«Просто не можу цього не робити»: история николаевского военнослужащего, который увозит котов с войны

Прочитали: 4068

Воин Вооруженных Сил Украины из Николаева Сергей Гончаров cледует особой миссии. Он вывозит и устраивает в новые семьи котов с войны на Востоке Украины. Его историю опубликовал Тиждень.

До военных действий на Востоке Украины у Сергея была едва ли не самым мирная профессия: он рисовал мультфильмы. Работал художником в украинском-французской фирме, которая была филиалом знаменитой студии Довженко, куда он тоже иногда ездил рисовать. Так было до того, как в дом, где парень жил с родителями, принесли повестку в августе 2015 года, когда началась шестая волна мобилизации. И, казалось бы, где рисования мультфильмов, а где армия? Однако решение идти служить зрело уже давно.

«Я хотів піти добровільно ще з початку війни, але мої батьки так відмовляли мене, що боявся, аби їм не стало зовсім зле від мого рішення. Батько навіть намагався приховати повістку: відчуття старих людей можна зрозуміти. Але коли вже є офіційний папір, тут не посперечаєшся. Так я вперше одягнув камуфляж, бо до цього не служив», — розповідає Сергій.

Пройдя обучение в Широком Лане, он был отправлен во взвод материально-технического обеспечения 53-й бригады, где бойцы занимались ремонтом техники, который можно делать на месте, не отправляя в стационарные ремонтные бригады. Или транспортировкой техники с передовой, если привести ее в порядок на линии фронта невозможно. Первым местом службы художника стало Очеретино, где в 2015-м боевых столкновений было не так уж и много. О своих первых шагах в качестве военнослужащего Сергей рассказывает без лишнего геройства, хотя понятно, что уклад его жизни по сравнению с довоенным изменился кардинально.

«А чого героїзувати, це ж просто мій чоловічий обов’язок — допомагати захищати країну, як можеш. Ми ж не піхота, тому на самій передовій були не постійно. Та й уже взимку поїхали на ротацію. Хоч умови життя на полігоні були не найкращі: коли ставили намети, ще був сніг, а як почало танути, то натуральне болото... Ідеться саме про той випадок, коли військові зробили марш-кидок до прокуратури, щоб привернути увагу до цього питання. Але ми з хлопцями тоді вчинили по-іншому: коли багнюка ще була рідкою, вигребли її відрами. Тому в нашому наметі навіть ходити вдавалося без проблем. А там, де залишили, як було, то буквально по коліно»... Ось ця риса — просто робити щось самотужки, навіть у невеликих масштабах — одна з тих, які рухають майже всі процеси в житті Сергія. І події навколо нього теж.

Более полугода, до конца срока мобилизации, Сергей со своей бригадой провел под Торецким. А потом он подписал контракт, оставшись в составе 108-го горно-штурмового батальона, который подчинили уже другой бригаде. «Справа ще не закінчена, тому чому я повинний повертатися додому?» – снова без лишней патетики отмахивается он от вопросов, хотя признается, что большинство его собратьев демобилизовались. А уж как военный-контрактник он попал под Попасную, собственно, где и началась странная для многих миссия по спасению братьев наших меньших.

«Цей кіт жив із нами в окопах. Поруч не було житла, тільки ліс та бліндажі. Коли я приїхав на службу, він уже став там місцевим мешканцем. Ніхто не знав, звідки: може, хтось приніс ще кошеням, щоби бавитися, а може, сам приблудився. Знаєте, на війні все, як у мирному житті, якщо по-чесному, а не для красивої картинки: хтось підгодовує, а хтось б’є чи навіть відстрілює. Мені стало дуже шкода цього «партизана», у якого навіть імені не було. І я вирішив його врятувати», — розповідає Сергій.

Получив очередной отпуск, он загрузил того кота в свой рюкзак и поехал поездом домой, но через Харьков. Там уже его ждали девушки-волонтеры, которые были готовы заняться дальнейшей судьбой усатого «участника боевых действий». Через некоторое время откликнулась семья из Киева, и кот с блиндажей из-под Попасной стал столичным жителем. А потом нашелся дом для еще одного пушистого беженца, его по просьбе Сергея взял на передержку за деньги житель Попасной. А уже через месяц сказал: «Я кота не віддам, бо дуже класний виявився мисливець». Затем еще две кошки, о которых один строгий дядя сказал: «Не уберешь - убью». Поэтому пришлось спасать. Одна из них, толстушка Буся, которую сначала назвали Мира с пожеланием войны, уже нашла дом в семье переселенцев-волонтеров в Харькове. А пятнистая кошечка, которую назвали Лаки – в Одессе, где она «укотовила» и выкармливает маленьких сирот. Другая - Атошка - еще ищет будущих владельцев, но уже находится в безопасности в Харькове. Сергей отслеживает судьбу своих подопечных и очень радуется, когда у них все хорошо. Шаг за шагом отрабатывался целый механизм спасения животных с линии фронта, Сергей реализует в свободное время и за свой счет. Теперь коты-переселенцы ездят в специальных переносках, потому что армейские рюкзаки не слишком приспособлены для кошачьего «снаряжения». А в прифронтовых городах и поселках он оплачивал временное пребывание и социализацию животных у местных жителей. Затем нашлась женщина-пенсионерка, которая теперь помогает котам дождаться отпуска Сергея даже бесплатно. Сейчас очередная партия ждет отправки на «большую землю». А он сожалеет, что почти не может помочь собакам, потому перевозить их гораздо сложнее. Рассказывает, что спасать кошек обычной окраски очень трудно: все хотят породу или необычный цвет. Потому наша жизнь такова, что классных котов много, а людей, которые были бы хорошими владельцами, гораздо меньше.

«Хтось каже, що я дурний, бо кому ця вся купа котів треба, щоб на них витрачати свій час і гроші. А хтось, навпаки, підтримує, тому що розуміє цінність будь-якого життя. Наприклад, нещодавно мій колишній командир, із яким ми пройшли багато чого, написав: «Респект, Валерійовичу!». Але я не дуже афішую таке своє «хобі». І мені байдуже, що хтось вважає мене дивним. Просто не можу цього не робити», — зізнається Сергій.

Он не планирует останавливаться, поэтому есть надежда, что несколько десятков брошенных на произвол судьбы животных будут спасены. Хотя, найдется людей, которые не пожалеют эпитетов, чтобы высмеять тех, кто кажется им странным. «Краще б дітям (старим, інвалідам) допомагав!» – это со всех сторон. Или, например, представляете, как быть вегетарианцем в армии? А Сергей чувствует это на себе, но надеется, что когда-то и этот вопрос, как и многие другие, будет решен в нашем войске с достоинством, по стандартам НАТО. А вообще он ожидает, что в стране изменится отношение к тем, кто слаб и беззащитен. Парень говорит, что вряд ли можно отделять доброту по тому, кого она касается, - человека или животного. А из собственного опыта может добавить, что очень часто те, кто агрессивно указывает, кому именно надо помогать, к сожалению, не делают этого вообще.