За каждую роль и каждый шаг на сцене нужно бороться: интервью с актрисой русдрама Екатериной Черноличенко

Прочитали: 3358

Любимая музыка: джаз, Пелагея.

Читает книгу: «Цветы для Элджернона» Дэниела Киза.

Любимые киноленты: «Пролетая над гнездом кукушки» (М. Форман), «Дурак» (Ю. Быков), мюзиклы «Чикаго», «Нотр-Дам де Пари», рок-опера «Юнона и Авось», «Стадион».


— Вспомните первое и самое яркое театральное впечатление?

«Поминальная молитва» – спектакль я посмотрела, когда училась в студии украинского театра «Пані Куліса». Меня привел друг и «однокашник» Максим Голенко. Я настороженно шла в русский театр, мы ведь были воспитанниками украинского театра. Тогда монолог Голды, который исполнила Светлана Слобожанинова, – меня просто покорил! И, конечно же, Виктор Пасечник! Я работала с этим актёром в спектакле «Доктор философии», сейчас вот мы снова вместе на сцене в «Тевье-Молочнике». Удивительный человек! Очень грациозный, гибкий, лёгкий – человек-фейерверк! В украинском театре мне очень нравилась постановка «Чёрт и шинкарка» в стиле рок-оперы. Весь репертуар украинского театра, мы студийцы, конечно, знали наизусть. Нас даже называли – «студийцы-закулисные». Все подглядывали, подсматривали, всё нам было интересно. Выходили в массовке! Вот помню забавный случай. В спектакле «Там де люди, там і гріх» меня выпустили в массовке, а я пошла танцевать с балетом. Не хватило мне украинских красных сапог и мне дали белые, и сногсшибательный венок! Перед началом спектакля всё с меня сняли, потому что сказали – я выгляжу лучше, чем героиня.

— О чём мечтали, когда решили связать свою судьбу с театром?!

Все мечтают стать звездой. Какие-то детские мечты реализовать. Благодаря студии в украинском театре, театр вошёл в мою жизнь. А так, в моей семье все медики и никак с театром не связаны. И я знала, что стану хирургом, мне это нравилось. Я окончила медицинское училище, очень хорошо училась. Мне советовали поступать в Запорожье, но студия полностью погрузила в театр.

— И после студии, вы сразу поступили на службу в русский театр или какое-то время проработали в родном украинском?!

У меня был долгий путь на сцену. Моя история очень похожа на судьбу Фроси Бурлаковой. Я неделю ходила в украинский театр, но к главному режиссёру так и не дошла. Директор мне сказал: «Ну, деточка, сначала пойдите к нашему хореографу, хормейстеру…» И я пошла. Хореограф и хормейстер говорили: «Так, ты к нам?!», а я  – «Нет, в артисты драмы». Вот так я ходила, ходила… Потом директор снова меня вызвал: «Ну, что вы ещё хотите в артисты драмы?», «Ну, конечно!», – отвечала я. Строго со мной как-то поговорили и я сдулась. Помню, зашла в телефонную будку и разрыдалась. А в русский театр меня привёл случай! Шёл мой знакомый: «А что ты тут делаешь?!», «В театр хочу!», – отвечаю. А он говорит: «А почему в украинский, пошли в русский!» Человек совсем не связанный с театром. Довёл меня до проходной. Неделю ходила, надеясь на встречу с Николаем Антоновичем, тогдашним директором. Но он постоянно был занят… А на проходной тогда сидел Сергей Анатольевич Кулагин, по-моему… «Дочка, что ты сюда ходишь?», а я ему: «Актрисой хочу быть!» Берёт меня за руку и подводит к Пименову Геннадию Петровичу, импозантному мужчине с элегантной сединой и в огромных очках. «Посмотрите девочку, очень хорошая, моё протеже!» Хотя он и видел-то меня несколько раз… В моей жизни многое случалось по воле случая.

— Есть люди, которые Вас сформировали как актрису?

Не могу сказать, что сформировали... Есть люди, на которых я ровняюсь. Я обожаю и влюблена в актёрский талант Алёны Кошевой, мне нравится игра искромётной Лидии Гашинской, сдержанная и салонная Светлана Слобожанинова.

— На Ваш взгляд, какие качества отличают актрису Екатерину Черноличенко от других актрис?

