«Театр может лучше заработать под другим вектором» , - директор русдрама Артем Свистун

Прочитали: 3426

На интервью к Артему Свистуну NikLife напросился сразу же, как только подошла к концу вся эпопея со сменой директора Николаевского академического художественного русского драматического театра. Чего только мы не наблюдали: словесные перепалки, депутатские баталии, показательные выступления актеров во главе с уже бывшим директором театра Николаем Кравченко в областном совете, митинги под зданием суда… Здание же русдрама с парадной стороны «обросло» сигнальными лентами и буквально рассыпается на глазах. А так как теперь со всем этим наследством придется справляться новому молодому и амбициозному руководителю, на накопившиеся вопросы и отвечать ему.

Артем Александрович встретил нас у кассы в выходной день, в хорошем настроении и с пакетом фруктов в руках.

свистун

NL: Случайность? Или специально замки сменили? – спрашиваем, увидев на входной двери объявление: «Новый замок. Старыми ключами не пользоваться».

А.С.: (смеется) Просто замок старый был, уже нужно было менять. А не все привыкли.

По темным и непривычно безлюдным коридорам уже на правах хозяина Артем повел гостей в еще не обжитый кабинет, хранящий даже энергетику и некоторые вещи от бывшего заседателя.

NL: Батюшка уже освятил новые «апартаменты»? 

А.С.: (смеется) Конечно! Это первое, что я сделал.

NL: Пока пустовато тут…

А.С.: Въехал я еще на выходных, но так как 24 часа в сутки занят другими более важными вопросами, еще не удалось тут привести все в порядок. Мне же так и не передали ни акты выполненных работ, ничего… Так что на повестке дня только работа. Девчонки, у меня для вас фрукты и сок.

NL: И это замечательно. Вообще, выглядишь отлично.

А.С.: Еще бы, минус 22 килограмма.

NL: Ого, ты за время событий в театре так похудел?

А.С.: И это тоже отразилось. Вот, бывает, в жизни человека происходят такие моменты…

Артем поставил на стол сок и коньячные бокалы.

А.С.: Или, может, коньяк?

NL: Нет, мы ведем здоровый образ жизни.

А.С.: Я тоже. Кстати, вот в последнее время через день тренировки. Спорт, правильное питание, перед новым годом я исключил алкоголь категорически, не воспринимаю его даже. Вот в компании говорят, давай создадим движение.

NL: Алкогольное?

А.С.: Ну да, да, говорят, давай, давай.

NL: Провоцируют?

А.С.: Немного, как бы за компанию. Но я даже символически отказываюсь. В лет так 35-36 у нас в жизни происходит переоценка ценностей. Это не то, что громкие фразы, а я действительно это испытал, вот это затягивание, полугодичное назначение: выжидание, давка, прессинг, ущемление в финансовых вопросах…. Это происходило очень жестко.

NL: Какие финансовые ущемления были?

А.С.: Ну если коллеги получали надбавки и премии, то я только голые ставки.

NL: Зато диета пошла на пользу.

А.С.: Ну тут даже не в питании дело, а в том, что я пережил стресс. Ты не можешь отвлечься от всего, ведь творческие люди очень восприимчивы. Но в один момент понимаешь, что кроме самого себя, тебе больше никто не поможет. Потому я начал абстрагироваться от многих вещей, ушел с головой в спорт, при чем сознательно. Придерживался поста. Я уверен, что всеми процессами движут силы высшие. Они направляют, ведь добро всегда должно победить… Даже назначение, которое стало финальной точкой, произошло в день моего рождения 27 апреля. Почему именно в этот день? Почему дата совпала? 

NL: Я думала, что это ты специально договорился.

А.С.: (смеется) Много было непонятных моментов: была официальная победа, была встреча с губернатором, были уже какие-то стремления и движения, а потом – затишье и затягивание процессов.

