Я не играю или Вся правда о «Синем ките»

Прочитали: 1213

Кто хотя бы изредка читает новости, тот наверняка обратил внимание на прокатившуюся по украинским СМИ в феврале волну новостей по поводу так называемой суицидальной игры «Синий кит». Причем обсуждают ее уже года два, но периодически вокруг этой темы возникает хайп. В чем суть: игрокам куратор, которого нельзя идентифицировать, отправляет задания, которые в итоге предположительно приводят к самоубийству. Все действия и шаги фотографируются, снимаются на видео и выкладываются в соцсети или отправляются в «личку» куратору. Как попасть в игру, писать не буду здесь специально, чтобы лишний раз не провоцировать недалеких.

Про «Синего кита» много писали СМИ, причем не только украинские, российские и казахстанские. Его обвиняли в эпидемии самоубийств, якобы прокатившейся среди подростков, которые и составляют основную аудиторию «игры». В самой первой публикации о ней (непрофессиональной на грани фола) от 16 мая 2016 года российское издание «Новая газета» насчитало, что «Синий кит» стал причиной смерти 130 подростков. Откуда взялась эта цифра и где реальные факты и доказательства, до сих пор остается загадкой, ведь нигде не ведется отдельная статистика. Но тема была растиражирована журналистами, правоохранительные органы упоенно восприняли возможность обвинить интернет во всех бедах (ведь когда раскачивается «маховик репрессий», страдают все, да, собственно, ради этого все и затевалось), и тогда под следствие попал главный идеолог «игры» Филипп «Лис».

В Украине этим сетевым поветрием занимался Департамент Киберполиции, который 9 февраля 2017 года опубликовал у себя на сайте инструкцию, как распознавать «группы смерти», объединяющие игроков. Также главный киберполисмен Украины Сергей Демедюк тогда сообщал о двух случаях самоубийства из-за «синего кита» в Донецке и Иванофранковске. О случае в Донецке ему, надо полагать, сообщил сам министр внутренних дел «ДНР», а иначе откуда он мог знать, что происходит в оккупированном городе. Также он рассказал, что активных участников «игры» в Украине – 260. В конце февраля сайт «Обозреватель» опубликовал официальные данные Главного следственного управления Нацполиции – в Украине было выявлено 434 «группы смерти», в которых состояли 34 970 украинских пользователей. При этом, кстати, статистика самоубийств в 2016 году существенно ниже, чем в 2015 – 8311 против 8824. А отдельной статистики смертей от «Синего кита» у нас тоже не ведут.

В начале марта 2017 в николаевской школе №40 обнаружили аж 15 детей, вовлеченных в «игру». Никто не погиб, отделались царапинами на руке у одного ребенка. Об этом без ссылки на источник сообщал у себя в Facebook руководитель Центра реабилитации наркозависимой молодежи «Источник» Павел Казарьян. А один николаевский студент даже инсценировал самоубийство, чтобы вычислить «куратора». Который, кстати, оказался территориально в России. Можно лишь пожелать удачи в его поимке и привлечении к ответственности.

Катастрофическая популярность игры – тоже фейк. Большинство журналистов, проверявших «группы смерти», пришли к выводу, что их участники в основном или шутники, или фейки. 

Пожалуй, это все, что мы имеем в сухом остатке, если откинуть эмоции и желание высосать сенсацию из пальца.

Так кто же такой на самом деле «Синий кит», откуда он взялся, зачем пришел в этом мир и откуда вокруг него столько шумихи. На мой взгляд, явление это с разных точек зрения интересное. Что ж, давайте разбираться.

«Синий кит» - это, прежде всего, фейк. Конечно, вряд ли кто когда-то подтвердит это, но, скорее всего, это очередной шаг российских спецслужб к получению контроля над киберпространством. Они знают свое дело и знают, на какие болевые точки общества надавить. Печально, что «Синий кит» грузно переплыл мутить воду и в Украину, которая много лет (и во многом до сих пор) обитает в одном информационном пространстве с Россией.   

«Синий кит» - новая субкультура. Точнее, контркультура, которая растет на благодатной почве чувственно-эмоциональных состояний и создает свою собственную систему норм и ценностей. Как правило, контркультура имеет хотя бы маломальскую идеологию, и у «Синего кита» она тоже есть. Главный образ «игры» взят, скорее всего, из песни «Гореть» группы Lumen.

