Как сделать николаевский арбуз еще круглее

Прочитали: 3175

авп

Когда господину Хармсу один человек, так и оставшийся неизвестным истории, указал на ошибку в слове, тот сказал: «В моем написании это слово выглядит обычно именно так». Мне уже приходилось говорить, что  слово «арбуз» в моем написании скругляется с помощью «о» в «орбуз». Не то, чтобы "орбуз" от этого становится слаще или на самом деле круглее, но в уши он в виде слова вкатывается куда более приятней.

Вообще-то "орбуз" - штука отменная, если правильно ею пользоваться. В другом случае она может прийтись совсем лишней. Никогда не берите с собой "орбуз" в знойную прогулку, если Вы не собираетесь им лакомиться. А если Вам довелось встретить в знойный полдень, катящийся и норовящий опередить вас "орбуз", ни в коем случае, не мешайте ему. Обязательно пропустите вперед.

вы

Если среди кулинарных представителей самая жестокая церемония приключается с тортами, то среди ягодно-фруктового отряда, эта участь поджидает "орбуз", невинно зарезанный и заруганный, если удался толстокожим. Потому за столь трагическую, можно сказать, свиную судьбу, ему стоит выдавать особые поблажки. И раз уж какому-то "орбузу" и  возжелалось повести себя несколько необычно, не стоит быть к нему слишком требовательным.

Однажды мне довелось повстречаться с очень странным "орбузом". И если бы быть мне человеком более доверчивым к логичностям, возможно, тогда пришлось бы отыскать несколько доказательств того, что подобному быть невозможно! Но так как верить в логику - самое отвлекающее от правды занятие, мне повезло настоять на своем и поверить один "орбуз".

ыва

И так, было это как раз в день июльский, выходного характера,  когда спелый "орбуз" на полу не валяется, а если и встречается, то катящийся особо торопливо по делам своим ягодным. Так как утром ни один из них не решился прикатиться ко мне под дверь, пришлось к обеду самостоятельно выбраться на его поиски. Недолго гуляя городом, "орбузная" точка таки нарисовалась. И как только продавец заметил во мне покупателя, товар его тут же начал очень тщательно простукиваться, барабаниться.

Это наивное с виду занятие захлестнуло и меня. Не помнится, сколько удалось обстучать орбузов, но вот остановка произошла именно на одном таком славненьком полосатом самце. Ус у него имелся длиннее обычного и форма тела куда привлекательней за его брата. Возможно, он бы и не стал моим избранником, если вдруг не схитрил бы особенным действием. Как только он простучался и стал отправляться обратно к остальным, вдруг, из под зеленой кожуры заслышался ответный стук.

вап

- Это "орбуз" мой, он мне ответил, - довелось сказать мне продавцу.

- "Орбузы" не должны отвечать, они не операторы связи, они должны быть сладкими и молчаливыми, иначе их будет жалко зарезать, - рассказал продавец.

Но кто слушает продавцов, которые сами себя не слушают, а только все время перебивают. Потому через десять минут, мы с "орбузом" уже сидели на скамейке обдуваемой случайным июльским воздухом. Разрезать такой красивый "орбуз" действительно жалко, но тогда, что же с ним делать? Всегда можно разрезать эту ягоду самым аккуратным способом, дуя на место сечения самым активным образом. Всегда стоит не лениться предупреждать "орбуз" о том, что ему будет не больно, и то, что ему стоит немного потерпеть.

Как только нож сделал маленький надрез, "орбуз" вдруг самостоятельно раскололся. Только внутри него не было никакого красного содержимого, внутри него находилась дыня.

вап

Дыня - это не самое красивое слово. Может именно потому она так нехороша внутри. Можно, конечно, пробовать писать это слово через «и» - «диня», но это вряд ли способно исправить положения.

Мимо проходил милиционер. Возможно, он проходил специально, чтобы отведать в жаркий полдень мою покупку. Но как бы там не было, подходя к скамейке с нами, он остановился и прищурился, глядя на меня.

- Я бы на Вашем месте, господин милиционер, щурилась бы на "орбузодыню", а не на меня. Даже если бы во мне сидел бы кто-то еще, от этого щуриться вообще плохая манера, - довелось услышать от меня милиционеру.

выа

Милиционер зашевелил ушами. И перестал щуриться.

- Вы мне лучше ответьте вот на что, почему я, купив "орбуз", обнаружила там дыню? - влетело в неспокойные милицейские ушные раковины.

- А где вы покупали этот "орбуз"? - справился милиционер.

- На трассе. Где же еще?

- Этого быть не может. На трассе покупать "орбузы" невозможно. А все потому, что никто не разрешает продавать на трассе "орбузы". Это незаконно. Потому все что Вы только что сказали про дыни и "орбузы" – сущий пустяк, выдумки и небылицы.

- Тогда гляньте сами, - продолжала я, чем же, по Вашему мнению, торгует этот продавец в десяти метрах от нас, постоянно себя перебивающий?

- Этого мне знать невозможно. Возможно, мячами, а возможно, шарами, возможно, круглыми камнями, или еще чем-то надутым. Но точно не "орбузами", - высказал свою точку зрения милиционер.

выа

Мне, конечно, стало не интересно ему что-то доказывать. Сложно доказать кому-то то, что выходит из поля его понимания. И если Вы никогда не встречали ранее орбуз-матрешку, никогда не говорите, что такое не бывает по законам логики. Всегда старайтесь думать, что бывает все что угодно, и тогда Вам и самим захочется быть интереснее и необычнее.  

Вот что ждало меня внутри дыни, я рассказывать вообще не стану. Просто ради развития фантазии в моем городе. Но, там было на что глянуть!

чсм

Таня Грачева