Почему Горький в Николаеве соленым стал?

Прочитали: 4127

Годы «хождения по Руси» для известного русского писателя-дауншифтера Максима Горького оказались крайне болезненными. Путешествуя без денег в кармане, тот батрачил, рыбачил и даже добывал соль на николаевской земле, где «гостеприимные» озверевшие мужики вдоволь поиздевались над заезжим казачком с москальским акцентом.

Памятник писателю в с. Кандыбино и мемориальная доска на стене Николаевской горбольнице №1

Память о роковой встрече мастера слова с нерадивым мужем из села Кандыбино до сих пор висит в мраморе на стене самой старой городской больницы. По иронии судьбы здешняя красавица чуть не стала причиной смерти молодого писателя, который получил «люлей» от ее озлобленного супруга. Горький был жестоко избит и выброшен в грязь у придорожных кустов. А затем весь ободранный, как бы сказал современник «бомжацкого вида», был подобран и доставлен в Николаев шарманщиком, ехавшим с сельской ярмарки.

Но не менее грустная николаевская история, связанная с известным автором и оформленная в коротком беспощадно правдивом рассказе «На соли», даже не вошла в собрание его сочинений, не говоря уже об увековечивании тех горьких событий.

После больницы Горький подался на соленые промыслы возле современного села Рыбаковка

Оправившись от ран и синяков, молодой путешественник снова попадает под горячую руку николаевских босяков, но уже на соляных промыслах вблизи села Рыбаковка. Эти люди унизили и надругались над «чужаком», который просто хотел заработать. О том, как все произошло, Горький написал не поскупившись на изыски местной брани и простонародной речи.

«Первый, — седой, здоровый старик…ничего не слыхал и, не сделав ни движения в мою сторону, прошёл мимо. Второй, — русый молодой парень…зло посмотрел на меня и скорчил мне рожу, крепко ругнув вдобавок. Третий, — очевидно, грек…выразил сожаление о том, что у него заняты руки и что он не может поздороваться своим кулаком с моим носом…Четвёртый насмешливо крикнул во всё горло: "Здравствуй, стеклянные зенки!" и сделал попытку лягнуть меня ногой. Этот приём был как раз тем, что в культурном обществе, если не ошибаюсь, называется "нелюбезным приёмом", и этого никогда не случалось со мной в такой резкой форме», - с переживанием описывает автор свое первое знакомство с местными работягами.

«А ты, кацапе, мабудь вареники істи до соли прiйшов?» - встречали странника другие труженики.

Соленое озеро Тузла раньше было настоящей каторгой

Где батрачили беглые крестьяне и изгнанники

Но сегодня оно привлекает отдыхающих и туристов своими солеными грязями

Но желание заработать не остановило его. Максим Горький был настойчив и непоколебим даже после того, как был обозван «чертом» и «кикиморой», обделен обедом и послан «к свиньям на хутор».

«Я, выбрал тачку, стал в ряд и пошёл за солью, чувствуя, как какое-то неопределённое, тяжёлое чувство давит меня, не позволяя мне заговорить с товарищами по работе. На всех физиономиях…выражалось глухое, пока ещё скрываемое раздражение. Все были измучены и обозлены на солнце, беспощадно сжигавшее кожу, на доски, колебавшиеся под колёсами тачек, на "рапу"… Эта злоба была видна по косым взглядам друг на друга, по забористым, ядовитым ругательствам, изредка вырывавшимся из воспалённых жаждою глоток. На меня никто не обращал внимания. Только входя в квадрат и расходясь с тачками по крестообразно разложенным доскам к кучкам соли, я почувствовал удар по ноге сзади и, обернувшись, получил прямо в лицо злое восклицание» - пишет литератор.

Именно здесь над "кацапом" Горьким поиздевались местные хохляцкие босяки, которые прозвали его "кикиморой" и даже завязали с ним драку

В итоге батраки проделали с чужаком злую выходку, из-за чего тот поранил свои руки и едва не ввязался в драку. Молодой горе-труженик ничего не получил за свою работу и в итоге обиженный ушел ни с чем обратно в рыбацкий курень, который сегодня называется Рыбаковка.

«Крики, хохот и свист летели мне в лицо со всех сторон, везде я видел злые, торжествующие рожи. С кладки доносилась циничная ругань кладчика, но никто не обращал на неё внимания, — все были заняты мной. Я смотрел кругом тупо и бессмысленно и чувствовал, как внутри меня всё сильнее вскипает обида, желание мести и ненависти к этим людям. А они, собравшись толпой против меня, сыпали насмешки и ругательства. Мне страстно, до боли страстно захотелось оскорбить и унизить их» - вспоминает Горький своих обидчиков.

История об этом случае впоследствии вылилась в автобиографический рассказ "На соли"

В рассказе «На соли», русский писатель изобразил редкий по нынешним временам вид старого забытого промысла. Эпицентром тех событий стало известное грязе-солевое озеро Тузлы, уникальное по своим лечебным свойствам. Здесь в конце XIX века тогда еще Алексей Пешков от безденежья был вынужден возить шестнадцатипудовые тачки с солью, став посмешищем в глазах наемников, и испытав на себе все прелести бешенства людей, доведенных до полного отупения на палящей солнцем каторге.

Вплоть до 1914 года здесь производилась выволочка соли, которую выпаривали под воздействием солнечных лучей. Это позже были придуманы специальные водоподъемные машины с винтовым валом, который вместе с водой подавал на берег кристаллы соли. А до активного применения всех этих механизмов тут использовали исключительно лошадиный и человеческий труд.

Евгений Гомонюк