Татьяна Казакова: «Я изначально победила в этой жизни, потому что родилась женщиной»

Прочитали: 1972

Насколько сегодня женщины играют большую роль в общественно-политической жизни? Как часто они составляют конкуренцию мужчинам, занимая высокопоставленные должности, достигая успехов в науке, бизнесе, медицине, искусстве и других немаловажных сферах деятельности? Мужчины и женщины уже давно стоят на одной ступени в достижениях и правах. Во всяком случае, так происходит в большинстве демократических и развитых стран мира. И потому, когда секретарем Николаевского городского совета стала Татьяна Казакова - это был пусть не закономерный, но очевидный процесс. Пока еще сложно сказать, на какие еще вершины заведет жизненный путь эту сильную личность, но первую ступень в «Рейтинге влиятельности среди николаевских женщин»  Татьяна Викторовна уже заняла.

Получив результаты рейтинга, мы поспешили узнать больше о его лидере. Татьяна Казакова по мнению многих экспертов сейчас воплощает образ не только сильной и красивой женщины, но и мощной политической фигуры с четким понимаем того, чем она занимается. Придя немного заранее, мы не обнаружили собеседницу на рабочем месте, а из помещения, которое раньше было кабинетом ее предшественников, доносился гомон очередной депутатской комиссии. Секретарь появилась точно в назначенное время и мы приступили к более близкому знакомству. В ходе теплого и непринужденного общения чиновница поделилась с нами своими принципами и жизненными уроками.

NL: В рейтинге влиятельности, который мы составляли, эксперты отдали вам первое место. Считаете ли вы себя влиятельным человеком?

Т.К.: Влиятельность человека зависит от его уровня. Мне сложно ответить однозначно, потому что во власти я никогда не была и отношусь к этому абсолютно спокойно. Я как человек не изменилась, но теперь могу влиять на определенные процессы.

NL: Вы считаете, что влиятельным человека делает власть?

Т.К.: В обществе так принято считать.

NL: Кого вы считаете влиятельной из женщин Николаева?

Т.К.: Никого не считаю такой. У меня очень высокие критерии для этого.

NL: Какие, например? Объясните.

Т.К.: Могу объяснить это так: когда ты берешь какое-то дело и доводишь его до конца, при этом не ломаешься психологически на пути и выходишь чистым, не меняя своих принципов. Для меня в моей депутатской деятельности это очень важно. Когда я шла сюда (в городской совет - прим. NL), мне сказали, что я поменяюсь. Я ответила, что останусь сама собой. Я хочу остаться человеком с теми принципами, которые у меня есть внутри.

Я с большим уважением отношусь к Валентине Бондаренко. Она принципиальный человек, всегда отстаивает свою позицию. Наверное, можно назвать ее влиятельной женщиной в каких-то отдельных вопросах.

Что касается ситуации в целом, то я не вижу в нашей области сильных и влиятельных женщин. Не хочу никого обижать: английских королев среди нас нет.  Я вижу лишь сильных, влиятельных мужчин, которых таковыми сделали их сильные матери и преподаватели. Так что в данном случае я бы обратила внимание на тех женщин, которые помогают воспитывать сильных мужчин. Для меня эти люди играют большее значение, чем женщины-политики. Руководствуясь такими критериями, я могу сказать, что в городе очень много сильных женщин. Ведь самое главное влияние – это правильно воспитывать детей и быть опорой сильным мужчинам. Так ты получаешь двойное влияние. Мужчина создан в этой жизни реализовывать большие проекты. Очень часто женщина, которая находится рядом, психологически влияет на мужчину и помогает ему осуществить или не осуществить тот или иной проект. Важно, какая женщина находится рядом с сильным мужчиной.

Понимаете, я же никогда не была чиновником и у меня другой психотип. Я вышла из бизнеса. Бизнес всегда находится внизу – он всегда защищается, а власть всегда давит и забирает, и при этом мало что дает.

NL: Пожалуй, в нашем обществе сегодня распределение ролей сохранилось в традиционном виде: женщина занимается бытом и «кухней», мужчина зарабатывает.

