«В городе сохраняется антисемитизм»: интервью с раввином николаевской синагоги Шоломом Готтлибом

Прочитали: 4993

Шолом Готтлиб

Пятница, утро. Бегу по улице Шнеерсона не куда-нибудь, а прямиком в синагогу. Туда пригласили николаевских журналистов на встречу с главным раввином Николаева и Николаевской области Шоломом Готтлибом. 30 января в его жизни случится знаменательное событие – главному еврею Николаева исполнится 50 лет. По такому случаю он решился на сложный для себя шаг и рискнул дать интервью прессе. Сам он человек уж очень непубличный, в СМИ его имя мелькает только во время еврейских праздников, либо же Дня памяти жертв Холокоста…

При входе меня встречает николаевский журналист Игорь Пох. Как оказалось, он уже много лет сотрудничает с местной общиной, принимает участие в издании газеты. Сотрудники приглашают осмотреть зал синагоги – по всему периметру расставлены столы, похожие на учебные парты, а позади – внушительных размеров библиотека, ведь здесь, кроме богослужений, проходят и занятия евреев. В зале очень светло и, несмотря на присущую всем религиозным помещениям мистичность, весьма уютно.

В холле синагоги висит портрет человека, который для хасидов является знаковой фигурой, а для николаевских хасидов – исключительно знаменательной личностью. Это седьмой Любавический Ребе Менахем-Мендл Шнеерсон. Позже множество его фото обнаружу в кабинете раввина. Также в холле привлекает внимание большой стенд, где в фотографиях изображена деятельность всех еврейских общих нашей области.

После небольшой прогулки по синагоге журналистов приглашают к самому раввину. Рабочее место Шолома Готтлиба напоминает, скорее, профессорский кабинет: книги, книги, книги и разные неведомые интересности. Сам лидер николаевских евреев с первых минут покоряет своей скромностью, сдержанностью и аристократичностью. В ходе полуторачасовой беседы эти качества он только подчеркивает. В беседе с прессой раввин рассказал о том, как более 20 лет назад он попал в Николаев (не без участия самого Ребе Шнеерсона), поведал о работе религиозной еврейской общины и отметил антисемитские настроения в Николаеве.


 В зале синагоги стоят столы и стулья для учебы евреев

О жизненном пути раввина

— Я родился в Израиле, в Иерусалиме. Мои предки уже несколько поколений живут в Израиле. Школьный период я провел в самом Иерусалиме, а потом высшие учреждения были в городах Лод и в Кфар-Хабад. Когда мне исполнилось 19 лет, я уехал учиться в США. Там особое религиозное учебное учреждение при седьмом Любавичском Ребе – это наш земляк Менахем-Мендл Шнеерсон.

Ребе дал начало движению, которое назывались «Шлихут». В переводе с иврита – это «деятельность посланников». В результате, Шлихим (посланники) Ребе разъехались по всеми миру с целью стимулировать соблюдение заповедей евреями, которые не соблюдали их в должной мере до этого. Любой, кто выражает личное желание строить свою жизнь так, как он учил, выбирает себе какую-нибудь точку в мире, то место, где может быть полезным, создавать что-то новое и помогать людям. И если ты сам выбрал такой вид жизни, ты выбираешь определенное место и это станет твоим местом жизни навсегда.

После того, как я закончил учебу, женился. У моей супруги Дины было такое же желание поехать куда-то для воссоздания еврейской общины. Тогда мы написали письмо Любавичскому Ребе о том, что мы оба имеем желание поехать служить людям. Мы не знали, куда именно – в Израиль или в диаспору. Нам пришел ответ: выбирать место в диаспоре. Поскольку я несколько лет учился в США, я знал многих людей, которые предлагали мне остаться в Штатах, некоторые предлагали в Канаду уехать. В то же время, здесь (на территории Советского Союза, – прим. NikLife) началась Перестройка, появилось огромное поле для работы. И мы начали смотреть на города России, Беларуси, Украины. В итоге, мы выбрали украинский Николаев.

Николаев нам понравился из-за людей. Нас очень тепло встретили. Мы чувствовали, что это близкий нам город. И мы конечно учли тот факт, что здесь родился сам Любавичский Ребе, здесь раньше была масштабная еврейская жизнь. Вот так мы и приняли решение и 22 года назад приехали сюда в Николаев.

 Тора – Пятикнижие Моисея, священная книга иудеев и часть христианской Библии

О семье

— У нас с женой есть 10 детей: восемь мальчиков и две девочки. Самая младшая – девочка, ей шесть лет. Старший сын женился год назад, два месяца назад родилась внучка, они видят продолжение своей жизни в Николаеве. Наша жизнь очень связана с религиозной жизнью, в таком формате мы и воспитываем наших детей.

