С нами что-то происходит

Прочитали: 3980

1

Да, что-то с нами действительно происходит. И что-то не совсем здоровое, я бы даже сказала, что нас неплохо кренит совершенно не в ту сторону, в которую бы следовало. Эта тема давно вертелась в моей голове, и вот, похоже на то, что пришло время ее записать. Не хочу казаться занудой, или человеком с уязвимыми идеалами, но, мне кажется, с нами, молодыми да дерзкими, пора что-то срочно делать.  

Лицемерие

Целый год смеемся над религиозными традициями и вообще, как говорится, над святым. Постим в соцсетях гнусные картинки на эту тему, а если не постим, то лайкаем, а потом дружно идем святить паски, прикрывая голову платочками, словно мокрыми полотенцами. Хвастаем, хвастаем всей этой пасхальной традицией в инстаграме, превращая все таинство в социально-культурный мейнстрим. Где-то мы немного врем, а где-то совершенно нелепо трусим высказать свое настоящее мнение.

Отсутствие логики

Пожалуй, она была у наших родителей, когда они поступали в институт, чтоб стать архитекторами, врачами и учителями. Мы же поступаем в институт совсем не для этого. И чаще всего, профессия, которой мы обучаемся, выбрасывая, даже вышвыривая из молодости 4-5 лет, совершенно нам не интересна. Мы не помним, кем хотели быть с самого детства, потому и не можем похвастаться тем, что любим свою работу. Нам стыдно за дешевый телефон, но не стыдно, что в доме нет полки с книгами.

1

Нравственность

Нам почему-то стало очень смешно. Помните, как в школе, когда учитель говорит, что смеяться нельзя, а тебе от этого становится так смешно, что ты не сдерживаешься и хрюкаешь от смеха на весь класс? Только на этот раз нам смешно совершенно с несмешных вещей. Мы позволяем себе смеяться с мам, находящихся в эйфории материнства, публикующих фото своих сопливых детей с нелепыми подписями, смеемся над слабыми, а порой даже над инвалидами и умершими. А кто не смеется, тот опять же – подлайкивает, совершенно не замечая, как смешно смотрится его подруга с задумчивым видом в трусах, в ленте общих друзей. Потому что попа – накаченная, трусы - дорогие, а это не смешно, это круто!

Очень слабая половина

Слабая половина стала настолько слаба, что ею очень часто управляют, даже манипулируют брови. Раньше непутевые мужики с помощью бровей аж домой добирались, потому и выражение есть: «Пришел на бровях». А сейчас на бровях строится целая система ценностей, самоутверждение и харизма. Теперь можно говорить: «Покажи мне свою бровь, и я скажу кто ты после этого». И практически каждая обладательница роскошной брови и новой фотогеничной сумочки уверена, что без ее селфи нацбанк не запустит сегодня свою шарманку. И это естественно, ведь пока бедный клерк банка облайкает все брови, сумочки и попки, уже и обеденный перерыв, и гривна успела не только упасть, а хорошенько зарыться.

Собственное мнение

Оно изменчиво, как погода у пьяного синоптика. Сегодня мы любим песни Дорна, потому что они действительно кажутся нам продуктом достойным, особенно после того, как он выступает с трезубцем на груди. А завтра удаляем их из плейлиста. Как и песни Земфиры, которая сперва машет нашим флагом, а потом просит не маячить им перед глазами. Мы вообще запутались, кто нам нравится, а кто нет. А даже если и нравится чье-то творчество, где гарантия, что оно не испортится, когда мы узнаем политический взгляд исполнителя. Нам сложно отделить не только мух от котлет, но и тараканов от собственной головы. И как же здорово, что мертвые классики не высказываются о своих политических взглядах, а то пришлось бы стирать из памяти множество гениальных вещей, на которых мы оформили собственную личность.

1

Идеалы

Мы стали как-то не до конца дружить, как-то не до конца любить. Как-то несерьезно относиться к этим важным вещам. Будто они и не важны для нас так, как важна новая серия нашумевшего сериала, который мы ждали так сильно, как никого никогда еще не любили. 

Прожигание жизни даром

Мы почему-то думаем, что нужно жить только для себя. Только ради своих удовольствий, прожигая жизнь так, как нам легче и веселей. А когда кто-то пытается сделать что-то полезное просто так, нам легче его закритиковать, чем сказать: «Молодец чувак, вот я так не могу». Мы вообще научились критиковать так воинственно и неистово, с надрывом, что становится боязно за нашу нервную систему. Мы редко признаемся даже себе, насколько бесполезны, на самом деле.

Чувство собственной правоты

Но зато мы уверены в том, что именно мы и есть самые умные и самые правые. Просто правительство козлы, а мы, увы, обманулись, когда его выбирали и рвали вышиванки на майдане. Наши мопеды самые быстрые, наши советы самые действенные. И прямо сейчас мы готовы написать комментарий, что все написанное – полный фуфел, и что прежде, чем писать все это, нужно было посоветоваться с нами, уж мы то в курсе, как оно должно быть на самом деле.

1

Самоирония

Увлекательное, волшебное чувство, которое помогает пережить многие неприятности, у нас к дичайшему сожалению, увядает. А ведь жизнь на самом деле еще тот анекдот, и если это вовремя не подметить, становится как-то действительно неловко. А все потому, что мы боимся показать всем свое истинное лицо, без фильтров и корректирующей программы. Знаете, когда Чехов умер, а произошла эта неприятность с ним в Германии, в Москву его тело прибыло в вагоне с надписью «Устрицы». Холодильное оборудование тогда только появилось, потому его было очень мало… Так вот, разве это как-то повлияло на наше восприятие «Вишневого сада»? Думаю, что нет. Потому, может не стоит нам так бояться за свою репутацию, особенно, когда она существует только лишь в соцсетях?



Таня Грачева