Остров Николаев: по улице Гражданской раньше протекала река Ингул

Прочитали: 7702

Остров – часть суши, со всех сторон окружённая водой и постоянно возвышающаяся над ней даже в периоды наибольшего прилива. От материка отличается меньшими размерами.

Говорят, когда-то давным-давно город Николаев стоял на острове. Кто-то аккуратно представляет это в своих текстах как версию (как например, писатель и учёный Юрий Семёнович Крючков), а кто-то как достоверный исторический факт. И хотя никаких письменных свидетельств очевидцев этому не имеется, можно сказать с огромной долей вероятности, что да, остров был.

Теперь пойдём по порядку. Действительно, научно доказано, что было время, когда река Ингул перерезала территорию нашего полуострова, превращая Николаев в остров. Но более того, чуть раньше этого момента, наш остров был опять же полуостровом, но соединявшимся с «большой землёй» не с Востока, как сегодня, а с Севера. Наиболее подробное описание этих сложных географических перемен до сего дня скрывалось в краеведческом сборнике «Николаевщина», изданном ровно девяносто лет назад в 1926 году.

В этом уникальном журнале (подготовленном николаевским институтом наробраза и окрметодкома под редакцией В.Фидровского и А.Кокорева) можно найти много интересного и для современного искушенного читателя. Глава седьмая «географического очерка» повествует нам о гидрогеологии и климате Николаева. «Наиболее подробно в гидрогеологическом отношении изучен город Николаев, результаты которого привели к очень интересным выводам о геологическом прошлом Николаева, расположенного в желобообразной котловине, имеющей направление северо-северо-восток – юго-юго-запад с приподнятыми краями на востоке и западе». Оставим в стороне стилистические ошибки авторов и продолжим изучать далёкое прошлое нашей родной земли (в прямом смысле слова «земля»). Итак, что зафиксировали учёные в том далёком одна тысяча девятьсот двадцать шестом году? Что самой высокой частью Николаева являлся район обсерватории – пятьдесят пять метров над уровнем моря. Там же неподалёку находилась (и до сих пор стоит) башня городского водопровода, так называемая «Шуховская башня». В те годы она была самым высоким городским сооружением – тридцать пять метров высотой. Самая же низкая часть города (семь метров над уровнем моря) приходилась на лощину, которая направлена поперёк всего города «приблизительно с севера на юг» с уклоном к югу. «Атмосферные воды, выпадающие на территории города, все направляются в эту лощину и во время сильных ливней или быстро таящих снегов здесь собирается такое большое количество воды, которая иногда причиняет бедствия населению, живущему в этой части города».

Все взрослые жители Николаева прекрасно понимают, о какой именно лощине идёт речь в статье. Когда после хорошего дождя участок проспекта Центральный в районе бывшего завода «Дормашина» наполняется водой так, что легковые автомобили погружаются в ливневые стоки по самые крыши, мы говорим «на канаве опять потоп». Девяносто лет не такой большой срок в историческом масштабе, и в Николаеве в этом смысле мало что изменилось.«Собирающиеся сюда воды текут на юг и вливаются в реку Буг по городской канаве, сооруженной по Мещанской улице и начинающейся от Херсонской. Дойдя до Кузнечной, эта канава поворачивает на запад. Далее вода идёт по трубе под железнодорожную насыпь».

После обильных дождей здесь и сейчас река

Итак, что же это за впадина, как и когда она образовалась? Для объяснения причин её появления надо обратиться к геологии. Две реки Южный Буг и Ингул, которые омывают наш город, не всегда имели такое положение и направление движения, как мы видим сегодня. В 1895 году во время поисков питьевой воды для городского водопровода под руководством инженера Юстуса были проведены изыскательские работы по бурению почв. Были пробиты семь скважин в различных местах города, а добытые материалы тщательно изучены. Копали у старого еврейского кладбища, на углу Малой Мещанской и Мельничной, на углу Рыбной и Инженерной, в Яхт-клубе (он тогда был на Ингуле), на Сухом Фонтане, на Песках за вокзалом, на Шлагбауме (9-я Слободская).

Член геологического комитета Н.А.Соколов изучил добытые при бурении грунты и признал, что наслоения первых четырех скважин относительно свежего происхождения и представляют собой речные наносы. «Для объяснения образования этих наносов надо обратиться к возникновению рек Буга и Ингула. Наш район не всегда был сушей, море несколько раз то наступало, то отступало и каждый раз производило различные отложения, вначале сарматский ярус, затем меотический и последним был понтический».Все эти отложения имеют похожие между собой однообразные слои, утолщающиеся с севера на юг, и имеющие в этом направлении один и тот же небольшой уклон. Дело в том, что во время изменений границ Чёрного моря, изменялась и длина русла каждой впадающей в него реки. Кроме того надо учесть тот факт, что и Буг и Ингул в древние века были гораздо более полноводными и бурными, нежели мы видим сегодня.

