Обеденный перерыв: главные николаевские сторожи

Прочитали: 1063

Обеденный перерыв: главные николаевские сторожа

Ты в детстве мог не видеть, как разводят мост, но сфоткаться на льве с Горбатого, ты должен был обязательно. Ведь ты же ни-ко-ла-е-вец, а не какой-то там одессит! Так ведь?

Несмотря на то, что в Николаеве львов развелось внушительное количество, популярность именно этой парочки никто не затмит. Ну, во-первых, они достаточно хорошо выполнены, ведь эти киски изготовлены из родосского мрамора итальянским скульптором Улиссо Камбии, а во-вторых, уж слишком историчны, так как охраняли в свое время еще дом Аркаса и успели повидать разного. Именно с ними мы и решили поболтать в этот обеденный перерыв. Вернее, только с одним из них, так как второй постоянно находится в дремоте.

NL: Есть такая старая николаевская легенда, что, если, по лестнице, которую вы охраняете, спустится хоть одна девственница, вы встанете и убежите. Слышали, наверное?

Бодрый лев: Этой легенде лет больше, чем моей первой реставрации. Сейчас все иначе: если по этой лестнице спустится девушка, у которой в руках нет смартфона, ночью мы встанем и ляжем у ног святого Николая. Думаю, этот вариант куда уместней для современности.

NL: Даже ваш напарник проснется? Скажите, не обидно, что вы отрабатываете за двоих?

Бодрый лев: Я всегда шучу: напарнику больше не наливать!  А вообще, да, сразу было немного обидно, а теперь уже нет. Единственное, что меня смущает, это что с годами, проведенными у этого «горбатого» сквера, моя физиономия приобретает все больше, как так правильно сказать… все больше офигевший вид.

NL: Небось насмотрелись тут видов…

Бодрый лев:  Ага. Есть, о чем рассказать. Тут ведь сами знаете, и танцы пенсионеров, и шахматные бои, и концерты по праздникам, и ночные посиделки, первые и последние поцелуи. Можно реалити-шоу снимать.

NL: Не хотелось куда-то перебраться от всего этого шума?

Бодрый лев: Мы светские львы. Боюсь, что без внимания, наш родосский мрамор рассыплется, как Родосский Колосс. Да и кто будет катать на спинах детей? Пони? Или та тетка у ЗАГСа?

NL: Кстати, как вы относитесь к вашим коллегам с аллеи Европы, на Садовой? Не конкурируете?

Бодрый лев: Ну здрасьте, сравнили! Вы вдели те агрессивные морды и куцые лапы? С ними же никто пивка вечерком рядом не захочет выпить. А теперь посмотрите на меня. Я весь во внимании, готов выслушать любую историю. Вообще, как собеседник – я лучший вариант на Соборной.

NL: Часто предлагают выпить?

Бодрый лев: Опять таки, посмотрите на мое выражение физиономии! Оно как бы говорит: «Чувак, не гони! Ты что, серьезно?». А теперь представьте: выгнала тебя жена из дома, за то, что ты зарплату принес в половинчатом состоянии, идешь ты грустный по Соборной. Ночь, слякоть, все закрыто, даже «Карат».  Хоть иди и топись. И тут вдруг доходишь до «Горбатого», а тут я! Нате! Смотрю тебе прямо в глаза, как успешный консультант «эйвон». Ели бы вы знали, сколько я браков спас, мне бы обязательно грамоту выписали на День работника МЧС.

Каштановый сквер, это то душевное николаевское место, которое смотрится фотогенично в любую погоду. Не зря его так любят старики, дети и голуби.  В городе могут меняться мэры, асфальтные покрытия, площади, даже легенды, а «горбатый» всегда будет сохранять свое сакральное настроение. И аркасовские львы, которые уж давно позабыли итальянские манеры, именно те, кто помогает этой сакральности никуда не деться. За долгие годы своего поста они многое пережили: Сталина и Ленина за спной, перестройки и перестрелки.

Обеденный перерыв: главные николаевские сторожа

NL:  Помнится случай, когда ваш напарник свалился с пьедестала. Расскажите, почему так случилось?

Бодрый лев: Ну, я же не зря сказал в начале интервью: напарнику не наливать!  То были смутные времена. Девяностые, одним словом. А этот лев занимал прибыльное, теплое местечко.

NL: Ясно. Кстати, вы же сделаны из дорогого мрамора, не боитесь, что одним утром проснетесь у кого-то на даче?

Бодрый лев: А вы, не боитесь? Или уже имели опыт? А вообще, нам нечего бояться, у нас за спиной сам Николай, это вам не Маугли, и не Фалев с тубусом.

NL: У вас качественные покровители! С вами нужно дружить, а не только фотографироваться. Кстати, о фотосессиях. Помните кого-то из управления в детстве? Расскажите!

Бодрый лев: Ой, та много кого помню. Юрия Исаевича помню. Хороший был такой мальчик, болтливый, щекастенький. Долго слазить не хотел.  Помню Воронова Витаську маленьким, аккуратный. Он долго на мне фоткался, пока удачный кадр не получился. Помню Ильюка Тёмку… Губки у него такие были, думал станет моделью, он в политику пошел.

NL: А Сенкевича помните?

Бодрый лев: Я помню даже Аркаса, не говоря уже за вашего Сашеньку! Скромный такой был мальчуган. Только сядет, примет позу удобную и выгодную, как мальчишки постарше придут и сгонят его. А он в сторонке стоит потом, наблюдает… но не расстраивается.

Какой-то пожилой иностранец, под ручку с молодой предложенной невестой, рассматривая картины, выставленные вдоль сквера, заметил львов, и остановился, чтоб внимательно их рассмотреть. В пасмурную погоду эта городская достопримечательность смотрится еще более харизматично, подчеркивая всю ту мудрую старину, которой практически не осталось в нашем городе. Латте у девушек, которые, как и мы, проводили свой обеденный перерыв на свежем центральном воздухе, рядом на скамейке, медленно допивался, потому наш разговор со львами тоже начинал оканчиваться.

NL: Верите в будущее Николаева?

Бодрый лев: Конечно верю. Хотя, иногда это не так просто, как кажется. Но, думаю, должны же в городе оставаться старожилы-оптимисты? Знаете, когда в Николаев приезжал Римский–Корсаков со своим концертом, кто-то из адмиралов, не помню уже кто конкретно, сказал, что этот город имеет диковинною особенность, выращивать в своей тени и серости удивительно талантливых людей. Вот и я, верю, что пока тут живут и рождаются такие необычные и яркие люди, Николаев всегда будет особенным городом. А будущее, будущее, зависит от настоящего. Вот мы с вами сейчас сидим, болтаем. А потом кто-то прочтет это мое интервью и подумает: «Ниче себе, какие старинные и важные эти львы!». И при возможности не станет нам хвосты отрывать. Я думаю, именно местные люди, моменты, чудесные мысли и желания, когда-то сделают этот город конфеткой!

NL: Оу, это замечательные слова! Спасибо вам за то, что не теряете веру и образ главных николаевских сторожей!

Бодрый лев: И вам, не хворать.

Обеденный перерыв: главные николаевские сторожаОбеденный перерыв: главные николаевские сторожа

Фото: Антон Малиновский

Таня Грачева