«У нас есть женщины мягкие, но слабых нет», - жена николаевского нардепа

Прочитали: 3029

ы

Лариса Мамчур, жена народного депутата от "БПП" Юлия Мамчура, бывшего командира 204-й Севастопольской бригады тактической авиации, которую передислоцировали в Николаев, рассказала, как познакомилась с мужем, а также вспомнила подробности анексии Крыма, будучи очевидцем событий трехлетней давности.

Об этом она рассказала в интервью порталу Realist.online.

Аэродром Бельбек под Севастополем был одним из первых мест, где появились «зеленые человечки». Они захватили часть аэропорта 28 февраля. А мы первые три дня вообще не могли понять, что происходит. Включаешь телевизор, а там никакой информации: Крым поет, Майдан собирает Вече, Россия завершает Олимпиаду. У тех, кто нас блокирует, никаких опознавательных знаков. Под воротами стоит то одна «самооборона», то другая, то третья. Когда наконец поняли, что РФ нас захватывает, практически все наши женщины пришли защищать полк. Пришли и стали рядом с мужьями: «Если умирать — то вместе. Пусть стреляют и в нас».

Было страшно, было реально страшно. Представьте, подъезжает грузовик, полностью загруженный военными в балаклавах, бронежилетах. Все вооружены до зубов, у всех кавказский акцент. Понятно, что они едут тебя захватывать, а журналисты только нагнетают страх: «Девочки, уйдите, они будут стрелять, им все равно». А куда уходить?

Пытались ли мужья отправить нас в безопасное место? Нас отправишь! У кого маленькие дети — те уехали. Остальные были до последнего, до штурма. Помните, наши ребята пошли без оружия, лишь с флагом Украины и знаменем части на «зеленых человечков», блокировавших наши самолеты? После этого один из журналистов восхищался, рассказывая нам: «У вас такие смелые мужчины. На такое решились». А один из наших военных услышал, и так тихонько говорит: «Знали бы вы, как мы наших жен боимся». Шутки шутками, но я хочу сказать вот что: у наших летчиков разные жены, есть добрые, есть мягкие, но слабых — нет.

и

Когда мы уже переехали из Крыма в Николаев, многие парни просились в АТО, на передовую. И было много женщин, которые и тогда говорили: «Я с тобой», писали рапорты, просили отправить их вместе с мужьями. Не пустили.

Один душ на 33 души

Я никогда не думала, что выйду замуж за военного. В конце 80-х отношение было к ним не самое лучшее, считалось, что там много пьяниц. Но когда я познакомилась с Юлием, я по-другому посмотрела на людей в форме. Это верные, неглупые люди. В армии у 90% есть высшее образование. Военные — они более ответственные, у них чувство долга не только перед Родиной, но и перед семьей. На них больше можно положиться. Другое дело, что муж то на дежурстве, то в наряде. Он — подчиненный человек, его вызвали, он ушел и его может неделями не быть дома. Все ложиться на плечи женщины. Быт, дети, все вопросы.

в

Раньше было проще, было служебное жилье. В доме жили только военные, и они друг друга как-то поддерживали. После выхода из Крыма мы жили всем скопом в казарме, в ужасных условиях. Электричество слабое. Если в одних комнатах включили чайники, то другие сидят без света. Один душ на 33 человека и 2−3 умывальника. И стоят перед ними утром все в порядке живой очереди. Если уступать старшим по званию, некоторые останутся немытыми. Жили ужасно, но дружно. Если у одной мамы ребенок упал, то вторая к нему подбежит и, при необходимости, в больницу отвезет, а третья — из школы старших детей заберет. Единственные, кому было хорошо — дети. Толпами бегали по коридорам, им никогда не было скучно.

Сейчас начали платить компенсацию для съемного жилья. В чем-то стало проще. Но с другой стороны, — война. Сейчас жены военных очень редко видят своих мужей. Даже если полк не воюет, он находиться в боевой готовности. В любую минуту могут отправить на фронт, и все это понимают.

Наша дочь замужем за военным. Ждем, когда и его отправят в АТО. Тяжело. Это все очень тяжело. И остановить войну мы не в силах. Не мы ее начали.

ф

ч