Темвод: печальное прошлое, омрачающее настоящее, неоднозначное будущее

Прочитали: 11461

Район «Темвод» – не самое известное место в Николаеве, однако из всех городских пространств имеет, пожалуй, самую печальную судьбу. Есть много упоминаний и догадок, связанных с этой территорией, и то, что оно хранит в себе богатую историю, является неоспоримым фактом. История Темвода уходит корнями далеко в прошлое, оставляя отпечаток на судьбах тысяч людей. Теперь для кого-то это место ассоциируется со страшными событиями войны и смертями невиновных, а для некоторых и с местом жительства, учебы в 1980-тые годы. NikLife пообщался с местными краеведами, а также провел анализ исторических данных в свободном доступе, чтобы разобраться в прошлом, настоящем и будущем Темвода.

Темвод занимает весьма большую территорию – около 20 гектар – на  правом берегу Ингула рядом с микрорайоном «Соляные» и  Николаевским судостриотельным заводом (бывший завод имени 61 Коммунара). Сегодня, если перейти пешеходный мост, и, свернув направо около автошколы, пройти вглубь, можно увидеть футбольное поле, частично окруженное забором и зарослями зелени, а также заброшенный ДК. Повернув налево, дорогой, где еще частично цела брусчатка, легко добраться до бараков, в которых когда-то содержали узников одного из крупнейших на юге Украины региональных немецких лагерей «Шталага-364». Без того нерадостная картина сопровождается большим количеством мусора.

Свою историю место, именуемое в теперешнем «Темвод», начало более полтора века назад. Строения здесь были построены еще в начале ХІХ века, так как Николаевские верфи нуждались в площадях для хранения вещей и мастерских по ремонту. В 1838-42 годах, по распоряжению Главного командира Черноморского флота и портов адмирала Михаила Лазарева, места вокруг складирования леса со всеми цехами на правом берегу Ингула обнесли высокой оградой, выложенной из местного камня-ракушечника и выстроили двое больших арочных каменных ворот. Чуть позже на берегу Ингула возвели двухэтажное здание длинной 400 метров, которое долгое время являлось одним из самым длинных в Николаеве. В нем же долгое время располагался канатный завод со складами, однако в период Крымской войны, здание пришлось переоборудовать в военный госпиталь, где расположили несколько тысяч раненых солдат. После этого здание вновь использовали под склады и мастерские.

Во времена Первой мировой войны здесь расположился Трубочный и электромеханический завод, от которого и получил свое название «Темвод». Тут изготавливали необходимые на фронте приборы управления огнем корабельной артиллерии, а также рабочий и проверочный инструмент, элементы для снарядов, бомб и мин.

После событий революции 1917 года завод прекратил свою работу и лишь 1920-х годах, обосновавшийся там судостроительный завод «Тремсуд» начал строить корабли. Это дало большой импульс к развитию города и способствовало большому количеству новых рабочих мест. Как рассказывает старший научный сотрудник Николаевского областного краеведческого музея Игорь Гаврилов, на месте бывших складов решили построить микрорайон для рабочих, так как в связи с возросшим количеством работников, жилья для них стало катастрофически не хватать.

Решили заселять рабочих ближе к заводу, решили что та часть уже не нужна, ее уже не используют и стали там бараки строить, – рассказывает Гаврилов.

По этой причине и образовался микрорайон «Темвод», где с 1930 и вплоть до 1941 годов велось строительство. За это время успели возвести пять одноэтажных и 29 двухэтажных зданий барачного типа, а также построили  футбольный стадион, магазины, столовые и клуб. В справке о поселке сохранилось описание условий, в которых в довоенное время жили люди: маленькие комнаты, отсутствие кухни и общий санузел.

