На правах анонимности: есть ли жизнь в николаевской «Могилянке» после резонансной инспекции?

Прочитали: 1996

Не секрет, что ревизия «Инспектор.Города» стала скандальной для николаевской «Могилянки» – Черноморского национального университета им. Петра Могилы. Как в жизни, так и в сети она вызвала массу бурных обсуждений. Кроме того, пользователи Facebook отреагировали мемами, а те, кто остался Вконтакте – рэпом от имени ректора университета. Но что же изменилось после инспекции Владимира Остапчука в самом вузе? Если корреспонденты проекта вернулись туда через месяц после своей проверки, то NikLife наведался к студентам спустя месяц после того, как был показан сам выпуск программы.

Как оказалось, мнения учащихся и сотрудников учебного заведения по поводу оправданности «черной метки», справедливости замечаний инспектора, а также уместности действий руководства ЧНУ определенно разнятся. Кто-то считает ревизию заказом, а видео – смонтированным, а кто-то предвидит списки на отчисление «засветившихся в кадре». Но не навязываются ли со стороны преподавательского состава позиции «отрицания» студентам? Давайте разбираться.

Читайте также: «Миколаїв – це місто контрастів»: что «временный» мэр Татьяна Казакова пообещала инспектору

Как рассказали студенты на правах анонимности, вопросы «дополнительных услуг», питания в столовой и общежития – этот тот сор, который следует выносить «из дома». Однако, не в таком формате, и не так абстрактно. Впрочем, для многих проведенная ревизия так и осталась заказом.

— На самом деле, эта проверка не так громко обсуждается в универе, как все ожидали. Преподаватели интересуются, конечно, смотрели ли мы, и как к этому относимся, но все время повторяют одну вещь: «Вы же понимаете, что это заказ?». Проблем здесь, конечно, немало, но все же их показали отрывками. Посмотрели и забыли, суетиться тут никто не будет.

Кроме этого, и среди студентов есть те, кто поддерживают позицию своих наставников, и якобы даже имеют этому доказательства. По их мнению, студенты, засветившиеся в кадре, отвечали ведущему Остапчуку совсем на другие вопросы, а ответы уже были смонтированы под провокацию. Также то, как толкался ректор с журналистами проекта показано вовсе «не в том ракурсе». Однако, стоит отметить, что подобные позиции ими были сказаны возле сотрудников университета.

— Мы видели, как это происходило своими глазами. Да, мы знаем, что происходит в столовой, но мы там и не едим. Конечно, многому там действительно есть место, однако ребята в столовой отвечали совсем на другие вопросы, а ректор не так вел себя, во многом он культурно с ними общался, но показали его, конечно, «как быдло».

Студенты были очень воодушевлены инспекцией

И их фантазия отреагировала очень остроумно

В свою очередь, если поспрашивать тех, кто предпочитает кушать в столовых, то они условно разделяются на тех, кто не очень щепетильно относится к своему здоровью или же покупают там только кофе в стиках. Поэтому показанное в проверке их не очень-то и испугало. Сами же работники столовой, которые так яро отстаивали себя, считают, что в принципе их ничем и не скомпрометировали.

— Да что они там показали? Тараканов не было. Мясо мы готовили к списанию. Но девочку, которая так хорошо отзывалась на камеру о столовой, почему-то «вырезали», – недоумевали работники общепита.

Студентам, видимо, сложно было забыть того, кто так защищал сало в столовой

Стоит отметить, что, как и везде, в университете остались люди, которым больше нравится заниматься своими делами, нежели комментировать то происходящее в университете, что их касается не прямо.

— Да ничего не происходит после инспекции. Показали правду – ту, о которой здесь знают все, но вот для людей вне универа это в диковинку. Тут привыкли к этому, и ректор точно не будет сейчас подавать на отчисление. Его должны были научить ошибки прошлого. Он вряд ли сейчас захочет себя компрометировать.

Читайте также: «Старгородъ», зоопарк, больница и ДТП: что порадовало, а что испугало Инспектора в Николаеве ВИДЕО

Однако, как показала практика, руководство ЧНУ не стало тянуть с реакцией на «непослушных» студентов. По информации NikLife, студентам, «засветившимся» в кадре, объявили выговоры и припугнули отчислением. На просьбу прокомментировать это ректор вуза Леонид Клименко заявил, что никакого отчисления нет, он не в курсе, кто попал в кадр, и если кого-то и отчисляют, то это связано с успеваемостью.

— Об этом я не слышал вообще. Я даже не знаю, кто попал в кадр. Я этим не занимаюсь. Если кого-то собираются отчислять, то пускай они не ищут связи с этими вопросами, а пускай отдают долги. Мы никого не преследуем по политическим мотивам, – ответил Клименко в комментарии NikLife.

К тому же стало известно, что после ревизии Леонид Клименко издал распоряжение о том, что студентам со своей пищей в столовую вход воспрещен. Также им запрещено пользоваться микроволновой печью – эта опция доступна только штатным сотрудникам.

— На эти продукты, которые студенты приносят, нет сертификатов. Если у нас нашли просроченный кефир, то я уже не знаю, о чем думать. Потом человек отравится – скажет, что ел в столовой. А так я могу гарантировать только то, что мы проверяем. А за тараканов, которые вылезли из сумок, я не отвечаю [...]. Микроволновка для разогрева еды. Тот положил рыбу, а тот положил мясо, оттуда натекло, а в городе эпидемия Боткина. Пусть мне кто-то приносит сертификат и тогда пожалуйста, – подчеркнул Клименко.

Напомним, что 13 февраля на телеканале «1+1» вышел выпуск второго сезона программы «Инспектор. Города», в которой «Могилянка» получила «черную метку». Ревизор программы проверил студенческую столовую, а также одно из общежитий, которое расположено на улице Пограничной. Остапчук отметил, что, по его мнению, студенты являются гордостью этого вуза, но вот поведение ректора смутило его.

Целью данного материала не является оскорбление чести или достоинства кого-либо из упомянутого в нем. Вся информация была получена законным путем. В свою очередь журналист, осуществляя свою деятельность и руководствуясь Законом Украины «Об информации» и Законом Украины «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине», имеет право на сохранение тайны источников своей информации.

Текст: Антон Малиновский
Фото: Facebook, Instagram