Забытый Богом «остров» Аляуды: все, что осталось от итальянской деревни

Прочитали: 10852

Одно из наименее посещаемых николаевцами мест в городе и для подавляющего их большинства абсолютно неизведанное – полуостров Аляуды, уже давно стал «островом» для самих местных жителей, которые живут практически в изоляции.

NikLife первый раз здесь оказался еще весной, когда все только начинало пробуждаться от зимней спячки. Второй раз нога завела нас сюда жарким летом. Получилась не только экскурсия, но и разговор с «островитянами», как сами себя с иронией кличут местные.

Фамильный склеп Алиауди на городском некрополе

Здесь ощущаешь, как время остановилось. Да и проблемы у людей остались все те же. Очень часто из-за нежелания самих взять в руки веник или лопату. Молодых здесь мало, подавляющее большинство жильцов микрорайона на шесть домишек – люди пенсионного возраста.

- Это Богом забытый район. Можно сказать центр Николаева, но он никому не нужен. Молодежи здесь почти нет. Очень много стариков умерло, квартиры их пустуют, а дети живут в городе. В основном остались одни старушки и несколько семей с маленькими детьми. Вот, две старенькие съехались, живут вместе, помогают друг другу. Мы хотим, чтобы местные власти хоть немного обращали на нас внимание. Я 53 года живу здесь. Дорога, вы видели сами, какая. Вот у меня мама участник войны. За все время участковый врач ни разу сюда не приехал, - жалуется Лариса Медведенко.

Женщина сравнила Аляуды с забытым Богом местом, где люди изоляриваны, как на острове

Еще недавно сердцем этого клочка суши в центре города была специальная школа-интернат. После ее ликвидации у местных буквально опустились руки, поэтому вспоминают о ней с нескрываемой ностальгией. Она для них была и источником света, и местом работы, и признаком цивилизации, который хоть как-то заставлял обращать внимание местных властей на Аляуды. Но сегодня новую жизнь в полуостров пытаются вдохнуть «черные береты», которые перебрались сюда из Крыма.

- Здесь нет природного газа. Когда здесь была спецшкола, она была нашим ЖЭКом. Мы платили сюда за свет и за воду, за канализацию и за отопление. Раньше здесь была вода (показывает на ржавую водоколонку) и все могли попить водички. Но когда появились счетчики, раньше же школа за воду платила, то мы ее отключили. Еще с мусором решаем вопрос, у нас тут целая свалка уже давно образовалась. Понемногу все выгребаем, сжигаем и так наведем порядок, - с оптимизмом рассказывает жительница.

Среди оставшихся много стариков

Некоторые из них воспитывались в детдоме, где была усадьба итальянца, владельца хутора, а сегодня тут живут целыми семьями


Она надеется, что ситуация в конце концов сдвинется с места. И на пустынном полуострове снова начнется полноценная жизнь. А пока дополнительный заработок ей и другим пенсионеркам приносят морпехи, которые могут за пару гривен купить у женщин бутерброд с чаем или тарелку супа.

- Вся молодежь выезжает в город. Теперь вся надежда на этих ребят. Мы здесь, как на каком-то острове живем. Без машины очень тяжело, маршрутка ходит по расписанию всего пять рейсов в день. А бывает, что вообще никто не едет сюда, или очень редко один-два человека в маршрутке, и то в воинскую часть. Водители ехать отказываются. Но мы привыкли уже. И я бы ни за какие шиши не переехала в город. Настолько у нас все тут спокойно, к нам еще не добрался ни криминал, ничего такого плохого, - говорит Лариса Степановна.

Остатки хутора Алиауди напоминают раскопки Ольвии

Все 80 жителей Аляуд так или иначе связаны с бывшим интернатом. Некоторые старики еще до войны были воспитанниками местного детдома, который расположился в бывшей усадьбе знаменитого николаевского итальянца – купца Луиджи Алиауди. Он приехал в Николаев еще в 20-е годы ХІХ века, где обогатился на казенном подряде на поставку мундирного сукна для армии и Черноморского флота. Кое-что о старом владельце хутора, чей род дал имя полуострову, знают и местные, в основном из газет.

- Этому дому уже больше ста лет, видели бы в каком он состоянии, там скоро второй этаж весь провалится. Говорят, что жил в нем помещик итальянский Алеуд, он делал ткани, своими способами красил их и скот держал здесь. Посмотрите, тут еще здания были,  они уже все разрушены. А в 40-х годах здесь был детдом. После него была школа интернат. А 69-м году основали новую спецшколу. Она процветала и занимала второе место по Советскому Союзу. И этот кирпичный дом построили тогда же, здесь было служебное жилье для работников спецшколы. Поэтому все старики – это бывшие работники, учителя и воспитатели. Многие уже поумирали, и их дети здесь жить остались, - рассказывает женщина.

По ее словам, на полуострове еще живут два воспитанника того первого детского дома, которые выросли в бывшей итальянской усадьбе -  Федор Романцов, преподавал в спецшколе уроки труда, и еще одна старушка, после детдома она была балериной.

Родители Ларисы Степановной приехали в Николаев в 50-х годах из Казахстана. Отец посвятил Аляудам всю свою жизнь: долгое время работал паромщиком на переправе, когда еще не было моста, и до последних своих дней был водителем в интернате.

На плане города 1880 года на этом полуострове показано несколько построек и указано название «Хутор Аляудин». Земли хутора были бросовыми: большая часть территории его покрыта болотом или заболоченным кустарником, лишь северная возвышенная часть оказалась пригодной под пашню и огороды. Но хутор был окружен в изобилии растущим камышом, который в начале прошлого века был весьма ходким товаром: он шел на крыши подавляющего большинства домов жителей корабельной и военной слободки. В районе этих камышей были также богатые рыбой места.

По имени владельца хутора этот уголок старого Николаева и получил потом сокращенное народом название «Аляуды», закрепившееся и по сей день официально в топонимике города.

Сегодня от хутора остались всего несколько домов. Из-за безответственности местных жителей и отдыхающих территория постепенно превращается в свалку. Хотя местная растительность из дикорастущих трав, полевых цветов, гнездовья птих и целого кодла змей делает Аляуды похожими на небольшой заповедник посреди городских каменных джунглей.

Полуостров притягивает рыбаков всех мастей

Тут очень много змей


Здесь свалка межует с прекрасной дикой природой

Евгений Гомонюк