«Надо было выжить»: известный шоумен из Николаева о воспоминаниях из детства и отношениях в семье

Прочитали: 943

Известный телеведущий и шоумен Григорий Решетник решил «вернуться в детство», которое проходило в Николаеве, и вспомнить наставление отца и отношения с сестрой. Все это, как оказалось, немало повлияло на его поведение сегодня.

В YouTube-проекте Маши Ефросининой «Экзамен», постоянный ведущий шоу «Холостяк», рассказал о родительском подходе к воспитанию, и о том, какие слова отца, по его мнению, повлияли на его дальнейшие решения и поступки.

«Вернемся в детство: «Сыночек, ты должен бежать в середине стада». Папа меня усаживал, и говорил: «Смотри, ты не должен быть и выскочкой, и не должен быть в конце. Когда несутся быки, ты должен бежать в середине, потому что последних бьют по хвостам, а первых – по рогам». А у меня-то та профессия, где я в роли быка должен нестись впереди и меня это заставляет много думать. Мальчик с Николаева, живущий в какой-то проходной комнатушке, из района, в котором еще надо было выжить. Там пик твоей карьеры, это когда ты в лице предпринимателя, на рынке занимаешься торговлей», - поделился шоумен.

Также, Григорий вспомнил, как помогал родителям торговать на рынке. При этом, он добавил, что фразы, которые ранее закладывались как отцом, так и матерью, он не осуждает, но признается, что у него сложный характер. При этом, ведущий также вспомнил, как в детстве заставлял сестру Екатерину плакать.

«Во мне присутствует истеричность, которую терпит моя жена, но я ведь могу и довести до слез, я же могу дожать. Это у меня с детства, я мог сестричке сказать: «Катя, ты сейчас будешь плакать», а  она: «Нет, я не буду плакать», я: «Ты сейчас будешь плакать малая», она: «Нет, не буду» (кривится), и она плачет (Смеется). Но это все не долго, потом конечно извиняюсь. Я их люблю, и Катю-сестричку и Кристюшку», - подчекривает Григорий. 

Напомним, как постоянный ведущий шоу «Холостяк», впервые откровенно рассказал, как в детстве боролся с поразившим все тело кожным заболеванием, из-за которого он считал себя «гадким утенком».