«Только я глаза закрою – передо мною ты встаешь!»: спектакль «Ханума» ожил в Николаевском театре кукол

Прочитали: 408

Почти шесть лет музыкальный спектакль «Ханума» живёт на сцене Николаевского академического областного театра кукол. 

Пьеса Авксентия Цагарели «Ханума», написанная в 1882 году, не утратила свою привлекательность в глазах избалованных современными технологиями и ток-шоу зрителей 21 века. Добрая, светлая история, от начала и до конца щедро пропитанная иронией, юмором и восточным колоритом. А сюжет довольно-таки каламбурный –  две свахи Ханума и Кабато изо всех сил пытаются женить разорившегося и старого грузинского князя. Вот только тактики у них разные – Ханума, бойкая, энергичная женщина, которая не только «коня на скаку остановит», но и лихо оседлает, - мудро и хитро провернёт операцию по воссоединению любящих молодых сердец, проучив непорядочного князя-расточителя.

Режиссёр спектакля Вахтанг Чхаидзе останавливает свой выбор на куклах  марионеточного типа. Актёры оживляют такую куклу сверху с помощью многочисленных ниток. Ещё Геродот и Аристотель говорят в своих трудах o существовании кукол на ниточках и о кукольнике — «дергателе ниточек». Гораздо позже, в церквях появятся фигуры святых c подвижными головами, руками и ногами. Ими разыгрывали пантомимы на библейские сюжеты под чтение текстов. Куклы, изображающие сцены рождения Христа, назывались «марионетками», то eсть маленькими Мариями... Но они не первыми появляются в спектакле «Ханума».

Из полумрака зрительного зала, в стилизованных армяно-грузинских костюмах выходят актёры, исполняющие пластическую зарисовку с яркими светящимися фонариками в руках (художник-постановщик Станислав Зайцев). На сцене – фигура молчаливой женщины в национальном костюме. Эта яркая краска символично вырисовывает образ розы в каком-нибудь саду богатого купца или того же князя…, это и жгучая кровь, бегущая в жилах всех восточных людей…, это и страсть, без которой невозможна ни одна история любви. Пульсирующие фонарики в руках актёров, которые снова появятся, предвещая финал спектакля, - придают особую мистичность, это ни что иное – как маленькие души кукол, та живительная энергия и волшебство, с помощью которой актёры и куклы сосуществуют в одном образе.

В афише спектакля указана фамилия всемирно известного грузинского лирика Гия Канчели, напротив которой упоминается – композитор. Он действительно является автором музыки одноименного  спектакля Георгия Товстоногова на сцене Большого драматического театра. Но открывает постановку на сцене николаевского театра композиция Елены Фроловой на слова Григола Орбелиани «Мухамбази». Но такая возможно и незначительная неточность дополняется одним нелогичным режиссёрским приёмом – введение сцены, где Ханума исполняет песню под  плюс, открывая рот. Сложно дать этому объяснение и понять, поскольку это единственное обращение к подобному роду записи, остальные вокальные партии все актеры исполняют самостоятельно и вживую. И как исполняют! Многим драматическим актёрам есть чему поучиться у труппы этого театра!

Невероятная ансамблевость, чуткость, точность, высокая культура исполнения! Каждый актёр, задействованный в спектакле «Ханума», даже в исключительно массовых сценах – кладезь легкости, особой исполнительской мудрости, заражающей энергичности и той самой, пресловутой «правды жизни»! Примечательно, что это касается в равной степени женской и мужской части труппы. Ханума в исполнении Снежаны Бойчук – такая себе лисичка, но с большим добрым сердцем, горящими глазами и острым носиком. Легко было впасть в плоский фарс или просто перенести на сцену уже созданные ранее знаменитыми актрисами образ свахи, но С. Бойчук трепетно и нежно вырисовывает каждый полутон характера Ханумы. На ее игре держится основа всего живого плана постановки.

Партнёры-куклы других исполнителей, решены достаточно тривиально, но игра актёров делает их яркими. Князь Вано Пантиашвили в исполнении Валерия Байло вызывает сочувствие, жалость, несмотря на недобрые помыслы, зритель оправдывает этого персонажа. В. Байло внешне сдержанно и несколько отстранённо ведёт линию роли, но насколько он точен и ярок в интонациях! Его Вано-кукла  неинтересен внешне, но насколько притягательны его реакции, голос, даже поворот головы наделён магнетической силой. Абсолютно противоположно работает на сцене Андрей Биличенко, исполнитель роли Коте. Он не просто заражает жизнью хрупкое тельце своего персонажа, он и есть этот персонаж. Абсолютное перевоплощение, гротескная наполненность, лёгкость, ювелирная изящность в создании характера – доказывают, что этому актёра покорятся любые сложные драматические роли. Подобное можно сказать абсолютно про каждого актёра этого спектакля!

Режиссёр В. Чхаидзе решает развязку смягчить и подсластить. Вместо обещанной «каракатицы», старый князь получает красавицу в украинском костюме и «виночком» на голове. Наверняка, это спорный ход, но благодаря актёрам, которые сумели покорить своим обаянием, профессионализмом - принимаешь и такую «каракатицу», уплетая с удовольствием эту ложку сахара.

Текст: Олена Жатько

Фото: официальный сайт театра