О Любавичском ребе Менахем-Мендл Шнеерсоне

— Все, кто учился у Ребе, меняют на 100% свое видение, понимание и устремления в жизни. Кроме того, что он духовный лидер, давал комментарии к Торе и Кабалле, во время учебы перед нами открывался человек, за чьим образом жизни мы могли наблюдать 24 часа. Ты видишь перед собой уже немолодого человека – ему тогда было за 90 лет. Мы видели, слышали, и наблюдали, что он живет исключительно ради других людей.

 Фото Менахем-Мендла Шнеерсона можно увидеть во многих местах синагоги

О первых годах жизни в Николаеве

— Поначалу самым сложным было то, что мы приехали в город, где не знали ни язык, ни людей. Но сердца здесь у людей были очень теплыми. Мы тогда начали с культурных программ для детей. Собрались группы деток. А когда участвуют дети, соответственно, с ними придут и родители. Тогда сразу же параллельно подумали, что можно делать со взрослыми. Когда есть родители, то бывает еще есть и дедушка с бабушкой. Начали заниматься параллельно с разными возрастами. И тогда мы поняли одну вещь – людям просто нужна материальная поддержка (90-е годы прошлого века сказались на материальном положении многих украинских граждан, – прим. NikLife).

Начали заниматься благотворительностью. Есть еврейские традиции, еврейская жизнь, но кроме духовной жизни нужно, чтобы была и материальная жизнь. Мы тогда совместно с американским еврейским объединенным распределительным комитетом «Joint» создали благотворительный фонд «Хесед-Менахем». Поначалу мы ориентировались на пожилых людей, но позже стали помогать многим другим...

Что такое синагога?

— Синагога, в переводе с иврита, – дом собраний. Здесь собираются люди, здесь они учатся, празднуют, общаются, разные мероприятия проводят. Это не только место для молитвы. Можно сказать, синагога – это инициатор всех сфер жизни евреев. Здесь начинается физическое и духовное воспитание с малых лет, а потом – и молодежи, и взрослых, и стариков.

Чем конкретно занимается еврейская община города?

— На сегодняшний день, сфера деятельности нашей общины включает в себя детский сад, еврейскую школу, несколько программ для молодежи. Мы очень плотно занимаемся с ветеранами Второй мировой войны – регулярно и постоянно, а не только на 9-е мая. Приезжаем к ним домой. Есть старики, которые уже не могут подняться с кровати. А наши посещения поднимают их моральные силы.

Мы когда-то посещали пожилую женщину. Она была инвалид без ноги, сидела в кресле-каталке. И когда дети рассказали, что они учатся в еврейской школе, она спросила, знают ли они какие-то пасхальные песни. Они начали петь песню, а она тоже знала ее с самого детства. Танцевать она не может уже, но начала так сильно крутиться на кресле, что не могла успокоится. (смеется) И это все дает очень много сил человеку. И тому, кто пришел помочь, и тому, кому пришли помочь. Я думаю, это важная цель нашей жизни – дать каждому то, что в наших возможностях.

 Все-таки и этому учатся по книгам…

О здании первой синагоги

На углу улиц Спасской и Шнеерсона находится здание старой городской синагоги, в нескольких десятках метров от нынешней синагоги. Старая синагога была одним из первых зданий в истории Николаева, но сейчас ее вид оставляет желать лучшего...

 Здание первой синагоги Николаева (современный вид)

— Было время, когда мы почти начали работы по реставрации. Но в то время наступил экономический кризис и у спонсоров, которые вначале проявляли свою инициативу, стала очень сложной ситуация с финансами. Недавно нашлись новые люди, у которых есть желание восстановить это здание, и у нас есть большая надежда, что в будущем его восстановят. Ведь это важно и для нашей общины, и для города в целом. Спонсоры не местные – иностранцы. Но я уверен, что, когда начнется движение, местные евреи тоже начнут присоединяться. Сейчас это здание находится на балансе еврейской общины.

А раньше в Николаеве было очень много синагог. Только на этой улице (Шнеерсона) от Адмиральской до Центрального проспекта было пять синагог!

Хоральная синагога в НиколаевеОдно из красивейших зданий, которое в последствии было уничтожено – Хоральная синагога, располагалось на современной улице Фалеевской

О местах массовых расстрелов евреев

В Николаевской области во времена Второй мировой войны погибло огромное количество евреев. Только в селе Богдановка, Доманевского района были расстреляны свыше 54 тысяч мирных жителей еврейской национальности...

— Это один из вопросов, которым мы регулярно занимаемся. Только на территории области было 19 мест массовых расстрелов евреев. В таких местах где-то памятники установлены, где-то таблички. Мы регулярно посещаем эти места вместе с детьми. Важно помнить, не забывать об этих страшных временах. Об этом все должны знать! Не дай Бог такому повториться.