Т.К.: Я всегда зарабатывала деньги сама, так у меня жизнь сложилась. Это – не плохо и не хорошо, просто так получилось. Хотя, наверное, тоже не против побыть на кухне, но уже, наверное, не могу. Я очень уважаю тех женщин, которые остаются дома и воспитывают детей, и перед ними преклоняю колени. Я так не могу. Я выбрала более легкий путь в своей жизни. Работать – это гораздо легче, чем быть дома и заниматься семьей.

NL: А что повлияло на ваш выбор в пользу работы и сформировало такой характер?

Т.К.: Наверное, семья и обстоятельства.

NL: То есть, вас с детства учили тому, что женщина должна сама зарабатывать и достигать своих целей?

Т.К.: В первую очередь, мне было сказано следующее: «Ты должна получить образование». Была поставлена задача. Я закончила здесь школу №22, и меня готовили к поступлению в Институт стран Азии и Африки. Была сильная подготовка. Единственное, что в то время, когда я поступала, у меня не приняли документы из-за николаевской прописки. Я поступила в Московский текстильный институт на кафедру автоматики и электроники, я занималась робототехникой. У нас была закрытая группа, достаточно сложная, экспериментальная, потому что, все потом по окончанию уходили, так сказать, в «закрытые ящики» (закрытые предприятия - прим. NL). Мне на третьем курсе единственной предложили остаться в аспирантуре. Несмотря на то, что конкуренция была очень большая, мне сказали, что можно попробовать, и тогда я задумалась, бороться или не бороться. Я выбрала путь борьбы, все получилось. Я поступила в аспирантуру и точно так же быстро ее и бросила.

NL: Почему бросили?

Т.К.: Мне стало неинтересно в самореализации. Моим научным руководителем была женщина, которой я восхищалась. Она делала собственную карьеру и преподавала одновременно в Массачусетском технологическом институте на сербском языке. Она по семейным обстоятельствам покинула наш институт и преподаватель, который собирался у меня в аспирантуре быть руководителем, для меня оказался слабым и неинтересным. Потому я бросила.

NL: Говорят, что рядом с сильной женщиной всегда стоит сильный мужчина. Если это так, то кто в вашей жизни является таковым?

Т.К.: На мой взгляд, это неверное утверждение. В моей жизни встречались и есть сильные мужчины, но хочу сказать только одно - сильному мужчине нужна слабая женщина.

NL: Слабой вы не являетесь уж точно.

Т.К.: Я то, может, и являюсь слабой женщиной, но жизнь заставила не быть таковой.   Просто жизнь так складывается у многих женщин, что «повесив» на себя  очень большую ответственность, ты не всегда можешь заниматься своей личной жизнью. Сильная женщина – это внешняя визуализация независимой личности, но любая сильная женщина хочет быть слабой с любимым человеком и семьей. Поэтому сила женщины – в своих чувствах, принципах, самореализации и слабости. И определить сильного мужчину по внешнему «оперению» нельзя.  Настоящие мужчины определяются поступками, а не внешними атрибутами власти и финансовым благополучием.  Хотя сильных мужчин в мире, на самом деле, очень много. И они жаждут слабых и беззащитных женщин. Я просто рекомендую всем открывать глаза и смотреть.

NL: Кстати, о вашей личной жизни мало что известно.

Т.К.: Это ведь хорошо. Когда мне задают вопросы о личной жизни, я всегда говорю о том, что  я люблю и я любима. Этого достаточно.  Кроме того, у меня два сына, четыре плеча, которые всегда ждут, готовы помочь, если надо, поспорят со мной.

NL: В работе они дают вам советы?

Т.К.: В нынешней нет. Это я на их жизнь влияю. Хочу, чтобы они были настоящими мужчинами, они должны заботится о своей семье. Наверное, это передалось от моих родителей мне – семейные ценности у меня стоят на первом месте.

NL: Мы наблюдаем за вами с тех пор, как вы впервые баллотировались в депутаты. Примерно с того времени вы стали очень активной фигурой в местной политике. Зачем вам нужна эта общественная нагрузка?