Огромный синий кит порвать не может сеть.

Сдаваться или нет, но все равно гореть.

И символизирует он одиночество, отчужденность и непонятость. Также, как известно, синий кит – одно из немногих животных, способных самоуничтожиться, выбросившись на берег. Участники получают 50 заданий, которые они должны выполнять на протяжении 50 дней – каждый день по одному. Финалом всему должен стать суицид. Это, скорее всего, отсылка к книге Стейси Крамер «50 дней до моего самоубийства».

«Игроков», которые, повторюсь, преимущественно подростки, объединяет мелкое членовредительство (легкие порезы на руках и ногах), интерес к смерти, суициду и опасным играм вроде перебегания дороги прямо перед машиной.

Кстати, ничего не напоминает? Лет десять назад таким же занимались эмо. И тогда эта молодежная субкультура тоже не избежала демонизации обществом. Только тогда «рупором пропаганды» выступили приверженцы традиционных общественных и религиозных ценностей, а теперь интернет-медиа. Но ведь времена меняются. Сеть стала полноценной и неотъемлемой частью нашей жизни. Киберреальность, кибербуллинг, киберпреступность, кибервойны, киберсубкультуры – все, не вставая со стула. Черное зеркало, такие дела. И теперь вовсе не обязательно носить черно-розовые гетры на руках, чтобы почувствовать себя частью общности.

Однако есть одна очевидная черта, которая делает «Синего кита» не просто подростковым «кружком по интересам», ведь первопричиной его появления был не протест против системы или желание самоидентифицироваться. «Игра» - это, все же, искусственное явление. Каковы  официальные версии ее возникновения?

«Синий кит» - грязный бизнес. Так считает Сергей Демедюк, уже известный нам глава Департамента киберполиции. В интервью «Новому времени» в феврале сего года он заявил, что «кураторы» - это взрослые сознательные люди, опытные психологи, которые таким образом добывают фото и видеозаписи увечий и смертей. Конечно же, с целью продать шок-контент на специальных закрытых ресурсах. Быть может, Демедюк знает что-то такое, чего не знаем мы, обыватели, но эта бизнес-схема выглядит крайне странно. Приложить столько усилий и смекалки, чтобы потом пытаться продать то, что сами дети сливают в общий доступ. К тому же, нужно быть воистину альтернативно одаренной личностью, чтобы даже чисто теоретически залить в соцсеть видео с чьим-то суицидом (при условии, что ты вообще оправишься от увиденного), не боясь при этом огрести проблем. Вряд ли таких наберется больше, чем двое на целый миллион. Стартап обречен на провал.  

И особенно забавно эта версия выглядит на фоне того, что большинство порезов на себе дети делают… краской. О чем свидетельствуют многочисленные публикации авторитетных и не очень СМИ.

«Синий кит» - глупая шутка и мистификация. Кому такое было бы нужно? Явно не совсем психически здоровому человеку. Но, тем не менее, его мотивы вполне человеческие и понятные – жажда популярности и славы.

Дело в том, что в ноябре 2015 года некая Рина Паленкова (имя не настоящее), студентка уссурийского колледжа, выложила в соцсеть селфи с поднятым средним пальцем на фоне едущего поезда, подписав его «Ня, пока». И покончила с собой, прыгнув на рельсы. Именно это событие легло в основу нового интереса молодежи к теме суицида.

«Игра» существует в сети под хештегами #f57 #тихийдом #синийкит, #морекитов. Почему именно под этими?

В одном из независимых расследований казахстанский журналист Адилет Турсынбеков утверждает, что истоком всему была давно существующая группа ВК «F57». Там публиковали очень популярный шок-контент: истории про суицид, ужастики, психоделику и прочее. Находчивые администраторы решили повысить популярность группы за счет резонансного самоубийства студентки, и опубликовали у себя историю о таинственной секте, первой жертвой которой и назвали Рину. Якобы с помощью группы она познала истину через самоубийство, и это еще не конец, to be continued. Почему именно ее? Скорее всего, у спецслужб есть своя версия барабана из «Поля чудес», который они крутят в таких случаях. Затем появилась некая загадка, отгадав которую, можно было перейти на сайт, ввести там ответ и получить новую. Не удалось выяснить, что получал тот, кто отгадал все склепанные на коленке за пять минут ребусы, но, очевидно, ничего страшного, опасного или интересного не случилось.