К сожалению, не так давно умер Мирон Яковлевич Эндельштейн - активнейший участник общины, можно сказать, легендарный. У него все родственники здесь погибли, их расстреляли. Он жил этой памятью, ходил по властям, рассказывал детям об этих временах...

Сколько человек в еврейской общине Николаева?

— Вообще, это тысячи людей. Регулярно связь с нами держат несколько сотен людей, но, когда дело касается праздников – это тысячи людей. Не все они приходят сюда, в синагогу. Но тем не менее, в праздники места здесь не хватает – одна из важных причин, почему нам нужно расширяться.

Кто такие хасиды?

— Хасидизм был создан в Украине 300 лет тому назад. Был известный еврейский лидер Баал-Шем-Тов. Раньше религиозный еврейский народ разделялся на знатоков Торы и, скажем так, всех остальных. Так вот главная идея хасидизма: неважно, насколько хорошо человек знает Тору, главное – что в его сердце.

Наша религиозная община относится к хасидскому движению под названием «Хабад» (перевод аббревиатуры с иврита «мудрость, понимание, знание»). Есть то, что объединяет всех хасидов. Это Тора и заповеди Бога. Нет разных трактований, они едины. А разные течения возникли, потому что после разрушения Храма (в 70 году н.э. римские войска разрушили Второй храм в Иерусалиме – священное место всех евреев, – прим. NikLife) евреи находятся в разных уголках мира. В каждой стране, где бы они не жили, евреи создавали общины, и чтобы укрепить их, они принимали дополнительные обычаи, в зависимости от сложностей, которые у них были. Эти новые правила отличают одни общины от других общин.

Хасиды еще отличаются от других евреев своим отношением к праздникам. Хасиды все вместе поют, танцуют, веселятся. Скажем так: это более живое, эмоциональное движение. Не просто сели за стол, выпили чай и сказали: «Ну, за Хануку!». Хасиды встанут, возьмутся за плечи и начнут танцевать и петь. Они так выражают свои эмоции.

Шолом ГоттлибРаввин Шолом Готтлиб держит в руках шофар – духовой музыкальный инструмент, в который трубят во время различных еврейских праздников

 Десять заповедей на иврите

О еврейских праздниках

— Все традиционные еврейские праздники наполнены смыслом. То есть, это не просто праздник ради праздника. Они обязательно связаны с определенным событием. Например, Песах – это не Пасха. Песах – это день, когда празднуется выход евреев из египетского плена.

Почему мацу принято есть в Песах? Маца – это тонкая, запеченая лепешка из пресной муки и воды, там ничего больше нет. Это символ того, чем питались люди, которые тогда бродили по пустыне, Моисей их водил 40 лет.

В период этого праздника у нас сегодня есть все: булочки, хлеб... Но, несмотря на это, мы не трогаем такую еду. Это закон, данный евреям.

Может ли нееврей стать членом еврейской религиозной общины?

— Конечно, может. Но это не очень легкий путь... Потому что в иудаизме нет никакого стремления уговаривать кого-то стать евреем. Не существует такой заповеди вообще. У евреев есть свои традиции. Если человек решается на Гиюр (процесс обращения нееврея в иудаизм. Гиюр может пройти только человек, который действительно и всей душой хочет войти в эту веру и принять на себя исполнение заповедей Торы, – прим. NikLife), то он должен соблюдать все законы и заповеди, и тогда он также принимает Царство Всевышнее. А это большое обязательство и масса ограничений. Я родился в такой семье, поэтому для меня это легко.

Существует очень много заповедей, которые мы обязаны исполнять. Представьте себе, что в субботу (Шаббат) мы ни к чему не прикасаемся, не включаем, не выключаем: ни электричество, ни огонь, ни телефон, ни газ, ни радио, ни телевизор, ни машину. То, что нам нужно для Шаббата, допустим, еда, мы готовим все заранее и в пятницу оставляем это на субботу.

Если кто-то приходит и скажет, что хочет стать иудеем – не вопрос, но это сулит большие изменения в жизни. И к этому надо готовиться.

Об антисемитизме в Николаеве

— В разное время по-разному в городе к нам относятся. Бывает, что эти проявления активизируются, есть время, когда их значительно меньше. Но я считаю, что в городе сохраняется антисемитизм. Не скажу, что мы каждый день сталкиваемся с таким, но все же... Это все зависит от воспитания таких людей, их окружения. Сейчас время в целом спокойное, но при этом соответствующие органы постоянно держат с нами связь.

  Религиозные молодые евреи вовсе не прочь устроить себе «дикую тусовку» и даже найти джунгли в Николаеве

Юрий Ягольник