В начале ХХ века Варваровка была любимым местом тусовки богатых одесситов и николаевцев

Прочитали: 3675

В начале ХХ век российская империя представляла собой узел противоречий. Необходимость развития страны было невозможно реализовать в условиях удаленности территорий, которыми сложно было управлять. Противоречия существовали повсюду: в социально-экономической области, между крестьянством и господами, между центром и народами империи.

В политической сфере - между властью и гражданским обществом, которое только зарождалось. Все эти противоречия вышли на поверхность после поражения России в войне с Японией. Произошла революция 1905. Чтобы хоть как-то успокоить народ, направить его энергию в спокойное русло, власть стала уделять много внимания культурным мероприятиям. По городам открывались театры, цирковые площадки, купальни, сады отдыха. Николаев не стал исключением.

Народные развлечения в городе координировала специально созданная Комиссия. Был создан «Комитет попечительства о народной трезвости» и открыто два сада трезвости. Один из них находился на Военном рынке, второй - вблизи Спасского холма, неподалеку яхт-клуба.

Вновь «Общество трудовой помощи» устраивало забавы в садах в сопровождении оркестра духовой музыки Прагского полка. Здесь собирали помощь для приюта.

Общество «Просвита» организовывало украинские гуляния. Последние пользовались большим спросом, ведь многие окружающие населенные пункты состояли из выходцев из Полтавской, Киевской, Черниговской губерний (Варваровка, Баловное, Федоровка, Березнеговатое, Висунск, Калиновка, Гурьевка, Лиманы). Сады украшались в украинском стиле, здесь ставили несколько курень, в которых посетителям предлагали орехи, семечки, печенье и другие десерты. Девушки в национальных костюмах встречали гостей.

В частном театре Шеффера давались представления заезжих актеров. Собственной труппы не было. Время от времени с гастролями приезжала опереточная группа лилипутов. Они представляли одно-двоактные оперетки и отличались необычными голосами. Тем же Шеффером на улице Малой Морской, угол Таврической, было возведено здание цирка. Здесь не раз выступал одесский клоун Танте. Николаев посещали различные труппы с дрессированными зверями. На арене можно было увидеть интригующее противостояние змеи и зайца. В перерывах пони катали маленьких детей. Однажды в город на пароходе привезли четырех слонов. И когда их вели из порта в центр, слоны освободились от оков и начали безобразничать. Это произошло в переулке «А». Они ломали дворовые ворота и пробивали себе дорогу через огороды по направлению к улице Левадовской. Продержав в страхе окружающих жителей несколько часов, слоны успокоились.

Особая активность наблюдалась в городе с наступлением весны. В яхт-клубе устраивались гонки на байдарках. На Царской пристани стоял плавучий электрический театр «Энергия», в котором демонстрировались картины, была представлена программа варьете, выступали артисты-трансформисты.

На той же Царской пристани общество любителей природы организовывало различные экскурсии. Отсюда на бензомоторном катере «Флирт» можно было отправиться на осмотр береговой линии между Малой и Большой Коренихой. Издалека было видно черный густой дым с высокой трубы катера. В городе по тем временам можно было услышать такой разговор:

- Папа, папа, смотри - негры идут!

- Детка, это не негры. Это - пассажиры парохода «Флирт» возвращаются с прогулки.

Билет на катер стоил 15 коп., а вернуться с Коренихи к Каботажной гавани можно было на лодке за 5 коп. Для детей каждый час устраивались поездки тем же катером со Спасская к «дальним» Лескам. Там можно было даже купаться, но только тем детям, кто имел письменное разрешение от родителей. Взрослым также нравился этот уголок города. Здесь играл венский оркестр под управлением солиста-скрипача Шульберга.

У Варваровского моста каждое воскресенье собирались группы для пешеходной экскурсии в саду Ламберта, который находился на южной окраине Варваровки. Для осмотра бугских порогов к Вознесенску можно было отправиться с нижней части бульвара.

В самом Бульваре также часто организовывали народные гуляния. С нетерпением каждый год горожане ждали «Сорочинской ярмарки». Его устраивало также общество «Просвита». Хотя вход и был платным, и на бульваре «яблоку негде было упасть». При входе посетителей встречал крепкий бюст Гоголя на высоком постаменте. Он был украшен флагами, цветами, орнаментами украинской вышивки. На площади у иллюзиона раскинулась сама ярмарка. Так называемая «корчма» изображала большую деревянную избу, составленную из театральных декораций - здесь молодежь в праздничном наряде продавала вареники, пирожки, колбасы.