«Дома двухэтажные из камня-ракушечника, междуэтажные перекрытия, перегородки, чердачные перекрытия деревянные. Система планировки домов коридорного типа, коридоры узкие, длиной до 50 метров, из-за двустороннего расположения комнат по оси, коридоры темные, имеется одно окно. Количество комнат в каждом корпусе от 40 до 49, средняя площадь одной комнаты 14 кв.м. Отопление печное. Кухни в домах отсутствуют. На первых этажах имеется общий санузел – мужской и женский, в котором имеется водопровод и канализация. Территория, на которой расположены корпуса, не благоустроена , между корпусами застроена подсобными помещениями для хранения угля и дров, что не позволило расположить площадки для отдыха вблизи корпусов. В связи с отсутствием канализации в комнатах, слив жидких отходов производится в чаши возле бараков, что создает, особенно летом, антисанитарные условия на прилегающих к корпусам территориях», – отмечается в исследованиях Дмитрия Оранского для статьи на ресурсе «Николаевский Базар».

Население этого микрорайона насчитывало около 3000 человек, но в 1941 году немцев, захвативших город, очень привлекла территория, огражденная каменным забором. Выселив всех жителей, немцы сделали там концентрационный лагерь для военнопленных «Шталаг-364». Как упоминается в архивных документах, после массовых арестов мирного населения, людей в закрытых машинах свозили на «Темвод», где расстреливали у его стен. Среди узников концлагеря постоянно велся поиск политработников и евреев. Судьба тех, которых удавалось обнаружить, была незавидна. Под стенами Темвода ежедневно, начиная с раннего утра, проводились массовые расстрелы мирного населения, военнопленных. Не щадили даже детей и стариков. Тех, кто был ранен, просто закапывали живьем.

«Арестованных в крытых машинах подвозили к стенам городка «Темвод» и партиями расстреливали в заранее подготовленных ямах. Убитых и раненых полуживыми закапывали. Расстрелы проводились систематически изо дня в день начиная с 6 часов утра. Расстреливались мужчины, женщины и дети различных возрастов, а также военнопленные, находившиеся в лагерях», – описывается в справках о поселке «Темвод».

Также имели место жестокие пытки, издевательства и опыты, проводившиеся над пленными. Содержание в антисанитарных условиях и тяжелый труд повышал смертность среди заключенных. По словам очевидцев, за три года существования «Шталага-364»,  тут погибло около 30 тысяч военнопленных, а по всей области около 30699 человек. Незадолго до прихода в наш город Красной Армии, немцы пытались замести следы своих страшных преступлений, раскапывая могилы и вытаскивая трупы, они обливали их горючей смесью и поджигали.

«Перед приходом Красной Армии немецкая военщина пыталась замести следы своих кровавых преступлений. В городке «Темвод» немцы раскапывали  могилы расстрелянных, и с помощью передвижного крана вынимали трупы, затем трупы обливали горючей смесью и поджигали их: трое суток горели эти трупы, распространяя по городу смрадный запах».

После освобождения на этом месте расположился другой лагерь, уже для немецких военнопленных, под номером «126». Они отстраивали разрушенный Николаевский судостриотельный завод (бывший завод имени 61 Коммунара) и дома на центральной улице, работали также на стройках и разбирали завалы, в котором также погибло множество людей.

Сам по себе Темвод – это интересное место, это жуткое место, во время войны, понятно, – лагерь, а после войны, когда уже все освободили, лагерь очистили и, по-моему, был лагерь для немецких военнопленных [...]. Те немецкие военнопленные, которые остались, которых захватили наши и дальше пошли. Два лагеря у нас было, возле Черноморского завода и возле 61, – отмечает краевед Игорь Гаврилов.

Через какое-то время, когда  немцев в лагере практически не осталось, решили начать восстанавливать бараки, и понемногу заселять городок. Люди, получившие жилье в этом месте, жили в ужасных условиях, без всяких удобств.

Там, если подняться наверх, допустим на кран завода, то можно было увидеть бараки, а дальше вокруг сараи, везде разводили курей, уток. Что-то пытались делать, везде висела стираная одежда. Хотя люди там жили, рождались, умирали, а что они могли сделать? У них не было выбора. Счастливые оттуда вырывались, – рассказывает наш собеседник.