Но уже в 15 числах декабря администрация группы опубликовала сообщение, в котором говорилось, что все происходящее было всего лишь игрой, так называемой АРГ. Это игра в альтернативной реальности, когда путем публикаций в соцсетях у всех участников создается ощущение происходящих вокруг них мистических событий.

Когда история получила резонанс среди пользователей, группа была тут же забанена, однако легенда, как в триллере, начала жить своей жизнью. Появилось много групп-клонов, которые спекулировали на той же теме, но уже реально пропагандировали суицид. Их создателем был Филипп «Лис» Будейкин. После нескольких случаев суицида, спровоцированных его деятельностью (недоказанных, но это же Россия), в ноябре 2016 года его задержали. Он пытался прикинуться невменяемым, но не удалось. Пришлось признаться, что он – музыкант, и просто хотел пропиарить паблик, набрать подписчиков, а потом изменить тематику группы и раскручивать там свои треки. А, возможно, ему просто заплатили.  

В том же исследовании журналист рассказывает, что Море Китов – это никнейм одного из пользователей ВК, который создал группу для детей с психологическими проблемами, где помогал им справиться с депрессией. Он был достаточно известным и имел хорошую аудиторию, и Филипп всем сказал, что именно Море Китов дает ему задания. Так он сыграл на его популярности.

Чтобы удержать детей, которые хотели выйти из игры, «кураторы» отправляли им ссылки на сервис, фиксирующий геоданные либо ip-адрес, а потом угрожали расправой над родителями. На некоторых ребят эти угрозы действовали.

И смешно, и грустно.

«Синий кит» - городская легенда. На первый взгляд правдоподобно, но не соответствует действительности. История, опирающаяся на современную техническую и социальную реальность. Городская легенда обычно затрагивает глубинные проблемы и страхи современного общества, непонимание тех или иных проблем.

Возвращаясь к истокам. В сети «игра» бытует под разными названиями. «Синий кит», «Тихий дом», «Разбуди меня в 4:20», «Море китов».

Концепция «Тихого дома» скопирована с сетевого фольклора, согласно которому есть самый последний, скрытый уровень интернета, где смешиваются сон, реальность и сеть. Его можно найти, пройдя ряд квестов, и получить власть над всем интернетом. Согласитесь, какому подростку не хочется приобщиться к тайне и приключениям, не выходя из дома и не вылезая из пижамы? Однако создатели «Синего кита» поставили мифологию сетевых сталкеров с ног на голову. К тому же, они выбрали себе в жертвы подростков в переходном возрасте, когда психика еще не до конца сформирована и поддается влиянию.

Именно поэтому они ввели в игру уже упомянутый паблик «Море Китов». Администратор паблика называет аудиторию словом «киты», а они зовут его «Море». В своих обращениях он не призывает кого-либо к самоубийству, а наоборот убеждает читателей, что суицид — не выход, и проблемы нужно преодолевать.

«Разбуди меня в 4:20» - тоже реально существующий паблик, однако никакого отношения к суициду он не имеет. Там постят девочковые цитаты про кофе и любовь. Можно насчитать еще с дюжину пабликов с подобным контентом и «китовыми» названиями - «Киты плывут вверх», «Космический кит», «Белый кит», «Китовой журнал», «Океан китов», «Летающий кит». В своей пресловутой публикации «Новая газета» одним махом причислила всех к суицидальным «группам смерти»… лишь потому, что в них состояла девочка, которая покончила с собой в 12 лет из-за несчастной любви. Нет, вы серьезно? Более благоприятной почвы для «китового сумасшествия» и придумать нельзя. Сделай небольшой «вброс» чертовщины в сеть, и люди все додумают за тебя. Она вывалится в реальную жизнь, и будет расти, как моток сладкой ваты на палочке. Осталось добавить немного «магии чисел» - 50 дней, 50 заданий – и вуаля. Страшилка для детей, вернее, для их родителей и других истеричных взрослых готова.