Т.К.: В тот момент я просто решила испытать себя – могу, не могу, доверят ли  мне люди или нет. Я хотела быть депутатом, я попробовала, у меня все получилось. Я знаю, что я защищаю свой 46-й округ, я защищаю своих горожан. И буду зубами вгрызаться в те проблемы, с которыми сталкиваются горожане. Что-то получается, что-то не получается.

Для меня важно следующее: я знаю, чего хочу, и четко наметила планы реализации себя как человека и я их  осуществлю. И мне было необходимо понять,  что будет  в этой стране, будет ли в этом городе развиваться бизнес и как? Может ли активная общественность влиять на те условия, которые мы предоставляем для бизнеса, для жизни, для молодежи и так далее? Я хотела понять эту «кухню», и я ее поняла.

NL: Оказалось вкусно?

Т.К.: Нет. «Кухня» такая же, как и качество пищи, которую я готовлю.

NL: Не верю, что вы плохо готовите!

Т.К.: Да, я плохо готовлю. Просто когда ты по 12-14 часов каждый день работаешь, то нужно для чего-то одного выделять время. У меня этого не получилось.

NL: Вы говорили о планах. На какой максимальной высокой должности или посту вы себя видите в будущем?

Т.К.: Во власти? Я не ставлю себе целей, я случайно здесь. Может кто-то и не верит, но я здесь случайно оказалась.

NL: Мало кто признает, что он здесь оказался случайно.

Т.К.: Я оказалась на этой должности случайно. На должность секретаря я не собиралась. Так сложились карты – люди доверили, депутаты доверили, руководство города на меня смотрит нормально. Смотрит как на человека, который держит свое слово, у которого есть определенный опыт, у которого есть определенные принципы, он может вести какие-то дела от начала до конца.

К власти я отношусь спокойно и равнодушно. Почему? Во-первых, «испытания медными трубами» мне даются очень легко. Во-вторых, какие вы мне погоны не наденете, я останусь сама собой по одной простой причине - я изначально победила в этой жизни, потому что родилась женщиной.

NL: Какие аргументы, помимо доверия, повлияли на то, что вы согласились прийти на эту должность?

Т.К.: Очень просто – «надо поработать». Нужно. В детстве мне мама постоянно говорила: «нужно, нужно, нужно…». Нужно быть такой, нужно сделать это, нужно встать и пойти, нужно… И это слово «нужно» я очень сильно не люблю. Но оно заставляет меня подниматься и идти. Но я же не вечно буду на этой должности. До выборов, до осени, до весны – как скажут. Завтра депутатам не понравится, как я работаю, они соберутся и скажут: «Татьяна, все хорошо, но тут и тут проколы. Мы принимаем решение, давай кто-то другой будет работать». Это нормально.

NL: Какие основные задачи вы поставили для себя, находясь на этой должности?

Т.К.: Дело в том, что все секретари разные. Каждый ставит свою задачу. Я смотрю на совет аппарата – это механизм, который должен работать, как швейцарские часы. Все вопросы, с которыми обращаются, должны быть рассмотрены. Сначала через комиссии, потом, если находится решение, то через сессию. Должна быть качественная работа чиновников. И депутат не всегда бывает идеален. В принципе, городу выгодно сопротивление депутатов и чиновников, но это не должно доходить до войны. Даже когда идет борьба, все равно из этого общения депутатов и чиновников должен выходить какой-то продукт. Это услуга, это осуществление требований, которые есть у горожан. Работа совета аппарата  еще и  в том, чтобы преодолевать сопротивление чиновников, и в рамках нашего законодательства находить решения. Это кроме основной функции .

NL: По какому принципу вы будете набирать кадры?

Т.К.: Мы объявим конкурс. Планируем принять на работу где-то десять человек. Я столкнулась с подлогом документов. Документы где-то теряются, ставятся не те подписи и так далее. А такого не должно быть, все должно быть чистоплотно и точно такой же идеальный документ должен пойти на сессию – бумажка к бумажке. Если я человека заподозрю, что он где-то «химичит », то для меня на этом человеке будет стоять крест. Это принципиально. Я буду воспитывать в лице сотрудников будущих руководителей других отделов. Мне не нужны статисты, мне нужны думающие молодые люди, которые хотят дальше развиваться. Может, мы не предложим большую зарплату, но мы предложим опыт. Я считаю, что и перспективы всегда есть.

