На правах анонимности: откровения николаевца, прошедшего лечение в психбольнице

Прочитали: 2100

Много ли вы знаете людей, которые могут открыто признаться, что они боролись с психическими расстройствами? В обществе почему-то считают тех, кто победил рак или гепатит, более сильными духом, нежели тех, чье духовное здоровье подкосила «хворь». Еще меньше из этих людей могут признаться обществу в том, что преодолеть эту болезнь им помогло лечение в психиатрической больнице.

Один из бывших пациентов  Николаевской областной психиатрической больницы №1, назовем его Иваном, рассказал NikLife на правах анонимности, как это было.

Причиной, по которой 21-летний молодой человек обратился за помощью к психиатрам, стало его депрессивное состояние. Его не покидали мысли о социальных проблемах и мучило ощущение, что он всем должен. В итоге, жизнь стала для него неинтересной.

Попал я в психиатрическую больницу на Володарского (сейчас улица 2-я Экипажная, – авт.) после совершения суицида. Меня сразе определили на третий этаж. Он считается реабилитационным, скорее всего. Там не буйные лежат, а люди, которым нужно обследоваться, чтобы их признали адекватными или неадекватными. А на первом этаже лежат агрессивные, из разряда «7Б» или же те, кого выгнали с третьего этажа за какие-то нарушения. Например, сигареты или алкоголь. Шнурки с обуви, со спортивных штанов забирают, даже крестик и цепочки.

В больнице он находился чуть больше месяца: «Мои друзья немного отдаленные от адекватной жизни и мне посещение сделали без друзей».

Полный осмотр врачей Иван проходил 1-2 раза в неделю. Однако, полагаясь на свое профессиональное мнение, доктор мог вызвать пациента к себе, чтобы поговорить с ним, посмотреть на динамику лечения или провести психологический тест.

Тесты кстати интересные. Просят нарисовать разные эмоции. Ты ж не задумываешь, а рисуешь первое, что ассоциируется с этими словами, а потом тебе говорят в обратном или случайном порядке то, что ты нарисовал, и спрашивают, что это означает. Если получилось, то плюсик, среднее что-то, то плюс-минус, а если вообще непонятно, то тест провален.

Читайте также: Между мирами живых и мертвых

В распорядке дня у пациентов есть свободное время, когда дежурные включают им телевизор. Однако к выбору передачи работники лечебницы относятся  очень тщательно,  чтобы не спровоцировать ухудшение состояния больного.   

Чаще всего включали «Орел и Решка» или всякие прикольные видео, кроме фантастики и убийств. Многие играли в карты. Дежурные есть адекватные, которые получают незаслуженно малую зарплату в 1400 гривен. Вместо того, чтобы кричать на психбольного, объясняют спокойно. Хотя были и те, которые орали на пациентов. Вообще, из пяти – четыре смены адекватные. В основном, это бабушки. Врачи молодые, которые только отучились и пришли работать, а так персонал – бабци, которые уже на пенсии.

В такого рода заведениях лежат разные люди, с разным жизненным опытом и позицией. Пока Иван находился на лечении, ему приходилось избегать некоторых неприятных ему личностей. С особо агрессивными и остро больными людьми он старался не контактировать.

Общаются все как в дурдоме. Этикет соблюдается, но не как на улице. Все разговаривают более распущенно. Персонал адекватный, но завезли одного типа, и он целый день орал: «Люююдыыы». 

Режим и распорядок дня в медучреждении фиксированный и практически не меняется. Медработники следят как за рационом больных, так и за приемом таблеток и стараются не дать им навредить самим себе.

Обычно был такой режим: в 7 утра подъем, умывание, завтрак, первый прием таблеток, потом душ. С тобой, скорее всего, пройдет банщица смотреть, чтобы ты с собой ничего не сделал, а если есть бритва – не порезал себя. Потом к часам 11 перекур. Выводили нас в закрытый дворик на час. Курили, гуляли, дышали свежим воздухом. Максимум можно было выкурить 1-2 сигареты, но если договориться с дежурными, и они видят, что ты более-менее адекватный, то могут дать больше. В основном, дежурные бегают за тобой в туалет, чтобы смотреть, что никто не пронес сигареты и не курил, когда не положено. Потом обед, опять таблетки и сонный час до 15:00. Потом реально нечем заняться: кто-то молится с Библией, можно пойти почитать в библиотеку.  

После выписки из психбольницы Иван несколько дней был опустошен и потерян. В лечебнице создается атмосфера комфорта и изолированности от внешнего мира как раздражителя. Поэтому после выписки какое-то время многие пациенты чувствуют себя уязвимыми. Однако, нельзя не отметить, что Иван заметил в себе положительные перемены – стал смиренней и спокойнее относиться к окружающим.

Как вышел, чувствовал себя потерянным первые двое суток. Но изменения очень почувствовал. Проще к людям стал относиться. Вот раньше напрягали люди. Стоит, например, человек на остановке и он просто меня напрягает, а я думаю, хоть бы он со мной в одну «маршрутку» не сел, чтобы рядом с ним еще не стоять. А после больницы мне стало плевать на это, не ищу изъяны, стал смиреннее. Психушка очень помогает, тем более, у тебя есть время подумать. На Володарского хорошие врачи и все относятся с пониманием. И я после тоже стал таким же более-менее. Этот этап мне был нужен.