NL: Некоторое затишье наблюдалось и в работе театра. Со стороны показалось, что время, пока менялся руководитель, было упущено. Мы пока не говорим о внешнем виде здания, мы еще к этому вернемся. А вот то, что происходило на сцене театра….

А.С.: Я с вами абсолютно согласен. Программа, которая была мною написана, была расписана помесячно, поэтапно. Время же упущено. Сейчас я приступил к работе, и мне нужно аврально сделать, то что нужно было делать на протяжении полгода, а то и 15-20 лет. Но ведь все сразу охватить невозможно. Театр предназначен для людей, для громады в первую очередь. Соответственно, мы должны готовить качественный продукт. Новогодние сказки были организованы для детской аудитории, 1-ого марта состоялась премьера спектакля «Семья вурдалака», и то, на каких-то скандальных условиях, за пять дней до премьеры режиссера отстранили от работы над спектаклем, переделали ключевые сцены, в программках появилась фамилия нового постановщика... Сейчас этот спектакль не показывается по ряду причин, и одна из них – это судебное дело. Я считаю, что весь театральный сезон просто упущен. Потому что театр – это системная работа. Должен быть системный подход к решению всех вопросов: и административных, и технических, и творческих. Вот на данном этапе я не могу сделать одновременно 5-7 премьер и выпустить. Есть определенные правила, есть определенные творческие процессы и даже физический фактор, когда артисты одновременно не могут быть задействованы в нескольких спектаклях, только - параллельно. С их стороны происходит колоссальная работа: вжиться в образ, прожить на сцене жизнь того или иного героя, показать это зрителю. Поэтому я принял несколько решений. Первое – сохранить прекрасный климат в коллективе. К сожалению, многие работники театра настроены агрессивно, перессорились между собой, произошел раскол коллектива.  Так что главным было - снять внутренний накал. 28 апреля я был представлен коллективу в качестве директора-художественного руководителя,  до конца вечера должна была произойти передача акта, но этого не произошло. И художественным руководителем, который до меня выполнял эти функции, было сказано: «Мяч еще в игре». То есть уходить человек не хочет…  Много чего загонялось в тупики, для того, чтобы у следующего руководителя возникали большие сложности: юридические, административные, хозяйственные. Но ничего нереального нет. У меня есть виденье, у меня есть команда, я пригласил очень хорошего специалиста в качестве первого заместителя, это Ворона Николай Павлович. Он очень грамотный человек, толковый специалист, с административной точки зрения, с хозяйственной, по вопросам кадровой политики. Человек, который действительно пришел на помощь вовремя.  

Завершать театральный сезон мы будем большой постановкой «Дракон», в которой задействована вся трупа театра. Во время отпуска мы планируем сделать несколько хороших полноценных спектаклей. И я приоткрою творческую завесу: я хочу сделать летний театральный сезон во дворике театра, чтобы наши горожане могли приходить в летнее время в театр, зная, что каждые четверг, пятницу, субботу, воскресенье в летнем дворике что-то происходит. Это совместный проект филармонии, джаз-бэнда, студии латино-американских танцев и театра. Мы должны выполнять свою функцию и в летний период.

NL: Представления будут платные или бесплатные?

А.С.: В любом случае проведение таких мероприятий для театра – это обеспечение плана показателей по зрителю, это будет не большая плата, примерно 30 гривен будет стоить билет. Я думаю для горожан это вполне доступно.

NL: А билеты будут дорожать в театре?

А.С.: Ну если вы заговорили об экономике, то нужно признать, что мы сейчас наблюдаем  рост тарифов, но театр должен быть доступен каждому. Потому ценовая политика изменится не существенно. На благотворительной основе театр смогут посещать люди социально незащищенных категорий.

NL: Насколько сегодня театр рентабелен?