NL: Вы говорили о депутатах. Могли бы ли вы дать качественную оценку составу депутатского корпуса, которые есть сейчас?

Т.К.: Не могу и не хочу, потому что это единственный депутатский корпус, где я была. Я неплохо уже разбираюсь в людях, но давать оценку им в публичную плоскость  - не мой стиль.

NL: В любом случае, впечатление уже сложилось. Например, кто как работает.

Т.К.: Я пришла от партии БПП, но сейчас стала на должность секретаря, а потому отвечаю за всех депутатов и работаю для всех депутатов. Это семья. Плохие они или хорошие, но это семья, где есть все. Я ни плохое, ни хорошее не скажу ни о ком. Это моя позиция, я не буду никого ругать и кого-то выделять. Я отношусь к этому достаточно мудро - нет хороших, нет плохих.

NL: А как часто вы общаетесь с мэром?

Т.К.: Могу каждый день, могу какое-то время не общаться, если он в командировке или я загружена.

NL: Вы позволяете себе ему что-то советовать?

Т.К.: Конечно, но меня надо еще выдержать.

NL: Он прислушивается к вашим советам?

Т.К.: Прислушивается когда считает нужным. Не обязательно ему это выполнять, тут уже другой вопрос. Но лучше я это скажу, если я считаю нужным, а он обладает большей информацией, чтобы принимать решение. Я вижу решения, исходя из своего объема информации, а он видит решения, исходя из большего объема информации. Поэтому решение за ним. Он же мэр, он же голова.

NL: Сложно с ним находить общий язык?

Т.К.: Абсолютно легко.

NL: Конфликтные ситуации часто возникают?

Т.К.: Это вы о последнем случае (смеется)? Ну это происходит из-за  того, что действительно бывает мало общения. Дело в том, что не будет кабинет никогда играть роли. Я хочу делать аппарат рады, как дом для всех депутатов. Лучше пусть они здесь ругаются, решают вопросы, находят общий язык с чиновниками. Поэтому тот конфликт был на эмоциональной почве. Я же могу сохранить за собой право время от времени быть эмоциональной. Иногда «внутренняя» женщина должна же прорываться.

NL: Если бы так случилось, что вы решили баллотироваться на мэрское кресло на следующих выборах, например. Как вы считаете, смогли бы вы составить достойную конкуренцию Сенкевичу?

Т.К.: Давайте поставим все точки над «і», как говорится. Когда были выборы мэра, фракция БПП принимала решение, кого выдвигать на мэра. И мне предлагали. Я отказалась по одной простой причине. Я считаю, что в это тяжелое время, в котором живет страна, мэром должен быть мужчина. Это моя точка зрения. Другое дело, я считаю, что чем больше мудрых женщин находится возле мэра, тем более продуктивные  принимаются решения.

NL: Как повлияла эта должность на вашу жизнь?

Т.К.: Я стала менее свободной, и это мне не нравится. В бизнесе все гораздо проще. Я была ответственной и такой же ответственной осталась, но в бизнесе свобода принятия решения гораздо выше, чем здесь. Здесь у меня есть обязательства работать, но у меня ни перед кем нет обязательств что-то конкретное сделать, что-то выполнить  или соответствовать какому-то образу. У меня свободный полет, и я такая по натуре. Я пришла такой и такой же свободной уйду.

NL: А что касается партии и свободы?

Т.К.: В партии есть определенные требования, но я держу свою позицию. Свободная женщина наиболее продуктивна в работе. Но в то же время свободная женщина – это очень плохо. Нам нельзя давать сильно больших обязательств, мы их сами возьмем. Вот в чем дело...

Интервью плавно перешло в дружескую беседу за чашечкой уже остывшего, но все еще вкусного кофе, и спустя час встречи NikLife все-таки пришлось отпустить Татьяну Казакову в еще не совсем знакомую ей, но такую манящую пучину политических страстей.

 

Беседовали: Дарья Крапивина, Юлия Письменная