В «шалашах» можно было купить конфеты, сладости, а также гончарные изделия полтавских кустарей. У повозок стояли козы, лошади, овцы, коровы, волы, свиньи. Время от времени молодежь на запряженных телегах изображала народную свадьбу. Было интересно наблюдать сцены возвращения украинцев с жатвы. Между тем хор на эстраде пел «Славу Гоголю». Средства, собранные с билетов, тратились на благотворительность.

Театрально-развлекательный бум мотивировал николаевских предпринимателей придумывать и реализовывать новые идеи. Так, купец Фридрих Бишлер, откупив у графа Ламберта старый парк в Варваровке, устроил там роскошный уголок отдыха. На берегу Южного Буга он построил 2-этажный ресторан с открытыми верандами, просторными залами, отдельными кабинетами.

Если Сады трезвости, купальни в Лесках и праздники на Бульваре посещали, в основном, представители малоимущего контингента, то в Варваровку отправлялись лица, способные потратить на всякие развлечения значительно большие суммы. Здесь бывали и мэр Баптизманский, и гласный Леонтович, и командир порта Перелишин и даже духовники.

С нижней набережной бульвара на другой берег Буга ежедневно с утра до трех часов ночи катер выполнял 15 рейсов. Посетить «Парк Бишлера» хотело все больше и больше желающих. В отдельные дни число перевезенных составляло до трех тысяч человек. Когда выяснилось, что катер не справляется с наплывом гостей, Бишлер приобрел собственный пароход на 360 мест. Для этого ему пришлось срочно продать свою усадьбу Добра Балка неподалеку Новополтавки. На продажу также были выставлены 125 племенных лошадей петровского завода, 60 коров украинской и венгерской пород, 10 чистокровных быков, 200 рабочих волов, 30 йоркширских свиней и др.

В Варваровке на эстраде выступали капеллы, мандолинисты, куплетисты. С обеих сторон ресторана в некогда заброшенном липовом парке «разбили» сквер, в раковине часто играл оркестр 37-го флотского экипажа.

В концертном зале Парка Бишлера ежедневно проходили концерты музыкальной капеллы из 10-15 исполнителей. Публику веселили цыгане, выступали исполнитель русских песен Кларин, несравнимый тенор Медведев, танцовщицы сестры Запорожченко. Зрителей приводили в восторг пение и танцы актеров в украинских национальных костюмах. Ежедневно гостям предлагалась новая программа. На сцене можно было увидеть известную актрису Фишкинд, малолетнего музыканта-виртуоза Костю.

Идея все больше захватывала амбициозного предпринимателя. В 1907 открылась сцена театра «Яръ». Бишлер даже мечтал создать программу варьете. О существовании «Парка Бишлера» скоро знал не только каждый николаевец, слухи распространились и в Одессе, и в других городах. Несмотря на тяжелую фактически грунтовую трассу, одесситы-автомобилисты делали сюда марш-броски, конечным пунктом которых была Варваровка. Стоит ли говорить, что Николаев в те годы не знал другого транспорта, кроме гужевого.

Ко всему этому, тогда действовало решение николаевской управы, которое запрещало автомобилям переезжать наплавной мост «горячим способом» - разрешалось перетаскивать их с помощью лошадей или вручную. Но это автомобилистов не огорчало - они и не спешили преодолевать Варваровский мост, а охотно следовали в «Парк Бишлера», где была прекрасная кухня. Кухней руководил прославленный первоклассный повар с красноречивой фамилией - Короп. Здесь можно было попробовать фрикасе из дикой куропатки. Подавали перепелов, начиненных куриной печенью. Каждое утро местные рыбаки несли мимо гостей на кухню свежевыловленную рыбу. Издалека казалось, что это идут люди с коронами сзади - а на самом деле за их спинами торчали из мешков судаки, щуки. В меню постоянно присутствовали блюда из рыбы. Ресторан был обеспечен разнообразными винами, терпким медом. Заказать соответствующий «столик» на любой вкус стоило 0,50 - 1,75 руб.

Николаев развивался. Николаев разрастался. Николаев работал. Николаев развлекался. Все это было, действовало до начала Первой мировой войны. Затем наступили суровые времена ...

Программы культурного отдыха в городе перестали бушевать. Плавсредства были национализированы и стали работать в народном хозяйстве. Сады трезвости получили новые статусы. «Парк Бишлера» посещать стало некому - публика разъехалась. Деревья парка «ушли» на отопление домов местных жителей. На берегу Южного Буга открыли двухэтажную районную больницу.

Ну а дороги еще с тех времен уже были плохими ... Разбитыми ... никудышный...

По материалам: bazar.nikolaev.ua

Александр Лагошняк