Изучив подземные срезы, инженер Юстус пришёл к следующему заключению: направление обоих николаевских рек ранее было иным. «На том месте, где сейчас расположены Мещанская и Инженерная улицы, когда-то была река, перерезавшая нынешний город на две части, в то же время оставляя соединенный район Обсерватории и Соляные хутора узким перешейком». Этот научный вывод подтверждает и факт наличия мыса в районе улицы Набережная (немного южнее воинской части в микрорайоне Соляные). Эта земля плавной линией соединялась с Пороховыми погребами (Лагерное поле), образовывая сплошной левый берег Южного Буга. Перетекания Ингула в Буг в районе сегодняшнего Ингульского моста и Стрелки не было. На том месте находился перешеек, в который с востока упирался Ингул. Именно там река круто разворачивалась на юг. После чего пробегала через весь город по Мещанской и прилегающим к ней улицам. Затем уже только сливалась с Бугом в том месте, где сегодня находятся руины черноморского судостроительного завода. Устье Ингула в те дни не отличалось постоянством, периодически сдвигаясь, вплоть до улицы Малая Мещанская (Даля).

Относительно узкий перешеек, отгораживавший Буг от Ингула долгое время сопротивлялся разрушительному натиску обоих рек. Они с двух сторон подмывали вогнутые берега небольшой полоски суши. «В результате совместной деятельности двух рек, перешеек не выдержал и был прорван. Таким образом, Ингул нашёл более короткий путь соединения с Бугом, старое русло прекратило своё существование как речной рукав и окончательно пересохло». Николаевский полуостров, соединявшийся ранее с северной землёй, стал полуостровом, но уже с сухопутным восточным боком. И всё-таки короткое время, пока старое устье ещё не заилилось, а новое уже было промыто, наша родная Николаевская территория была самым настоящим островом. Как долго это продолжалось неизвестно, но факт остаётся фактом: остров Николаев существовал в древней истории нашего края.

В новом месте примыкания Ингула к Бугу начали происходить процессы разрушений и отложений, описываемые законами речной гидравлики. Вогнутый берег Ингула в районе Бульвара и Дикого сада стал усиленно подмываться, осыпаться. Там сегодня мы видим высокий, обрывистый склон. А с противоположной стороны находится правый пологий берег, который заносился крупным речным песком, в результате чего и появилась Стрелка с низким песчаным пляжем.

В одной современной статье я нашёл следующий забавный текст: «Известно, что Михаил Фалеев менял русло самого Ингула, которое шло поперёк нашего полуострова, скорее всего, бывшего тогда островом. Талантливый человек уже был известен своим мастерством обустраивать каналы, покорять неприступные пороги Днепра». При наличии хорошо развитой фантазии, мы можем представить себе всесильного Михаила Фалеева, который с имеющимися в его распоряжении в те годы орудиями и технологиями за несколько месяцев или недель поворачивает русло Ингула на девяносто градусов, руководя одновременно возведением верфи и поселения при ней. И это ничего, что во всех достоверных свидетельских описаниях нашей земли до момента основания верфей Николаева фигурирует именно полуостров, с трёх сторон (север, запад, юг) омываемый реками и лиманом.

Если погрузиться в мировой опыт, связанный с подобными географическими изменениями, можно смело сказать, что Николаеву несказанно повезло со своей «сбежавшей рекой». К примеру, река Хуанхэ несколько раз меняла своё русло, наводя ужас на китайцев, которые каждый раз вновь и вновь заселяли её берега. Сколько бы местные жители ни строили защитных сооружений для усмирения своей непокорной «Матери-реки», Хуанхэ приносила сюрпризы один другого страшнее. Сметая всё на своём пути, она меняла направления бесчисленное количество раз. В 1324 году она в очередной раз вернулась в своё южное русло, затопив при этом сотни тысяч гектаров полей и садов. И тем самым обрекла местных жителей на голодную смерть. В 1851 году Хуанхэ повернула на Север, разрушая деревни, убивая людей и домашний скот. В 1931 году эта река забрала жизни более трёх с половиной миллионов человек.

У нас всё произошло гораздо спокойнее. Так или иначе, а старое устье Ингула принесло нам не вред, а органично вписалось в городское хозяйство. В 1795 году по линии лощины была начата прокладка городской сточной канавы, которая потом незаметно для самой себя превратилась в улицу Мещанскую в старом центре города. Несколько сотен метров подземных коммуникаций, построенных для отвода ливневых вод под дорожным покрытием и железнодорожными путями, породили в народе небылицы о тайных катакомбах с выходом в районе морского торгового порта.

А теперь, уважаемые читатели, о главном. Если вам когда-нибудь посчастливится увидеть как после сильного ливня водные потоки несутся вниз по улице Гражданская (бывшая Мещанская), ударяются о стены завода Дормашина (бывший «братьев Донских») и, не находя подземных проходов, скапливаются вдоль проспекта Центрального (бывшая улица Херсонская), не ругайте пожалуйста жилищно-коммунальное хозяйство города, а молча замрите глядя на настоящее чудо. Это древняя река Ингул пытается вернуться в своё утерянное, высохшее русло.

И может быть, когда-нибудь ей это удастся сделать.

По материалам: muzey.mk.ua

Юрий Любаров