Пока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПы

Прочитали: 3836

Пока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПы

Наблюдение за звездами всегда казалось чем-то невероятно романтичным и загадочным. В головах детей часто вырисовывался образ старца в колпаке, который ночами напролет сидит у телескопа и разглядывает далекие галактики. Однако, как выглядят настоящие обсерватории, кто такие современные «звездочеты», многие не знают. О том, чем живет Николаевская астрономическая обсерватория, рассказал NikLife её директор Александра Шульга.

Здание обсерватории уникально сразу по нескольким параметрам – оно расположено на самой высокой точке в городе, а это 52 метра над уровнем моря. Также эта постройка является памяткой архитектуры национального значения. Но не всё с ним хорошо, как могло бы казаться – главный корпус выглядит весьма «потрепанным», а исследования в нем уже не проводят. По словам Александра Шульги, ученые постепенно перебрались в другие здания, которые были построены гораздо позже. Для полноценного ремонта обсерватории необходимо немало денег, а финансирование, которое выделяет государство, в основном уходит на содержание корпуса, но не на его капитальное восстановление.

Несмотря на упадок «сердца» обсерватории, научная деятельность не страдает. Они продолжают принимать заказы на исследования и успешно показывают себя на мировой арене. По словам Шульги, обсерватория входит во многие мировые рейтинги по качеству работы и внедрению инициатив. К примеру, телескопы, которые обычно используют во всем мире имеют огромные габариты и вес, а николаевские умельцы смастерили вариант в десятки раз компактнее.

— Классические телескопы, которые наблюдают разные аппараты, весят полторы тонны, а наши всего лишь 12 килограммов. А наблюдают они так же, как и большой телескоп. Все потому, что все функции перенесены в камеру – в работу с кадром, с зарядом, – рассказал директор.

Пока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПы

Директор Николаевской астрономической обсерватории Александр Шульга верит, что когда-то главный корпус обретет первозданный вид

Пока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПы

Кроме этого, на огромной территории обсерватории есть и несколько классических наблюдательных средств. Однако, даже в «гигантских» телескопах николаевцы не обошлись без инноваций – одна из «космических подзорных труб» за свою конструкцию и функциональность получила отметку Национального достояния Украины.

К слову, основной спектр работ николаевской обсерватории – отслеживание спутников. Директор поделился, что в этой сфере им удалось достичь весьма приличных результатов.

— Тут нас взяли в международный пул высококлассных наблюдательных средств. Туда не всех берут, но вот нам написали письмо, несколько раз отметили некоторые наши особенности, – похвалился Шульга.

На практике же основная деятельность обсерватории выглядит следующим образом. У каждого государства есть «ячейка» в атмосфере размером 75х75х30 километров, в которой можно располагать сколько угодно спутников. Все тела, что там размещены, имеют собственные траектории движения, которые необходимо отслеживать, иначе столкновения неизбежны. Николаевцы в этой сфере достигли внушительных результатов – благодаря их разработкам удается отслеживать положения спутника в каждую секунду с точностью до 200 метров.

— Мы практически в первых рядах начали использовать сам телевизионный сигнал – на определенном этапе «обрезаем», запускаем на свое оборудование. Таких станций у нас по Европе несколько – Харьков, мы, два в Ровно, Мукачево и Вентспилс. Эта сеть обеспечивает определение положения спутников с точностью до двухсот метров. Это очень неплохо, причем, эта сеть строилась «по возможности». Если бы она была развернута на Экваторе, по поводу чего мы ведем переговоры с Бразилией, то его точность была бы ближе 100 метров. Не знаю, нужно ли это, потому что и 200 метров – очень хорошо, – считает директор обсерватории.

Пока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПы

Сейчас зал главного корпуса превращен в выставочную площадку

Пока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПы

Со своими технологиями николаевцы «светятся» не только на международной арене, но и даже пытаются «достучаться» к Илону Маску. Как известно, создатель Tesla и SpaseX Илон Маск уже давно говорит о намерениях вывести на орбиту Земли тысячи спутников для раздачи интернета по всей планете. Именно в этой сфере и предлагают свои услуги ученые из Николаевской обсерватории. По словам директора, они могут обеспечить постоянное отслеживание каждого его спутника.

— Вот Маск говорит, что мы запустим тысячу спутников. Мы сейчас пишем ему письмо: запусти спутники, но поставь туда «свисток» пять Ватт, максимум десять. Они бы все время свистели и тогда мы вам гарантируем, что независимо от других систем наблюдения, мы вам будем выдавать постоянно орбитальное положение ваших спутников, – рассказал Александр Шульга.

Из-за весьма неординарных технологий в Николаевской обсерватории работать сможет не каждый. По словам директора, любой пришедший к ним специалист должен хотя бы пару лет «повариться» в их коллективе, чтобы понять что и как работает.

— Специалист, чтобы работать здесь, должен поварится пару лет. Иначе он не поймет чем мы тут занимаемся, потому что все книжки, которые написаны – они не про нас. Человек должен прийти, ошалеть, подумать: «Как вы на этих граблях наблюдаете?», а потом понять что да, мы в общем-то на них наблюдаем, да еще и очень хорошо. Но это придет через пару лет. Поскольку в мозги человека, получившего образование, заложены книжки, а они же не про нас, уверен Шульга.

Получается, чтобы хоть образ современного астронома весьма отличается от привычного нам, все равно эта профессия остается весьма «космической» во всех смыслах. Нужно иметь недюжинное терпение, но главное – «гореть» желанием наблюдать за звездами.

К слову, обсерватория была изображена на одном из настенных календарей прошлых десятилетий, подборка которых была недавно опубликована.

Пока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПы

Облицовка здания выглядит весьма плачевно

Пока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПы

А от пола и почти до крыши здание кое-где украшают «живые» стены

Пока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПы

Этот телескоп уникален настолько, что признан Национальным достоянием Украины

Пока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПыПока «сердце» Николаевской обсерватории умирает, ученые хотят работать с Маском и входят в мировые ТОПы

Антон Малиновский