Женские образы, заслужившие архитектурный отпечаток в Николаеве

Прочитали: 2784

Казалось бы, нет ничего более понятного, чем биологические различия между особями рода человеческого. Не вдаваясь в вопросы разнообразия тонкостей психо-сексуальной ориентации, можно попросту сказать: если ты не женщина, значит ты мужчина. И наоборот, соответственно. Практически, то же самое можно сказать и в отношении памятников и мемориальных знаков – этот мужской, а тот вот женский. Ну, или в некоторых случаях так: этот несёт в себе элементы и признаки героя женского пола, а этот нет. Давайте же сейчас обсудим эту тему, взяв для примера наши местные достопримечательности. Заодно и увидим, как соблюдается пресловутое гендерное равноправие в среде монументов и памятных знаков, установленных на территории Николаева в различные эпохи.

Самые известные николаевские групповые скульптурные композиции (памятники Десантникам, борцам за власть Советов, 60-летию Комсомола, аллея Адмиралов и так далее) собраны исключительно из мужских фигур и лиц. И только два крупных монумента дарят нам по одному, но «неповторимому» женскому образу. Первый это «шар», поставленный в честь николаевских корабелов и флотоводцев. Девушка в брючном комбинезоне с подкатанными рукавами свысока смотрит на модель корабля, которую держит в руках итээровец в плаще. Остальные же десять образов на памятнике мужские.

На втором большом николаевском монументе «рабочим – участникам первых маёвок» широкоплечая революционерка, половую принадлежность которой можно определить лишь по длинной юбке и блузе-косоворотке сурово смотрит на окружающий мир. Сжатые губы символизируют накопленную ненависть пролетариата к загнивающему уже в то время капитализму.

В Николаеве сто лет назад стояла ещё одна скульптура милитаристской тематики с женским барельефом. Авторы памятника (Л.Биоджоли, Г.Рих, Е.Штукенберг) разместили на гранитном обелиске «Героям войны 1812 года» бронзовую девушку, венчавшую лавровым венком героев Отечественной. После революции металическую часть памятника отправили в переплавку, а каменную стелу по-пролетарски решительно «перекроили» под монумент героям Сиваша.

Есть в нашем городе и несколько «чисто женских» скульптур. Самый образцово-показательный объект по нашей сегодняшней теме – это памятник Невесте. Бронзовая одинокая девушка, пребывающая в мечтах о приближающемся замужестве, смотрит в закатное небо. Юбка и фата (а фата ли это?) развеваются на свежем весеннем ветерке. Скульптура установлена возле Дворца торжественных событий и является объектом пристального внимания и шуток многочисленных гостей свадебных церемоний, проходящих в этом здании. Удивляет то, что до сих пор никто из легковерных горожан не выдумал никакого ритуала, связанного с монументом. К примеру, «если в полнолуние прийдёшь к памятнику невесте и поцелуешь безымянный палец правой руки, то обязательно выйдешь замуж в текущем квартале».

В центре Европейского сквера (улица Садовая) шесть лет назад был открыт памятник единой Европе. Симпатичное юное создание, пытаясь вырваться из облепившего его тонкого платья, держит над головой круглый бубен, собранный из пятиконечных звёзд, символизирующих герб Евросоюза. К сожалению несколько лет назад «вязанку» звёзд кто-то экспроприировал. Скорее всего, она ушла через один из многочисленных подпольных пунктов приёма металлолома на переплавку в ту же Европу, которую и символизировала.

Ещё одну женскую фигуру можно увидеть возле роддома № 3. Это скульптура матери, держащей на руках ребёнка. Дитё тянется к кормящей груди, тем самым как бы намекая на преимущества естественного вскармливания перед применением искусственных смесей.

Несколько женских монументальных фигур в Николаеве имеют своё собственное, неформальное имя. Одна из них (в настоящее время, к сожалению, безвозвратно утрачена) находилась в центре Аркасовского сквера, расположенного между улицей Пушкинской и гимназией № 5. Бронзовая девушка с факелом в руках ногами упиралась в груду гранитных обломков, расположенных в центре фонтана. Кто и почему назвал её Люсей неизвестно, но именно под таким именем она сохранилась в памяти отдельных старожилов. В «бурных девяностых» годах прошлого века полуголая Люся была свергнута хулиганами (или мародёрами) со своего места и по некоторой непроверенной информации долгое время хранилась в подвалах центрального райисполкома. Через некоторое время многоэтажное здание на улице Лягина было продано (подарено?) налоговой инспекции, а изрядно помятая «николаевская русалка с ногами» исчезла в неизвестном направлении.

Ещё один монумент имеет личное имя. Это статуя «Земля и море» или «Край корабелов и хлеборобов», а в народе просто Катя. Бетонная длинноволосая красавица правой рукой опирается на якорь, а левой поддерживает гигантские колосья пшеницы, обогнавшей в росте саму девушку. Стоит Катя (и медленно разрушается, физически распадаясь на части) на площади перед старым железнодорожным вокзалом. Когда-то встречала она гостей города судостроительной славы, а сейчас ждёт момента, когда неторопливые работники ЖКХ снесут её вместе с пьедесталом как опасный для жизни и здоровья горожан объект садово-паркового искусства образца второй половины двадцатого века.

Центром памятной композиции, открытой 26 апреля 2007 года к очередной годовщине аварии на Чернобыльской атомной электростанции в память николаевцев-ликвидаторов последствий страшной катастрофы является ангел с женским ликом. Это позволяет смело причислить и этот монумент к нашему женскому списку.

К женской теме можно смело отнести скульптурную композицию «Лебединая верность», символизирующую любовь прижавшихся друг к другу ажурных птичек. Во всяком случае, как минимум одна из них точно принадлежит к слабому полу. А вот медный символ единства человека и дикой природы (Маугли и Багира), установленный возле лучшего в Украине зоопарка, я бы к теме сегодняшнего разговора не привязывал. Поскольку пантера только в русском переводе «девушка». На языке хинди Багира – мужское имя и у Киплинга это самец, герой-воин, антипод разбойника Шер-Хана. В русском переводе чёрный леопард стал элегантной, ироничной женщиной, что в корне изменило авторский смысл описываемой дружбы с мальчиком. Вместо сильного старшего брата у Маугли появилась вторая мать. Но автор скульптуры Инна Макушина (фигуры установлены в 1978 году) вылепила Багиру женственную и изящную, в привычном для нас образе.

Про утраченную типовую садово-парковую скульптуру (девушка с веслом, девушка с гитарой, девушка с платком и так далее) мы сегодня говорить не будем. Поскольку посчитать их, когда-то стоявших в Яхт-клубе, на верхнем бульваре и других местах народных променадов не представляется уже возможным. Разве что на территории дома отдыха «Коммунар» (бывшая дача Кудрявцева) сохранились осколки былого советского стиля: девушка с мячом и семейная пара, смело глядящая в светлое будущее страны Советов.

Как видим даже о маломальском «равновесии полов» в монументальной скульптуре и теме памятных знаков Николаева даже нельзя и говорить. Простая математика говорит о многократном перевесе «мужских» памятников над «женскими» (один к двадцати как минимум). Мне кажется, это, прежде всего, обусловлено политически мотивированной конъюктурой тоталитарного государства, от которой мы медленно отходим. С развитием неформальной, незаангажированной, весёлой, иногда даже хулиганской уличной скульптуры количество артобъектов, в которых можно будет увидеть женскую тему, будет, безусловно, увеличиваться. Что, безусловно, украсит любое городское пространство.

По материалам: muzey.mk.ua