Про кульбинальность, и запястья чтоб не опоздать

Прочитали: 4097

В конечном итоге всегда приходится отвечать за все свои слова без помощников и договоренностей. И никогда, в сущности, не бывает иначе. И если приводится нелегко от этого ответа перед Солнцем, конечно, потом хорошенько подумаешь, как измыслить новое слово. Или если веришь спорхнувшему с собственного плеча, то можно, в крайнем случае, и на него понадеяться. У этих всегда есть специальные такие весы, которые всегда соглашаются показать, важное это слово или нет. Но лучше, конечно, научиться чувствовать самому, если кульбинальности хватает.  Или вообще ничего не чувствовать и молчать, стараясь и старясь проверить лишь где горячее, а где леденисто на взгляд, а не на ощупь. Тогда и не за что будет отвечать. А когда не за что отвечать, приходиться танцевать перед кое-кем. А если и танцевать не научились, то я даже не хочу говорить, что там дальше следует.



Лучше всего разъяснять слова пока приходишься для всех живым и видимым. У меня вот есть слово – «кульбинальность», думаю, самое время его разъяснить…



Был такой дядечка, Николай Кульбин. Величайшей высоты и одновременно глубины человек. Добрейшая, красивая душа! Можно сказать не просто дядечка, а целостный, отменный дедушка. Дедушка русского авангарда, в конце концов! Конечно, авангард в России все равно бы синкубаторился, но может быть, был бы он тогда не такой чистоплотный. Если и доверять кому-то, принимать эти рождения, так лучше Кульбина на то время не сыскать было. Был Кульбин, в то время важная фигура! Царский врач и генерал, между прочим! Казалось бы, особа эта тугих антитворческих устоев, но нет! Еще тот был шалунишка. Бывает, как напишет научную работу… Хоть печку этими бумагами потом топи зимой. То про алкоголизм у животных писал, то про притяжение к знаниям, то молоток для простукивания коленок. А потом вдруг решил вот что! Решил Кульбин измерить человеческую чувственность. Единицу измерения рекомендовал он именовать «кульбиной», в честь понятно кого, в честь понятно зачем.



Это потом он уже берется за кисточки, карандаши, и вырисовывает на карте искусства обязательное, исключительно свое место! Так появляется общедоступный авангард как россиянам, так и украинцам. Но сейчас не про это, и не про то, как Кульбин Хлебникова от армии по блату отписывал, и как сам костыли для деревенских инвалидов мастерил, как отцу футуризма Филиппо Томмазо Маринетти расшифровал, что слово «ФуТуризМ» коллаж из заглавных букв имени и фамилии этого прославленного усача итальянца.



В общем, вернемся к единице измерения - «кульбине». Что, конечно, говорить о ней, когда о самом Кульбине сейчас мало кто знает? Но работу, о чувственности Кульбин таки защитил. Значит выходит в каждом из нас вошкаются, и ютятся кульбинки. Единственный вопрос сколько их там внутри? У кого как! Тут уж и от воспитания, и от наследственности и от окружающей среды зависит.


Ну, а как назвать их стаю, перелетную или проплывшую от запястья к запястью? И как обозначить вообще наличие такой совокупности в человеке? Никакого другого названия кроме как «кульбинальность» у меня не возникло. Процесс размножения в человеке этих кульбинок под давлением собственных убеждений, и стремление к совершенству и есть та, самая «кульбинальность»!



Кульбинальность в каждом человеке разносится по мере его внутреннего электричества. Чем больше в человеке кульбинальности, тем больше он сам в мощности, значимости, историчности. Скажет ветру дуть, скажет дождю плыть, скажет курам нестись… а спит она в запястьях это кульбинальность, если есть на то надобность…

Бывает, встречаются люди с качественной кульбинальностью. От этого им только лучше. А встречаются люди едва с заметной кульбинальностью, и запястья у них холоднее. От этого им только хуже. Приятней держать кульбинального человека за руку, чем человека с пониженной кульбинальностью.


Фото: Настя Ткаченко, иллюстрация Митя Фенечкин

Таня Грачева