратились в бюро одесского обкома компартии о необходимости полной реабилитации Харченко, и, соответственно, Ивана Круца. Политическая ситуация не позволяла сделать это по Харченко, а Круц позже был реабилитирован посмертно.

 Могила Ивана Круца на старом кладбище в Корабельном районе

 Постановление о реабилитации Ивана Семеновича Круца (посмертно)

По материалам: korabelov.info.