Истории, случившиеся в сладком николаевском апреле

Прочитали: 2178

1

Безвиз, это, конечно, дело тонкое. Но, пока все решают, радоваться сему событию или нет, в городе продолжают случаться самые непредсказуемые истории, которые просто невозможно не записать. 

Упущенное счастье

Пропитавшееся весеннее тепло настолько шло к лицу этому городу, что даже переполненные мусорные баки казались последствиями современного искусства. Девушки уже перестали натягивать под джинсы колготы, а их парни уже на полную грудь принялись пить пиво на улице. Речки казались вполне теплыми, молодые секретарши - вполне раскованными.

Пользуясь весенним настроением, Тамара Адамовна подвернула низ выходного халата еще на палец, подчеркнула тембр волос очередной дозой фиолетовых чернил, и прихвативши подмышку нарядную лакированную сумочку вышла на остановку.

- Шоб я здохла! – неожиданно для себя самой высказалась Тамара Адамовна, глядя на столб с афишей, на которой сообщалось о скором концерте музыканта с точно такой же фамилией и именем, как были у первого ее ухажера.
- Лена, Лена! Ты помнишь Леху Упыря? – сквозь тяжелое дыхание сообщила она в телефон.
- Тот еще, что тебе на переменах руки под юбку совал? - уточнила долгоиграющая подруга детства Елена Ашотовна. 
- Ага. Его. 
- Так он же сидит вроде. 
- Видимо уже вышел. И видимо не зря сидел эти 30 лет. Лен, он петь там научился. Стою сейчас на остановке, а на столбе Леха такой… впившийся в злобу дня, с гитарой на концерт свой зовет. 
- А я тебе Тамара еще тогда говорила, что зря ты ему не давала, парень он хоть и неспокойный, но зато пробивной. Сейчас бы на концерте в главном ряду была бы. Даже нет… сейчас бы он не какой-то там Любке-голубке песни посвящал, а тебе. Прикинь, какой был бы уровень! К тебе бы каждый день в «одноклассниках» звезды в друзья добавлялись бы. 
- Ну ладно уже, не рви сердце, этими своими «а прикинь», - огорченно оборвала разговор Тамара Адамовна и аккуратными движениями пальцев, словно перцовый пластырь с груди, принялась снимать афишу.

После того, как портрет Лехи Упыря уже лежал в сумочке, Тамара Адамовна, забывшая зачем вышла на остановку, поплелась домой. Да и время уже было для того вполне подходящее. Ровно в 13.00 она обычно кормила своего домашнего «дельфинчика». Странную такую, нигде не зарегистрированную рыбеху, которая случайным образом выросла у нее на подоконнике, в банке с отстоянной водопроводной водой для поливки алое в дни, когда луна в козероге. Сперва Тамара Адамовна хотела понести неизвестную рыбу на какую-то телевизионную передачу, возможно даже к экстрасенсам, но потом поняла, что успела привязаться к этому липкому существу, да и решила держать его в тайне даже от Елены Ашотовны, в ванной. Потому мне как-то совестно писать об этом моменте слишком много. Мало ли там что… люди разные меня читают, а Тамара Адамовна и так, Бог видит, уже одно счастье прохлопала, потому хочется, чтоб о ее рыбе знало, как можно меньше людей. Спасибо за понимание.

1

Говорящая курочка

Обычно в пятницу Людмила продавала все что привозила с собой. За 20 лет преданной торговли на одной рыночной точке она раскрыла весь свой бутон потенциала и вполне могла проводить не только тренинги и мастер классы, но даже вебинары, если бы батюшка в ее селе, конечно, не провозгласил интернет грязным демоническим проползнем, схерищем добротного семейного очага.

Но в эту пятницу продалось, увы, не все. Курочка, на которую Людмила возлагала особые надежды, никак не хотела спрыгивать с прилавка. Каким боком только не выкладывала ее Людмила на витрину, словно последнюю модель айфона, как только не позировала она на ее фоне, все было безрезультатно.

- Ну, моя дорогая, не захотела в городе оставаться, поедимте обратно в родную деревню. Нет в тебе этой вот харизмы для городской жизни, - огорченно заключила Людмила, аккуратно закутывая курочку обратно в платок.