А потом и вовсе все пойдет как по маслу – чертовщину растиражируют любители приобщиться к чужой славе, пусть и дурной. И желающие внимания подростки посыплются с крыш, словно перезрелые груши, как сыпались задолго до «Синего кита» и как будут сыпаться после, ведь дети – недооцененный в своей сложности народ.

Пик популярности «игры» давным-давно прошел, и даже виновные посажены. Но добросовестные СМИ все продолжают время от времени разогревать холодную и прокисшую тему, приправляя все натужными заголовками. Для чего? Манипуляция чувствами и отсутствие критической мысли дают отличный показатель посещаемости и просмотров, а госорганы в итоге получат законное право цензурировать интернет, как им вздумается (твою неинтересную переписку они уже и так почитывают). Паника – это весело, а хаос, как говорил известный персонаж из «Игры престолов», - это лестница. Самоубийства детей ведь – это же почти как распятый мальчик в трусиках. Все очень закономерно, логично. И вот почему.

История про «Синего кита» - это профанация. Это совсем не о вреде соцсетей, не о происках Кибердьявола и не о вездесущем Большом Брате. Это о том, как одиноко и тоскливо вашим детям с вами.

Переходный период подростка – это сложный возраст. Формируется характер и мировоззрение, ребенок впервые начинает испытывать настоящую душевную боль. А юношеский максимализм заставляет хотеть все и сразу, вызывая неразрешимое противоречие с реальным миром, и, как следствие, чувство опустошенности. Даже с суицидами из-за неразделенной любви все непросто. Ведь не все в этом мире можно объяснить взрывом гормонов. У подростков сильно развита потребность быть нужным кому-то. И если ребенок не понят семьей, не находит общий язык с окружающими, а еще и не может рассчитывать на взаимные чувства объекта своей любви, в которой, кстати, видит свое единственное спасение, ему начинает казаться, что он совсем один и никому не нужен. И какой тогда смысл жить?

А интерес к самой смерти просыпается в детях задолго до того, как вы вообще начинаете подозревать об этом. Не нужно думать, что дети ничего не понимают, и что можно долго оберегать ребенка от того, что вызовет у него неудобные вопросы. Неудобные, прежде всего, для вас. Дети интересуются не только тем, «откуда» они взялись, но и «куда», они видят мертвых насекомых и птиц на улице. Как правило, взрослые боятся говорить о смерти, тем более, со своими детьми. Но вам не избежать этого и многих других вопросов. Это слишком жестоко – оставить беззащитного ребенка одного без ответов. Где, по-вашему, он станет их искать? Там, где сможет. И, конечно, вам это не понравится.

Да, «суицидальные группы» могут довести до самоубийства человека с больной психикой, но больным он становится в семье. Здорового ребенка не убить сообщением или картинкой. И нет на самом деле никакой «игры».  

Его убивают родители, каждый раз, когда бьют, когда оскорбляют или внушают чувство вины за то, что ребенок не оправдывает их чаяний и не желает становиться тем, кем мама с папой мечтали бы стать, но не стали. Каждый раз, когда «слишком устали», когда отмахиваются от вопросов и когда кричат, заставляя чувствовать внутреннюю пустоту. Эту раздутую социальную проблему можно вылечить простым разговором со своим ребенком. Выслушать, понять, вовремя заметить проблему, обратить внимание на его чувства и нужды, на его тревоги. И даже чертовым спецслужбам будет сложнее использовать вас в своих игрищах.  

Знаете ли вы, как проводит свое свободное время сын или дочь? Унижают ли ваших детей в школе? Чем живет ваш ребенок? Проводите ли вы с ним время вместе? Все ли вы знаете о суицидальном поведении? Почему вас не было рядом, когда ваша дочь нагнетала свою тоску грустными картинками из девчачьего паблика? Потому что именно вы должны были обнять ее и объяснить, что испытывать боль, грусть и даже иногда ярость – это нормально, и что все обязательно пройдет. Вы должны были объяснить ей про любовь и смерть, и про мальчиков, и про кибернасилие, и про безопасный секс, а потом должны были отвести ее на кухню и испечь вместе пирог или отправиться на рыбалку – тут уж кому что.

Детей убивает наша плебейская мораль и убеждение, что родители всегда правы, институт семьи – непогрешим, а в наших проблемах виноваты не мы, а злой и таинственный интернет, пятая власть, правительство, рептилоиды, мода и ГМО.  

Анна Голбан