Жильцы района Темвод пытались улучшить свои условия проживания, писав письма различным чинам власти, чтобы те помогли им. Вот отрывок одного из таких:

«Уважаемая Валентина Николаевна, пишут вам женщины поселка Темвод, корпус 2а. Живем мы в двухэтажном корпусе. Имеем, кроме одной комнаты, еще длинный коридор. Возле каждой комнаты стоят столы, в коридоре мы стираем, готовим кушать, да и вообще большее время проводим в коридоре. Коридор у нас сквозной. Летом еще ничего, хоть и сквозняки, а вот зимой очень холодно, от чего и болеют женщины. Когда погоды сырые, а они у нас осенью и зимой зачастую, приходится сушить пеленки в комнатах, прямо над детской кроваткой. От чего сырые комнаты и цветут стены…»

Однако, помощи в улучшении жилищных условий в поселке «Темвод», люди так и не получили, хотя и старательно писали по нескольку раз в одни и те же инстанции. Через время людей все же стали расселять по квартирам, однако долгожданное жилье некоторым приходилось ждать по нескольку лет.

По данным исследований Дмитрия Оранского, по сотоянию на 1980 год в поселке проживала 751 семья, а в общежитиях корпусов № 14,17,18,19 проживало еще 584 человека. Упоминается также, что там были Дворец культуры, промтоварный продуктовый магазин, овощной павильон, мастерская по ремонту бытового оборудования, филиал почтового отделения, аптека, парикмахерская, ателье, заводской стадион, два детсада, школа и банно-прачечный комбинат. В паре корпусов даже разместились учебные классы ПТУ №12, где обучали швей и портных. 

В 1980-х годах жителей поселка все же полностью расселили, так как планировали масштабную реконструкцию  Николаевского судостриотельного завода (бывший завод имени 61 Коммунара). Однако со временем, поселок остался почти забытым. Грандиозным планам по реконструкции завода так и не суждено было сбыться. На данный момент некоторые здания отданы в аренду, в паре из них находится конюшня, а, по словам охранника огражденной территории, рядом также располагается компания по вывозу мусора и швейная мастерская. Кроме нескольких сохранившихся бараков остались еще футбольное поле, где изредка приезжают поиграть или потренироваться спортсмены, и  дом культуры, который с каждым годом все больше и больше разрушается как временем, так и некоторыми «посетителями». В память об узниках концлагеря неподалеку от Темвода установлен мемориал, также сохранились и ворота входа в концлагерь с памятной табличкой на них. Некоторые из бараков представляют полуразвалившиеся здания, однако большая их часть все же обнесена забором.

По словам начальника управления по вопросам культуры и охраны культурного наследия Николаевского городского совета Юрия Любарова, на сегодняшний день эта территория представляет культурную и историческую ценность для города, однако основная ее часть принадлежит заводу.

Да, Темвод является исторической и культурной ценностью. [...] У управления по вопросам культуры, которое я возглавляю, пока, никаких планов на эту территорию нет. Это территория завода, основная часть, и территория там, где был размещен концлагерь, до этого жилые здания барак. Эта территория, конечно же, является историческим  районом в городе, с ним много связано, но на сегодняшний день никаких планов там по строительству или каким-то другим я например не знаю, – отметил Любаров.

Так, микрорайон «Темвод» пережил несколько войн, его история, наполненная страданиями и смертями тысяч невиновных, но кроме этого, возможно сохранилась в памяти некоторых людей со светлыми воспоминаниями о детстве и юности. Сложно предположить, какое будущее ждет эту территорию. Стоит ли привести оставшиеся здания и облагородить территорию или же оставить все разрушаться и уносить в прошлое по большей сути печальную историю? Добиться передачи места на баланс города и музеефицировать? Или же отдать полностью частникам под использование? Нельзя утверждать наверняка, уйдет ли территория Темвода в небытие или получит новую жизнь и надежду на будущее. Однако, точно можно сказать: в истории города Николаева оно забыться не может.

Мария Горшкова