Дорога домой занимала 2 часа качественной народной встряски. Людмила садилась возле окна и смотрела в серое поле, которое, по сути, было такой же самой землей, которая болотилась на ее собственном огороде, землей, которая успела рассмотреть у Людмилы снизу больше, чем ее собственный муж, которая знала секреты покойников и умела указывать им на место. Эта земля слушалась Людмилу и была ей безукоризненно верна.

- А вот я рада, что еду домой. Честно говоря, не очень хотелось оставаться в городе, -услышала Людмила неизвестный ранее голос, но решив, что это пассажирка спереди не придала словам никакого значения.
- Да и, честно говоря, я немного жестковата, могла бы в бульоне отвадить постоянного клиента. Когда будешь варить, вари дольше обычного, - послышалось на этот раз уже более отчетливо.
- Ты что ли? – засунув голову под колени задалась Людмила, притягиваясь ухом к сумке.
- Да, только тихо. Не нужно, чтоб все знали, что ты не такая, как все.
- А я не такая как все? 
- Конечно, не такая. Вон, у всех баб мужья гулять ходят, а от тебя одной муж никуда.
- Та, это потому, что у меня журнальчик есть один. Там такие трюки описаны.. ой… - шепотом пояснила Людмила.
- Никому тот журнальчик не показывай, - продолжала курочка. Спрячь его в сарае. А лучше, заверни в старые выкройки и на горыще отнеси. 
- Ладно, давай выйдем и поговорим, а то действительно, как-то неудобно выходит, - прервала Людмила, когда заметила, что тетка рядом начинает интересоваться ее диалогом.

Смотреть в окно уже было бессмысленно. Длинное бурое покрывало накрыло весь горизонт и лишь костлявые деревья периодически мелькали в окне 25-кадром. Людмила была из тех женщин, которые не любят задумываться о мистике, потому даже сельская ведьма не могла наслать на ее двор колорадских жуков и простатит мужу. Из всего, что ей сказала непроданная курочка, она выделила для себя только одно: что бы там ни случилось, а свои женские секреты нужно держать в самом глубоком месте, ибо в них и заключается таинство семейного счастья.

Не доезжая и до половины дороги, автобус издавая свиные стоны затормозил и запах паленой резиной. Водитель сладостно выматерился и велел пассажирам выйти из автобуса на воздух на неопределенное время. Людмила послушно закуталась в шарф, взяла с пола полупустую сумку и вышла в поле вместе с другими пассажирами. Было уже совершенно темно, но мочиться нужно было все равно на другой стороне дороги. Да и, честно говоря, о всяческой там нужде пассажиры даже и не думали… По широкому серому полю парами гуляли огромные полосатые тигры, и похоже было на то, что им нет никакого дела до поломавшегося автобуса. Все они что-то искали. Правда, я не знаю, что. А вы?

1

Счастливая эмиграция

Вера одним взмахом крыла удалилась из Одноклассников, залпом выпила стакан «Жозефины» и для жгучей точки, разбила его о холодную кухонную плитку.

- Ты не спишь? – тихо спросила она у Жоры. 
- А что? – послышался в телефонной трубке сонный разжеванный голос.
- Ты еще не открывал кредит на ту мыльницу, ну ту, что я тебе заказывала на юбилей? 
- Еще нет. 
- То и не открывай.
- Что там случилось уже?
- Уже не нужно, Жора. Я удалилась. У меня теперь новая жизнь. Качественные фото не понадобятся.

Дальнейшие детали Вера не стала выбалтывать. Да и разве поверил бы Жора, что ее, женщину, чей сок уже не раз разогревался в микроволновке для придания свежести, может так сильно, так терпко захлестнуть удача? Вера не могла спать этой ночью. Уж слишком трепетное чувство барахталось за шиворотом, в совершенно непривыкшей к тому женской душе. Еще вчера она и подумать не могла, что завтра, ей придется складывать сумку для поездки в сам Голливуд.

За окном бездомным пуделем тряслась на ветру замерзшая ночь и только запах недоваренной ухи, джином облетающий кухню, создавал в маленьком помещении некий уют. Вера сидела за столом уставившись в осколки стакана, а Александр Исаевич Солженицын сидел на табуретке напротив и писал список вещей и документов, которые Вере необходимо было взять завтра в дорогу.

