Пожилые японки садятся в тюрьму, спасаясь от одиночества

Прочитали: 574

В одной из самых развитых стран мира, Японии, с ее самым старым населением в мире (27,3 % граждан этой страны старше 65 лет), пришлось иметь дело с неожиданным вызовом — старческой преступностью, при этом чаще всего женской. Каждая пятая из заключенных японок — пенсионного возраста. Обычно это преступления незначительной тяжести: 9 из 10 пожилых женщин осуждены за магазинные кражи, пишет Нож.

С изменениями в законодательстве, с 1980 по 2015 год число живущих в одиночестве пенсионеров выросло более чем в шесть раз — почти до 6 миллионов. Проведенный в 2017-м правительством опрос обнаружил, что более половины пойманных на краже пожилых людей живут одни; 40 % либо не имеют семьи, либо редко общаются с родными. Часто эти люди говорят, что, когда им нужна помощь, обратиться не к кому. Женщины, которые имеют свой дом чувствуют ноющее чувство одиночества и отсутствие места, куда пойти.

«У них может быть дом. Может быть семья. Но это не значит, что это место, где они ощущают себя как дома. Они чувствуют, что их не понимают. Что к ним относятся исключительно как к человеку, который отвечает за домашние дела»,— рассказывает Юми Муранака, начальница женской тюрьмы в Ивакуни.

Кроме того, пожилые женщины часто уязвимы в экономическом смысле: почти половина женщин возраста 65 и старше, которые живут одни, также живут в бедности — относительно остального населения (мужчин таких, для сравнения, 29 %).

«Муж мой умер в прошлом году. Детей у нас не было, потому я осталась совсем одна. Вышла в супермаркет за овощами и увидела пакет говядины. Мне захотелось мяса, но я подумала, что будет накладно. И просто взяла его», рассказывала одна заключенная.

В 2016 году парламент Японии принял закон, направленный на то, чтобы пожилые рецидивисты получали поддержку от систем соцобеспечения и социальной помощи.

С тех пор прокуратура и тюрьмы сотрудничают с правительственными ведомствами с целью предоставить пожилым правонарушителям поддержку, в которой они нуждаются. Однако проблемы, которые вынудили этих женщин искать относительный покой и утешение в тюрьме, лежат вне пределов досягаемости системы.

Госпожа Ф., 89 лет (Воровала рис, клубнику, лекарство от простуды. Второй срок, приговорена к полутора годам. Есть дочь и внук.)

«Я жила одна на пособие. До этого жила с семьей дочери и тратила все свои сбережения на обслуживание агрессивного и жестокого зятя», - поделилась женщина.

Госпожа А., 67 лет (Первый срок, приговорена к двум годам и трем месяцам. Есть муж, два сына и три внука)

«Я воровала более 20 раз, всегда одежду — недорогую, чаще всего на уличных распродажах. Не то чтобы я нуждалась в деньгах. На первой краже меня не поймали. Я поняла, что могу получить то, что хочу, не платя за это, и это мне пришлось по душе, было забавно и волнующе. Муж меня поддерживает. Регулярно пишет письма. Сыновья сердиты, и внуки не в курсе, что я здесь. Думают, что в больнице», - рассказала она.

Госпожа К., 74 года (Воровала кока-колу, апельсиновый сок. Третий срок, приговор неизвестен. Есть муж и дочь)

«Я жила на пособие, это было тяжело. После освобождения мне придется жить на тысячу йен (9 долларов) в день. Мне не к чему стремиться на воле», - отметила женщина.

Госпожа О., 78 лет (Воровала энергетические напитки, кофе, чай, рисовый шарик, манго. Третий срок, приговорена к году и пяти месяцам. Есть дочь и внук.)

«Тюрьма для меня — это оазис, место для расслабления и отдыха. Здесь я не свободна, но и беспокоиться мне тут не о чем. Есть с кем пообщаться. Трижды в день нас сытно кормят. Дочь навещает раз в месяц. Говорит: «Я тебе не сочувствую. Ты жалкая». Думаю, она права», - признала заключенная.

Отметим, что NikLife пообщался с николаевскими бездомными, узна различные причины по которым люди оказались в такой ситуации и как с этим справляются.