На осеннем променаде краевед Губская рассекретила истории, столетиями хранящиеся в стенах Николаева

Прочитали: 1694

Пятничный вечер, 28 сентября сделал любознательнее к истории родного города николаевцев, что побывали на экскурсии известного краеведа Татьяны Губской «Николаев. Дома и люди». С рассказом о переплетении судеб домов и людей она устроила прогулку для горожан по «старой ветви» города. NikLife тем часом также примкнул к познавательному походу и вместе с ними узнал, почему недалеко от «казарм» стоит памятник рядовому матросу, а также как в холодном доме на Адмиральской умирал моряк-герой.

Отправной точкой маршрута экскурсантов стал музей «Старофлотские казармы». Там Татьяна Губская и рассказала, каким будет дальнейший путь, отметив при этом, что на ее мероприятие вновь пришли преимущественно женщины.

— Как всегда у нас большинство милых дам. Но чем меньше мужчин, тем они ценнее. Для милых дам сегодня фотографии красивых мужчин, которые проживали в особняках. Завидовать – можно, но пытаться владеть особняками это не поможет. Единственное, что могу вам посоветовать: искать нынешних, таких же, с особняками, – шутливо, в собственной ей манере, начала рассказ краевед.

Как раз-таки «Старофлотские казармы», а позже и Строительный колледж стали первыми домами, о которых теперь часть горожан стала знать немного больше. Так, у колледжа, где в 19 веке располагались казармы флотского экипажа, раскрылась история установленного на том месте памятника матросу Игнатию Шевченко. Он был матросом 37 флотского экипажа Черноморского флота, расквартированного в Николаеве. 

— Этот матрос, который отвернулся от главного входа (современного Строительного колледжа – ред.), тоже объект для гордости, но мы привыкли и не вспоминаем. Это единственный памятник бывшей Российской империи простому нижнему чину. Никогда никому таких памятников не ставили. Но он заслужил. В свои 22 года Игнатий Шевченко закрыл грудью своего командира, а тому 24. Идет Крымская война. Это была группа так называемых пластунов. Ночные разведчики. Конечно, ходили на грани жизни и смерти. В январе 1855 года их группа отправилась в очередной рейд, возглавлял эту группу лейтенант Бирюлев, и только один Шевченко увидел крадущихся врагов. Он не мог крикнуть и выдать свою группу. Он понимал, что тех больше, и они окажутся быстрее. Тот кинулся на них, в него вонзились штыки, полетели пули, – поведала экскурсовод.

Оказалось, что установить первый памятник рядовому матросу предложил сам Бирюлев, который спасся, а позже на монумент по серебряной монете собирали всей империей.

Следуя намеченному маршруту, пройдя через Манганариевский сквер, историк сделала остановку у дома, соседствующего современной администрации Центрального района. За него Губская готова «выйти замуж», если бы можно было. По ее мнению, в этом строении стоит вешать мемориальные доски чуть ли не в каждом проеме – столько известных личностей жили здесь.

Одним из самых известных жителей этого дома был штурманский ученик Федор Спиридонов, участник боя брига «Меркурий» в 1829 году. Тогда вблизи Босфорского пролива команда успешно отразила атаку более сотни пушечных турецких кораблей. Он был скромным и вечно холостым. Так и умирать ему пришлось в холоде и одиночестве.

— Человек, увенчанный всеми наградами тогдашней Российской империи. Когда он проходил по улицам, дамы, невзирая на его возраст, все: «Ай, Спиридонов, ай, душка-душка». Он видел-не видел, но радовался. Молодые военнослужащие по стойке смирно останавливались: «Спиридонов идет». Он отсюда ходил в двух направлениях. Там по Соборной общественная библиотека была , а туда (по Садовой – ред.) ходил в морской госпиталь. Там товарищи на излечении, такие же одинокие. Однажды кинулись через два-три дня: «Что-то Спиридонова не видно. Мало ли, может отдыхает человек». А когда открыли дверь уже насильственно, он уже уходил в иной мир. Заброшенный, в холодной нетопленной комнате, всеми забытый. Ямщик, приставленный к нему, загулял и забыл старику вытопить печь. Так он и умер в этом доме. Хоронить его весь Николаев вышел, на руках до Адмиралтейского собора и на Старое кладбище, – поделилась Губская.

Продолжая гулять по улице Адмиральской, экскурсанты узнали о прошлом гимназии №2. В свое время там была женская гимназия, и организация порядка в ней у современных николаевцев смогла вызвать настоящее удивление. Кроме того, Губская остановилась возле Николаевского русдрама и рассказала, чьи имена могли присвоить первому в городе театру, а также поделилась историями, как тогдашние молодые люди пробовали попасть на запрещенные выступления поэта Владимира Маяковского и эстрадного артиста Александра Вертинского.

Конечным местом в маршруте стал дом Иосифа Дерибаса на улице Наваринской откуда думающие над рассказами Татьяны Губской николаевцы отправились по своим делам.

Напомним, что ранее известный краевед Губская приоткрыла тайну своей работы и рассказала о подводных камнях археологии.