Массовые аресты и разрушения домов: Николаевщина на карте воспоминаний очевидцев Голодомора

Прочитали: 372

Администратор украинской Википедии Александр Иванов создал интерактивную карту воспоминаний очевидцев Голодомора. Сейчас карта содержит уже сотни отметок, а среди них насчитывается и несколько историй жителей Николаевщины. По ее данным, NikLife публикует воспоминания представителей Николаевской области, переживших период геноцида украинского народа, а также описания событий 30-ых годов в области из публикаций в сети.

Из материалов в СМИ, касающихся Голодомора в Николаевской области, для создания карты пошли видео-комментарии очевидцев, архивные фото, а также научные публикации, которые упоминают о рубежах военнослужащих, методе «спецпогреба» для не имеющих хлеба людей, разрушениях домов и массовых арестах.


Общие сведения по Николаевской области (Арбузинский, Первомайский, Врадиевский районы)

Наиболее полным образом в найденных сведениях описывается положение вещей тех времен в Арбузинском районе Николаевской области. Основаны они на документах так называемого «дела Речицкого». Однако, в них есть и упоминания о Первомайском и Врадиевских районах. Анатолий Речицкий, бывший кандидат в члены ЦК КП(б)У, по профессии «литератор» и переводчик, был заключен по обвинению в участии в мифической «фашистской контрреволюционной националистической Украинской военной организации» (УВО). В десяти томах «дела Речицкого» насчитываются более 40 свидетельств о фактах массовых арестов, избиений, изнасилований, разрушения домов, массовых штрафов, конфискации всего имущества и всего продовольствия у тех, кто был или не в состоянии заплатить огромный штраф, или у кого нашли «скрытый хлеб».

 Члены хлебозаготовительной бригады в с. Ново-Красное Арбузинского района. Ноябрь 1932 — январь 1933 годов.

«Значительное количество жалоб крестьян в сельсовета, правления колхозов по изъятию всего продовольствия, о том, что изъятые вещи (одежда, белье, одеяла, сапоги, шинели) не были описаны, но растягивались членами так называемых «железных бригад». [...] Иванченко, рабочий, член одной из многочисленных заготовительных бригад (в ходе следствия выяснилось, что в районе работали десятки уполномоченных партийно-советских структур районного, областного, республиканского уровня) утверждал: «После того, как я раскрыл 4 ямы у одного середняка, я привел его в сельсовет. Речицкий стал его бить и при этом кричал: «Ты знаешь о том, сволочь, что за сокрытие хлеба тебя расстреляют? Тот ответил: «Мне все равно, скоро все сдохнем голодной смертью». Этот свидетель подробно описал 3 основных формы искажений, вел Речицкий и его «команда»:

– метод «спецпогреба», куда сажали людей, в хозяйствах которых не могли найти хлеб. После двух или трехдневной «обработки» все хлеб сдавали. По словам Речицкого, «спецпогреб давал блестящие результаты»;

– перевозка неплательщиков или несдающих хлеба по улицам в бочках: «В Лысой Горе (Первомайский район) этот метод применяли в базарный день – везли в бочке женщину, она от стыда спряталась и закрылась так, что лицо ее невозможно было увидеть, сзади ехали подводы с хлебом, шло много людей, вокруг лозунги, надписи «Такой-то скрыл столько-то хлеба». Или заставляли крестьян, скрывали хлеб, становиться на подводы и обращаться ко всему народу, что, мол, мы такие-то саботируем хлебозаготовки »;

– разрушение домов. Например, в Ново-Павловке (Врадиевский район) у крестьянина И. Битько, которой болел туберкулезом, требовали хлеб. Часть он вывез, но полтора мешка нашли в соломе. Этот хлеб вывезла жена. Несмотря на это, дом развалили», – пишут в издании «Новый город».

 Осенью 1932 года продотряды отбирали зерно и продовольствие в селе Ново-Красное Арбузинского района

 Руководитель РПК Геков с конфискованым зерном в селе Ново-Красное, Арбузинский район. Ноябрь 1932 года


Среди тех, кто помогал другим выжить во время Голодомора, были местные руководители, педагоги, врачи и многодетные матери. Издание «Тиждень» в этом контексте вспомнил о главе колхоза во Владимировке и враче в Березнеговатом.

Павел Ефремов, село Владимировка (Казанковский район). Он возглавлял колхоз «Путь бедняка» в селе Владимировка на Николаевщине. Для помощи крестьянам, которые голодали, в конце 1932 года организовал выдачу зерна. 2 января 1933-го был арестован. Следователи обвиняли его в том, что доказывал нереальность плана хлебозаготовок. Постановлением Особого совещания при коллегии ГПУ УССР от 15 января 1933 года приговорен к 10 годам ГУЛАГа.

Иван Картава, село Березнеговатое (Березнеговатский район). Работал врачом в Березнеговатской больнице на Николаевщине. Спас от голодной смерти Акулину Черевань (Гринченко). Увидев восьмилетнюю девочку, истощенную и с опухшими от голода ногами, положил в больницу и кормил. Также помог выжить другим больным, продолжая им пребывание в больнице, где предоставлялось питание. Делился со больными продуктами с собственного пайка.

 Иван Картава


В свое время «Радио Свобода» также собрало истории о Голодоморе 1932-33 годов. Люди cо всех регионов Украины и из-за рубежа, потомки тех, кому удалось выжить во время большевистского террора голодом, рассказывали услышанное от своих родных. Среди этих историй Николаевщины касалось следующее: 

Ольга Мартыненко, Вознесенск:  «Ми не цінуємо, того, що є зараз… Моя бабуся народилась в заможній, працьовитій родині. Однак забрали і худобу, і сільськогосподарське обладнання, винищили виноградники. Навіть будинок зробили спочатку сільрадою, а потім лікарнею. Брати померли від голоду, а бабця вижила, згодом будинок повернули, але в корівнику таки зробили клуб. Пам’ятаю, як бабуся протягом життя кожну крихточку хліба підбирала».

Лина Мартынова: «На Миколаївщині довкола сіл стояли кордони військових, які не випускали помираючих людей. Могли пройти тільки діти до 14 років. Так врятувався мій дідусь. В Росії на Поволжі теж був голод, але рідня з самарського села вільно поїхала до Владивостоку і там вижила. У цьому різниця. Українцям не давали можливості вижити».


Кроме того, проект «Голодомор українців» публиковал видео-воспоминания Татьяны Гудзь из города Вознесенска.

Татьяна родилась 14 сентября 1923 в городе Вознесенск Николаевской области. Так она описывает, как власть обыскала и конфисковала продукты из дома ее семьи. «Три чоловіки та дві жінки з палками, пробивають землю в пошуках, що ми сховали. Мій тато питає: «Що ви шукаєте? Ви ліпше йдіть, щоб нічого не сталося. Вони ж вигребли навіть там, де миші позаносили остатки пшениці, жита. Усе вигребли с хати, нічого не залишилося».

Как известно, в этом году исполнилась 85-й годовщина Голодомора. По этому случаю, николаевцы проследовали траурным шествием от Кафедрального собора до Памятного знака жертвам голодомора в Украине, зажгли свечи и возложили цветы к мемориальному комплексу. Также, в центре Николаева собрались студенты Украинской академии лидерства, чтобы провести эмоциональный перформанс и предложить прохожим то, что приходилось есть нашим предкам во времена голода – суп из коры, желудей и шишек. Кроме того, они попадали на землю.