Армия обороны Израиля или улыбка перед лицом опасности в условиях постоянного чрезвычайного положения

Прочитали: 1625

Израиль - страна, которая воюет со дня своего основания. Начиная с далекого 1948 года, в государстве действует чрезвычайное положение. Поэтому, это одна из немногих стран мира, где женщины считаются военнообязанными. NikLife поинтересовался и решил из первых уст узнать о том, как парням и девушкам приходится в израильской армии, учитывая, что они привыкли к постоянному напряжению. Так ли все происходит, как нам рассказывают?

О службе мужчин и женщин в армии

Возраст воинской обязанности Израиле наступает в 18 лет. При этом, многие с нетерпением ждут этого момента. Прежде, чем начать службу в каких-либо войсках, новобранцев ждет серьезная физическая подготовка, которую пройти очень сложно. К примеру, пробежать 15 км. После прохождения всех «испытаний» уже солдаты получают специальный номер, который они носят на цепочке и такой же металлический идентификатор прячут им в ботинок. Это делается для того, чтобы при случае, когда израильтянин пал в бою, позже его смогли опознать по номеру и если нагрудный номер потеряется, то в ботинке будет дубликат.

Парни обязаны прослужить 36 месяцев, а девушки – 21 месяц. При этом, независимо от половой принадлежности, они могут служить в любых войсках и при желании, продлить контракт. Оплата везде разная. Чаще всего девушек определяют нести службу за компьютерами.

Видя постоянно перед собой пример старшего брата, служащая армии обороны Израиля Микаль еще с детства знала, чем хочет заниматься, когда вырастет. Спустя пять лет службы, Мика, как ее называют солдаты и сержанты, стала офицером. Она рассказывает, что их задача состоит в предотвращении вражеской атаки серверов и в сохранности информации. К тому же, девушки пытаются узнать и предотвратить всяческие теракты, которые стали частым явление в Израиле.

Кажется, что к смерти армейцы относятся спокойно. Рассказывая о своих друзьях, павших в бою, что девушки, что парни сооружают перед собой невидимую стену, за которой не видно слез. Когда Микаль поведала историю смерти своей подруги от рук террориста, она не показала своих эмоций. Лишь отметила, что в Дни памяти или выполняя задание, она видит перед собой ее как символ борьбы и мотиватор к действию.


Вопрос сексизма в АОИ

К вопросу сексизма в армии обороны Израиля относятся с особой осторожностью. Не секрет, что случались разные случаи, однако девушки, которые дослужились до званий офицера или капитана, уважаемы и в особом почете. Они не боятся командовать солдатами и их действительно слушают.

—  Бывают разные шутки и разные люди. Но вышестоящие по званию относятся с уважением. Когда я села за один стол с генералами, они меня слушали, потому что раз уж я заслужила место с ними за одним столом, то им интересно мое мнение, - отметила девушка.

К слову о субординации, это очень четко чувствуется между служащими разных годов, но офицеров называть могут по имени или даже используя клички. Например, если сложное имя. Ведь в израильскую армию на службу поступают не только местные жители. Очень часто евреи с других стран и даже люди других национальностей приезжают, чтобы отслужить в израильских войсках. При этом, открытием стало, что воюют по собственному желанию даже арабы. Это может стать настоящим удивлением со стороны, ведь воюют израильтяне с арабской агрессией, но для граждан страны это уже превратилось в нечто обыденное. Множество иностранных граждан готовы отдать здоровье и жизнь для защиты земли Обетованной.

Как сказала офицер Микаль, чтобы попасть на службу, нужно пройти такие задания, что израильтяне не боятся стоять бок о бок с арабом, который пришел на службу. Так как Иерусалим поделен надвое, подскакивать при каждом появлении представителя мусульманской религии просто не имеет смысла.

— Репатрианты проходят активный 4-месячный курс иврита перед службой в армии. Хават ха шомель, так называется учреждение, где приезжие проходят адаптацию.

О льготах рядовые не особо проинформированы. Если после службы по каким-то причинам человеку нужна моральная поддержка, то есть специальные группы, которые финансируются государством. В основном, при повреждениях физического или духовного здоровья, пострадавшему просто единоразово выделяется определенная сумма денег на реабилитацию, либо его семье.

Особенный день для каждого израильтянина – это День памяти, который предшествует Дню Победы. В первый день у каждой могилы павшего солдата стоит армеец, который стережет зажженную свечу и отдает дань, увековечив память о погибшем герое. Помимо этого друзья и родственники приносят личные вещи умершего, флаги и цветы. Как рассказывают служащие, могила сделана в виде кровати, чтобы успокоить душу в комфорте и мире. Когда шагаешь по многочисленным рядам на военном кладбище, чувствуется сильная энергетика, но не от скорби, а от силы духа. Бывает, что люди поют, стоя перед потерянным братом, сыном или другом.

Особой напряженности, которая может быть присуща людям, когда страна в чрезвычайном положении в Израиле не чувствуется. С большими группами чаще всего ходит охранник, однако каких-то вражеских настроений не ощущается. Даже на границе с Сирией, Египтом или Палестиной военнослужащие улыбаются, глядя на опасную границу. Особенно это касается сектора Газа и лагерей палестинских беженцев, которые охраняют армейцы. Слушая о победах или жертвах израильской армии, солдаты получают наслаждение от того, что могут защитить своих сограждан силой, продемонстрировать мощь. Некоторые снимают видео, где они в качестве снайперов поражают цель в виде повстанцев.

Как рассказал бывший военный журналист Андрей Кожинов, который живет в Израиле, найти точку соприкосновения с ХАММАСом фактически невозможно. Видя борьбу и возможность устранить угрозу чьей-то жизни, военные с удовольствием действуют, приводя все, чему их учили в действие. В глазах некоторых даже была видна улыбка, когда им показывают бойню у границы. То, что  привычно в обществе вызывает мурашки, трепет и даже слезы, радует и восхищает защитников израильской земли.

О существовании военной цензуры

К тому же, Кожинов отметил, что хоть институт военной цензуры и существует, он не статичен и его можно оспаривать.

—  У меня были случаи как и у моих знакомых, когда редактор просил что-то вырезать или заменить. В моем случае это не касалось ничего важного, но некоторые оспаривали свои материалы в суде.

По словам экс-журналиста, цензура распространяется на стратегически важную информацию, которая может навредить безопасности страны. Например, конкретное количество солдат в том или ином месте во время военных действий. Также это касается публикации и демонстрации на видео тел погибших солдат, о смерти которых еще не сообщили близким и родным. Если у корреспондента принципиальная позиция, то он может пойти в комиссию по цензуре, а потом в суд, который многие в итоге выигрывали.

Владлена Транская