А.С.: Театр – это некоммерческий проект, никогда театр не ставил цель полного своего обеспечения, так как это сложный механизм. Необходимы дотации из бюджета, у нас это областной бюджет. А театр должен выдавать тот качественный продукт, который был бы универсален, современен, и зарабатывать на билетах для постановок. В последнее время часто общался с коллегами из Болгарии, у них есть такая система дотации, когда выделяется финансирование и на один заработанный лев выделяется два заработанных лева от государства. Театр нужно поддерживать. Театр – это храм души, когда человек приходит, чтобы отключится от внешних раздражительных факторов. Для молодежи театр – это процесс социализации, они здесь получают информацию о системе ценностей. И театр – это хорошо организованный вид досуга. Эстетическое и духовное восприятие мира, эмоциональное переживание, смех и слезы – все это очень важно для человека.

NL: Ну, вот в принципе, аренда зала – это же платная услуга, сколько сегодня это стоит?

А.С.:  Мне сложно сейчас ответить на этот вопрос потому, что, опять же, все должно быть аргументировано, по закону. Сейчас дана задача бухгалтерии провести экономические расчеты, для того, чтобы цена аренды зала была рентабельной. И очень важно, чтобы театр сохранял свой внешний вид как памятник архитектуры.

NL: Да, потому что сегодня вид очень плачевный.

А.С.: Сегодня лепка на фасаде театра может обвалиться в любой момент. Когда я приступил к своим обязанностям, первый вопрос у меня был к начальнику управления по вопросам культуры и охраны культурного наследия о том, почему столько времени в аварийном состоянии находится главный вход театра. Это угроза жизни людей, которые заходят в театр и проходят мимо него. Сегодня мы оградили вход и повесили табличку, люди должны видеть, что это опасная зона и ее необходимо обходить во избежание несчастных случаев. Уже создана комиссия, в которую вошли представители охраны культурного наследия города и области, которые вынесли свой вердикт, составляют соответствущие акты. А на ближайшей депутатской комиссии будет рассмотрен вопрос о выделении средств.

NL: Известна ли хоть примерная сумма, которая нужна?

А.С.: Это все просчитывается и пока не известно.

NL: Как профессионал, скажи, а может ли театр быть бизнесом?

А.С.: Если мы берем пример с европейских театров, то существование коммерческого театра имеет место быть. Но это редкие случаи. Все основные театры государственные и содержатся за счет территориальных громад. Я считаю, что театр не может быть коммерческим, он не может выполнять другую функцию кроме как быть театром. И основная задача, на мой взгляд, это сохранение бюджетного финансирования. Коммерция совсем не совместима с театром.

NL: Каких перемен зрителю стоит ожидать на сцене театра?

А.С.: Будет ряд изменений, основные из которых – это возобновление классического репертуара. Следующее направление – это открытие арт-центра, на котором будет организована малая сцена. Это будет своеобразная лаборатория для молодых режиссеров и актеров. Это будут спектакли, которые поднимут социальные проблемы. Для любителей интересных и острых форм также будет создан экспериментальный театр. Кроме того, одним из направлений будет создание совместных проектов. Вот сейчас у нас будет работать летняя международная театральная школа, куда приедут наши французские и литовские коллеги. Это будет центр драматического искусства, в котором наши зрители смогут посмотреть спектакли театра символизма, театра образности, комедии положений, комедии масок. Для города это будет тоже новое прочтение, когда на сцене будет звучать и французская, и русская, и украинская речь. Я, в принципе, всегда выступал за то, чтобы на сцене звучала речь на разных языках.

NL: А куда на гастроли ездит русский театр?

А.С.: Есть определенные договоренности. К сожалению, транспорт и дороги нам пока не позволяют активно гастролировать. У нас очень хорошие связи с театром в Кропивницком, они приезжали к нам на гастроли и мы к ним. Также есть очень хорошее взаимодействие с Полтавским театром. Нас ждут на фестивалях в Бресте, в Польше. Там любят наш город и постоянно спрашивают: «Когда же вы уже приедете и покажете искусство театров Николаева,  Украины?». Ведутся переговоры с Болгарией. Есть возможности, но это определенные финансовые затраты, проблемы с визовым режимом.