Мне кажется, что я «тёплая», где-то наивная... А вообще, я – в поиске. Нет ещё той роли, которая определила бы мои качества.

— На сегодняшний день, какая роль для Вас самая близкая, «тёплая»?

Наверное, та, что будет – в спектакле «Кольори».

— А есть роль, которую Вы бы хотели сыграть сейчас, вот в этом возрасте?!

Я с детства мечтала сыграть Жанну Д`арк. «Белая ворона» – была моя мечта. Но, наверное, я не обладаю необходимыми вокальными данными, хотя… (смеётся). Леди Макбет! Много сейчас характерных ролей, а хотелось бы чего-то героического, масштабного!

— Вы считаете, что николаевскому русскому театру следовало бы обратиться к героической драматургии?

Хотелось бы! «Кассандра», «Медея»… что-то эпическое.

— У вас была большая роль в спектакле «Лист ожидания», где на сцене только два актёра – Вы и ваш партнёр Вячеслав Украинский (затем Руслан Коваль). Помните, как шла работа над этой постановкой?

Вначале мне было очень тяжело играть с Вячеславом Украинским из-за разницы в возрасте. Мы долго не могли притереться. Ставил режиссер из Харькова – Александр Голубенко, а потом Николай Антонович «подправлял» спектакль через какое-то время. Было непросто… Поставили спектакль за десять дней, были очень жёсткие рамки. Очень много текста! Но потом, когда появился молодой хороший партнёр, мне стало не хватать Вячеслава Украинского… Нас даже приглашали вместе с ним на фестиваль, но, к сожалению, как-то не сложилось…

— Гостю нашего города, Вы бы, какой спектакль посоветовали посмотреть?

Мне очень нравится «Тевье-Молочник»! Комедии наши – «Чисто семейное дело» и «Гарнир по-французски» в режиссуре Екатерины Богдановой.

— Несколько актёров русского театра сейчас активно занимаются режиссурой. А вы не хотите попробовать?!

Нет. Мне многие говорили, что я бы смогла. Но я не хочу. Это две абсолютно разные профессии – актёр и режиссёр. Я – актриса и хочу работать с талантливыми режиссёрами. Вместе с ними творить образ… Для режиссуры я трусиха. Большая трусиха (смеется). В моей жизни были ситуации, где я из-за этого отступала. Вот была такая «вагонная история». Случайное знакомство с режиссёром в поезде. Я начала рассказывать о том, как я люблю театр. Женщина-режиссёр (Светлана Головченко) мне кладёт визитку на стол… Но я не воспользовалась этим шансом. Я не могла оставить маму в семнадцать лет и переехать в Питер. Я – мамина дочка (смеется).

— Современный актер, – каким он должен быть?

Актёр должен комбинировать многое в своём творчестве. Приветствуется владение музыкальным инструментом. Такой себе «человек-оркестр», дерзкий и смелый. Мне кажется, что проблема провинциальных театров в том, что здесь внушают: театр – дело коллективное, «не выбивайся». Но так нельзя! Актёр – личность!

— Актёр кино и актёр театра – отличаются?.. Вы можете об этом судить, ведь у Вас есть опыт работы в кино.

Да, одна главная роль и одна эпизодическая. Это, конечно, катастрофически мало! Мне очень понравилось работать в кино. Это сиюминутное творение, когда у тебя нет большого количества репетиций. Поиск, конечно, идёт, но всё отличается. Актёр в кино – это актёр малой сцены. Всё на уровне микро-мимики и микро-жестов, взглядов. Актёр театра – это широта, глубина эмоций. Каждый спектакль идёт по-разному. Нет одинаковых спектаклей. В кино – ты должен выложиться на все сто и моментально всё сделать верно. Мне одинаково нравится работать и в театре, и в кино.

— Если вернуться в прошлое… Что бы Вы посоветовали юной семнадцатилетней Кате?

Не бояться! Быть смелее, где-то даже наглее. Мне не хватает наглости. Я часто отхожу в сторону. Даже в личных историях... Моя подруга призналась, что ей нравится парень, который нравился и мне. «Ой, Катюха, я без него жить не могу!», – говорила она. И я отошла назад… А за себя, и за своё счастье нужно бороться! За каждую роль, за каждый шаг на сцене – нужно бороться!

театровед Елена Жатько