- А где я там буду жить? – спросила Вера растерянно.
- В отеле, где и остальные актеры. 
- А как вы предупредили о моем приезде режиссера, если вы… ээээ.. мээээ….как бы так сказать…не совсем как-то жив? – робко спросила Вера и неуклюже икнула.
- В Голливуде многие, не совсем как-то живы, дорогая. Потому за это не переживай. Все же сценарий мой, и подбирать актеров я имею полное голливудское право, - успокоил Веру Александр Исаевич, хлебнув из горлышка «Жозефину».

Вера вытерла полотенцем мокрый лоб, распустила волосы и расстегнувши булавку на груди, распахнула халат, из которого вынырнуло вовсе не трепетное чувство, а две озябшие молочные колбасы, которые тут же уставились на Александра Исаевича с недопониманием.

- Как думаете, грудь мне будут переправлять?
- Думаю, это не обязательно. Твоя роль идеально сопровождается именно такими вот комплектующими. Так что иди спать уже. Завтра тебя ждет новая жизнь, - не отрываясь от списка пояснил Солженицын и щелчком пальцев потушил на кухне свет. После того, как в день его смерти в Париже весь вечер не включали Эйфелеву башню, он очень любил показывать фокусы подобного характера.

 1

Вдали от Сальвадора Дали

Начнем с того, что у Коли никогда не было не только модного телефона, у него никогда не было даже модного имени. Поэтому в физкультурном ряду его ставили предпоследним, и ему приходилось от этого немного приседать, чтоб русая его голова, не выпячивалась из строя. 
Вот вырасту, обязательно как-то переименуюсь, – обещал себе Коля каждый раз, когда возвращался со школы. Назовусь удивительным именем, ни Данилой, ни Никитой, а, например, Роялем, или Рокфеллером. Чтоб как клин мое имя вбивалось в память людей и вошкалось там непоседливым мурашкой! А потом пойду с этим именем на работу, заработаю много денег и куплю себе самый топовый телефон.

Кроме плана на будущее, у Коли имелся еще один друг, у которого был и модный телефон, и модное имя, потому, можно сказать, друг этот был совершенно обычным мальчиком.

- Заходи, только разувайся, мама полы каждое утро моет перед работой, - сказал Коля, запуская в квартиру своего друга.
Друг аккуратно разулся и вместе они на цыпочках, чтоб не разбудить студента квартиранта, поплелись в комнату Коли.
- Вот, это то, о чем я тебе говорил, - пояснил хозяин небольшой хламистой комнаты, скорее схожей с кладовой, подводя гостя к маленькому облущенному подоконнику, на котором стоял самый обыкновенный цветок в горшке. Такой обыкновенный цветок, что название его никто никогда не запоминает.
- Это то, о чем ты мне говорил? – удивился гость.
- Подожди делать выводы, - хитро прошептал Коля, засунул руку за батарею и достал серую, как жизнь его мамы, компьютерную мышку. Вот, смотри что сейчас будет!
Далее Коля стал по центру окна, расправил плечи, взял мышку в правую руку и начал возить ею по подоконнику. 
- Смотри внимательно! – приказал он другу.

Друг прищурился и тут же увидел, как в пыльном окне, в котором видна была скучная часть двора и большое синее небо, нарисовался курсор в виде стрелочки. Стрелочка эта нервно зашевелилась и тут же направилась к мусорному баку.
- Смотри! Смотри, что сейчас будет! – продолжал Коля.
Стрелочка остановилась на баке, Коля щелкнул на кнопку мышки и его друг увидел, как бак вдруг сделался ярко желтым и из него вырос огромных размеров красный кактус.
- Ого! – раскрыл рот друг и от удивления скрутил уши в трубочку.
Далее Коля навел стрелочку на забор – он тут же сделался длинной аппетитной сосиской, затем навел на шляпу спящего под сосиской интеллигента, которая одним щелчком преобразовалась в белую высиживающую яйцо курицу.
- Блиииииииин… - только и смог заключить колин друг.
- Да-да! – довольно улыбнулся Коля.
- Как это у тебя так получается?
- Ну, это не сразу пришло. Я к этому, можно сказать, долго ковылял. Ведь все так относительно… Иногда нужно просто решить, кто ты: настоящий человек, или навоз в прорубе.

Друг с удивлением смотрел на странную картину за окном и никак не мог сказать что-то умное. Какие-то дурацкие мысли и слова жужжали и чехардились в его голове. Он был поражен точно так же, как тогда, когда понял, что новое обновление на его телефоне менее удобно, чем то, что было раньше.




Таня Грачева