Изобретение русского инженера стало визитной карточкой американского флота

Прочитали: 7816

Удачным примером безнаказанного промышленного шпионажа в начале прошлого века стали гиперболоидные мачты русского инженера Владимира Шухова, которые без согласия изобретателя случайным образом стали визитной карточкой американского флота.

Как известно, творение инженера уже больше ста лет украшает Николаев. А с недавних пор  водонапорная гиперболоидная башня еще и стала объектом первых в городе «коммунальных экскурсий».

Владимир Шухов запатентовал свои «гиперболические» конструкции еще в 1896 году. А уже через четыре года получил золотую медаль за свои изобретения на Всемирной выставке в Париже. Но идеи русского инженера подсмотрели американские проектировщики и конструктора, а затем без спроса использовали их для своего мощного флота. Сам же Шухов не получил от США ни копейки!

Линкор «Император Павел I», спущенный на воду в 1907 году, стал первым в мире кораблем, оборудованным гиперболоидными мачтами Шухова

Через 7 лет после спуска на воду верхние части решетчатых мачт кораблей срезали. На броненосце «Андрей Первозванный» их срезали ниже дымовых труб 

Американские кораблестроители поняли, какое значение для военно-морского флота могут иметь башни Шухова, отличающиеся высокой устойчивостью и прочностью, легкостью и, главное, большой живучестью при попадании в них артиллерийских снарядов. В результате сетчатые гиперболоиды, которые в Соединенных Штатах с 1906 года начинают устанавливать на кораблях, получают известность под названием «американских».

Шуховские мачты стали визитной карточкой американского флота

При этом неповоротливость царских чиновников из военно-морского ведомства приводит к тому, что шуховские мачты начинают применять на русских броненосцах лишь с 1907 года. Так, после русско-японской войны в российском флоте такие конструкции высотой 24 метра установили лишь на двух линейных кораблях «Император Павел I» и «Андрей Первозванный». Однако, принято считать, что линкор «Император Павел I», спущенный на воду в 1907 году, фактически стал первым в мире кораблем, оборудованным гиперболоидными многосекционными стальными сетчатыми мачтами.

Линкор Moreno, 1915 г.

Поперечное сечение мачт представляло собой эллипс, а сами конструкции были выполнены из труб, постепенно уменьшающихся диаметре. Замена традиционных цельных мачт на ажурные гиперболоидные башни позволяла снизить сопротивление воздуха при движении судов, сделать корабли менее заметными для неприятеля на большом расстоянии, а также снизить ущерб повреждений элемента мачт при ведении боевых действий.

Но из-за неправильных расчетов, долгостроя и постоянной модернизации «шуховки» вибрировали сильнее допустимого. Поэтому уникальные конструкции так и не прижились в России. На практике выяснилось, что высокие решетчатые мачты существенно повышали дальность обнаружения броненосцев этого типа, служили надежным признаком их идентификации и прекрасным ориентиром для дальномеров противника. Кроме того вибрация мачт на больших скоростях затрудняла работу дальномерщиков и сигнальщиков. В связи с этим 16 августа 1914 года «шуховки» были спилены и заменены на мачты обычного типа. Осенью верхние части решетчатых мачт броненосца «Император Павел I» срезали на уровне дымовых труб и заменили легкими стеньгами с реем. На броненосце «Андрей Первозванный» их срезали несколько ниже дымовых труб.

Напротив, в США воспользовались новинкой сполна – такие мачты стали «фирменным знаком» американских корабелов вплоть до 1942 года. Первыми «шуховскими американцами» стали линейные корабли типа «Michigan». Все они получили наиболее рациональную компоновку ору­дий главного калибра: четыре двухорудийные башни линейно-возвышенно размещались в носовой и кормовой частях корпуса. Постепенно все страны мира приняли именно такую схему.

В 1918 году шуховскую мачту американского крейсера Michigan повредило ветром

Гиперболоидные мачты линкора «Западная Вирджиния» (BB-48), Пёрл Харбор, 1941

После русско-японской войны стало ясно, что дис­танция боя резко увеличилась. Появилась необходимостью размещения большого объема наблюдательных и дальномерных приборов на большой высоте от палубы, снижения уязвимости в бою и увеличения амортизации ударов от отдачи собственных, очень мощных, орудий. Поэтому посты управления артиллерийским огнем с их оптическими и рас­четными приборами американцы подняли выше над палубой благодаря знаменитым решетчатым шуховским мачтам, которые стали отличи­тельной чертой заокеанских дредноутов почти на тридцать лет.

Линкор Rivadavia, 1914 г.

Опыты по­казали, что сбить подобную конструкцию артиллерий­скими снарядами весьма затруднительно. Но то, что не удалось сделать снарядам, совершил океанский шторм в январе 1918 года. Он буквально свернул што­пором и превратил в груду металлолома переднюю мачту «Michigan». Впрочем, этот случай оказался единственным.

Однако вибрация решетчатых мачт делала практически невозможной использование хрупких и точных приборов управления огнем на пол­ном ходу. В итоге американцы в начале 40-х годов полностью заменили свои ажурные башни на треноги британского типа, склепанные из толстых труб.

Аргентинский линейный корабль Rivadavia на верфи Fore River. 1912


Фото: u-96.livejournal.com, lord-k.livejournal.com

Евгений Гомонюк