Обеденный перерыв: николаевский Мамай без Бандуры

Прочитали: 1321

Мамай

Казак Мамай для нашего брата личность очень символическая и необходимая для патриотизма. Это раньше каждый уважающий себя город искал исторические подтверждения того, что Пушкин таки бывал в их местах, и очень кичился этим фактом. Сейчас же все иначе. И пусть казак  Мамай личность немного фантастическая, ходят слухи, что Николаев он все равно навещал. И не просто навещал, а спал под турецким фонтаном в Яхт-клубе, да под одним из самых древних городских дубов. Так это было на самом деле или нет, мы решили спросить не у историков, а лично у Мамая, который не так уже и давно восседает в николаевском парке «Победы». Обеденные перерыв для этого – самый подходящий момент.

N.L.:  Слава казацкому роду! Не холодно с голым тросом в ноябре?

Мамай: Ну, во-первых, «козацькому роду нема переводу», а, во-вторых, холод, далеко не самое плохое, что я тут переживаю. Гляньте что у меня с рукой случилось…

Обеденный перерыв: николаевский Мамай без БандурыОбеденный перерыв: николаевский Мамай без Бандуры

В целости и сохранности николаевский Мамай просидел чуть больше года. Теперь же ему приходится быть символом не только таинственной украинской души и воинственного духа, но еще и обыкновенного вандализма, которому у нас в городе, снова-таки «нема переводу».

Мамай: Честно говоря, я сперва был немного озадачен, что в Николаеве меня посадили без моей славной старушки-бандуры, как в ссылку. Зато дали в руки нож. Но потом я понял, что с бандурой сидеть в этом парке просто опасно. Переживаю, чтоб хоть мой веселый ус остался на месте. Тут в Николаеве, похоже, памятники нужно ставить «голі, босі, підперезані». Иначе - ховайся.

N.L.:  Да, без бандуры, наверное, скучно… Собственно, как и без вашего славного коня.

Мамай: Ой, та слава Богу, что конь у киевского Мамая остался, зачем это мне конь без ноги или без яиц? Не думаю, чтоб находчивая рука вандала, обошла бы его стороной. Сами понимаете, что значит для казака его конь!

N.L.: Про этот парк ходят разные легенды. Встречали уже эксгибиционистов или того хуже?

Мамай: Чего я тут только не видал… боюсь, если, я еще пару лет тут посижу, у меня качественно поменяется фольклор и отношение к морали в целом.

N.L.: Кстати, а на чем это вы таком тут сидите?

Мамай: Насколько я понял, это клумба. Думаю, это замысел автора, чтоб подчеркнуть, что клумбы в этом городе не цветут. Пришел в город казак Мамай, бросил свой баул в клумбу, вытащил ножик и сел на шухере.

N.L.: Кстати, судя по слухам, вы в Николаеве не первый раз. Действительно ли то, что вы спали под турецким фонтаном и старинным дубом?

Мамай: Честно говоря, не помню. Особенно, учитывая тот факт, что я спал под дубом и фонтаном, могу сделать вывод, что помнить об этой поездке я вовсе и не обязан. Мало ли где меня носило.

Обеденный перерыв: николаевский Мамай без Бандуры

К слову, парк «Победы» в 1975 году был одним из лучших парков всего СССР. И это даже не слухи, а решение жюри Всесоюзного осмотра парков культуры. Правда, не известно, в каком состоянии они пришли к такому выводу, вполне возможно, что в состоянии не бодрее мамайского под дубом, но, факт остается фактом. Степные николаевские ароматы, смешанные с парфюмами местных красавиц, делают особую опьяняющую атмосферу приезжим.

N.L.: Как вам кстати расхваленные николаевские невесты? Садятся на коленки для селфи?

Мамай: Вы знаете, нет, не садятся. Я несколько бляд… бледноват для них. А вообще бабоньки у вас что надо! Особенно весной. Так и хочется порой встать, и провести мадаму до куст… я хотел сказать, до остановки. Но чем я могу удивить? У меня ведь в тарелке даже орешков к пиву нет. Очень у меня скованные возможности, нужно отметить. Да и усы сейчас не катируются. Слышал песню, что «да» говорится тогда, когда есть борода.

N.L.: Кстати не всегда. Борода сейчас уже давно ничего не решает.

Мамай: Почему не решает? Вон, у губернатора вашего есть борода, а у мэра Сенкевича ее не было. Вот, делайте теперь выводы.

N.L.: Ну, история покажет, кому борода помогла, а кому нет. Вам ли этого не знать? А вот вы всегда останетесь идеализированным образом казака.

Мамай: И толк с того? Такое ощущение, что в этом городе в идеализированных образов не верят. Да и вообще, сами знаете, что бывает с каменными идеализированными образами. Посидим увидим.

N.L.: Зря вы так волнуетесь, руку и починить можно. Вон, у нас недавно мужчину из камней, который вещал философию на главной улице, вообще на сувениры разобрали.

Мамай: Ага, слышал. Только мне кажется, это был плановый перформанс: «теперь у них появился камень, чтоб кинуть в огород того, чья хата с краю». Я бы, честно говоря, на этом бы и остановился. Да и постамент с пропавшим по неизвестным причинам памятником – отличный символ сегодняшнего времени.

N.L.: Если говорить о нашем времени, как вам фильм о вас украинского режиссера Санина, который был снят в 2003 году и претендовал на «Оскар» в 2004 году?

Мамай: Не, не видел. После того, как я посмотрел украинский фильм ужасов «Штольня», немного поменял отношение к нашему кинематографу. И, что характерно, теперь я понимаю, почему фильмы порой называют «ужасами». А вообще, мне очень жаль, что про казачество так мало снято. Что Параджанов и Кира Муратова не взялись за эту тему. Вот возьмем, к примеру, «Огнем и мечем», этого, как его? Эже Гоффмана. Так вот, фильм же снимали поляки, потому их шляхтичи там молодцы, а наши казаки, какие-то идиоты. Пьяные, грязные и орущие без конца и края. Почему бы не снять что-то эпическое с нашей стороны? Чтоб на весь мир прославить казачество. Ладно уже я, там еще нужно покопаться в фактах, так есть же Сагайдачный, он ведь круче Одиссея, если правильно расставить акценты. Короче говоря, обидно. Такое ощущение, что лет через 200, о нас и помнить никто не будет. Дети хотят быть уже не казаками, а айтишниками.

К сожалению, николаевский Мамай выполнен настолько бюджетно, что говорить с ним о будущем времени очень сложно. И дело даже не в вандалах. И что самое грустное, он это и сам хорошо понимает. А Мамай, который не верит в завтрашний день, теряет свою воинственность и превращается в обыкновенную дачную скульптуру на фоне дорогих авто меценатов.

N.L.: Может мы можем как-то вам помочь? Есть ли у вас какие-то пожелания?

Мамай: Есть. Передайте вандалам, что я так просто не сдаюсь, и еще, почешите мне пожалуйста спинку!

N.L.: Это проще простого.

Мамай: Да, и не забудьте еще прийти на субботник, не очень приятно сидеть тут среди мусора.

N.L.: Спасибо вам за беседу, пане Мамай! Очень надеемся еще раз вас тут увидеть в целости и сохранности.

Обеденный перерыв: николаевский Мамай без Бандуры

Таня Грачева