NL: А что касается привлечения внебюджетных средств, как-то будет над этим работать театр?

А.С.: Однозначно!  Это одна из таких составляющих, которая дает дополнительные средства на развитие театра. На сегодняшний момент это гранты, которые выиграны через управления молодежи и туризма, через общественные организации на уровне города Николаев. Центр развития «РУСАЛ» поддерживал нас на протяжении многих лет, у нас есть партнеры и меценаты, которые помогают развитию театрального искусства и готовы привлечь средства. Не стоит забывать, что театр работает и как туристический объект, в котором часто проходят фотосессии. Также в планах создание музейной комнаты, в которой будет наглядно продемонстрирована история развития нашего театра. Мало кто знает, например, что Макс Факторович, который работал в стенах нашего театра, в свое время иммигрировал в Америку и основал компанию по производству и продаже косметики Max Factor.

NL: А что будет с Центром «Русский мир» в театре?

А.С.: Я посмотрел документы, свое существование он прекратил  в 2016 году. В этом помещении будет располагаться арт-центр.

NL: То есть, вы с ними попрощались?

А.С.: Однозначно! Театр и территория театра должны быть для зрителя.

NL: А чего на сцене русского театра точно не будет?

А.С.: Первое, чего я не хочу, чтобы на сцене была эротика. Театр не должен опускаться  до уровня каких-то фактов демонстрации алкоголя, секса и не эстетических вопросов. Этого я никогда не допущу.

NL: Ты для себя определил, как долго будешь находиться на должности?

А.С.: Каждый человек должен ощущать тот момент, когда он выполнил свою миссию. Моя миссия служить театру и искусству. Это сознательное решение. Я 24 часа в сутки думаю о театре. Мне 36 лет, контракт со мной подписан на 5 лет. Всегда грамотный учитель ищет себе ученика, когда ученик превосходит учителя – это прекрасно. Я понимаю, что нужно двигаться вперед и театр может лучше заработать под другим вектором, под другим взглядом, я понимаю, что такое сегодня молодежный театр, также понимаю, что такое любительский и профессиональный театр. Мы всегда взаимодействуем. И мы знаем историю украинского театра, это были любители, корифеи, которые создали кружок, а в последующем стали профессиональной труппой.

NL: Я знаю, что уже было общение о сотрудничестве с украинским театром.

А.С.: Я разговаривал со всеми руководителями наших областных учреждений культуры и у нас уже начались  творческие сотрудничества.  Мы живем в одном городе, так давайте создавать эстетику культуры вместе. Мы, друг другу помогая, можем создать еще более качественный продукт.

NL: Какие корректировки в личную жизнь внесла работа?

А.С.: Время все расставляет на свои места. Проверка определенных моментов в личной жизни – это тоже проверка на то, кто самый близкий. Самые близкие – это родители, как бы сложно не было в жизни, в любой ситуации они поддерживали и поддерживают. Всегда немаловажна поддержка второй половинки, ты понимаешь, что у тебя есть тыл, семейный тыл, и ты чувствуешь заботу. И когда ты идешь на работу как на праздник, это совсем другое ощущение. Личное время полностью отдается служению театральному искусству.

NL: За эти пять лет, на которые у вас контракт, возможно ли осуществить все задуманное?

А.С.: Понятно, что охватить все невозможно, но я обязан это делать. Я директор и руководитель, и самое главное, что я определил для себя, я не должен принимать поспешных решений. Сейчас я получаю самую разнообразную информацию, пропускаю через себя, делаю анализ и ищу варианты решений. Это недолгий, но рациональный процесс. На данный момент я собираю команду людей, на которых могу положиться, и в перспективе рядом останутся только те люди, которые видят себя в развитии театрального искусства, готовы что-то делать для этого. Нужно жить завтрашним днем.

NL: Мы надеемся, что у тебя все получится, желаем удачи в этом творческом и нелегком пути.

А.С.: Спасибо большое.

Беседовали: Дарья Крапивина, Юлия Письменная