«Корона для меня – стульчик, на который я забралась сказать «Красавицы могут все!» – Анастасия Погосова

Прочитали: 4589

Большинству современных женщин важно быть успешными. Но что это значит? Какой путь стоит к этому прокладывать? И как преодолеть все трудности на этом пути? У каждой свое представление об успехе. Однако, есть то, что объединяет всех поистине успешных женщин. Они счастливы. Они сияют изнутри. Они не ожидают совершенства от себя и других, и безумно влюблены во все, чем занимаются.

Яркий пример тому – Анастасия Погосова. Николаевская бизнесвумен, которая одержала победу в международном конкурсе «Mrs. Extraordinary of the World» в индийском Дели и стала самой красивой в мире женщиной плюс-сайз. Вошедшая в 20-ку лучших поваров Украины по версии 9 сезона проекта «МастерШеф». Начинающая стендаперка, актриса, феминистка, бодипозитивистка и мама троих детей. В 41 год она хочет доказать женщинам на всей планете, что «красавицы могут все», а счастливая жизнь не зависит от внешности, материального состояния и других условностей. 

В большом интервью для NikLife Анастасия рассказала, не тяжела ли корона; какие есть поводы для гордости и сожалений; стоит ли готовить что-то больше часа, и почему в 21 веке все так же крайне необходимо отстаивать права женщин.


Анастасия, скажу без преувеличения. Вы – звезда. Сегодня Ваши достижения становятся поводом для обсуждений и на экране, и в социальных сетях, и даже за границей. Вам легко находиться в центре внимания?

— Это непростая для человека ситуация – быть в центре внимания. Тут два варианта – либо ты от этого кайфуешь, либо тебя это напрягает. Сначала меня это напрягало, потому что я мыслила стереотипно. Ведь, когда человек что-то из себя представляет, общество всегда требует от него соответствующего поведения. «Ага, ты на «МастерШеф»? А ну, приготовь нам». «Ты королева красоты? Будь красивой 24 часа в сутки. Мусор выноси на каблуках». И это напрягает. А потом я подумала, что это же моя реакция. Это же я хочу соответствовать представлениям других о чем-то. И перестала соответствовать. Решила соответствовать своим представлениям, и стало легко. Потому что, в принципе, общение с доброжелательными людьми, – это несложно, это приятно.

Узнаваемость, о которой Вы говорите, связана с Вашими успехами в разных сферах. Вы и бизнесвумен, и стендаперка, и участница кулинарного телепроекта «МастерШеф», и победительница международного конкурса красоты. Но как Вы себя позиционируете? Анастасия Погосова: кто это?

— Для себя внутри я полностью отвечаю своему хештегу «#красавицымогутвсе». Я – прежде всего человек, который живет в свое удовольствие. А все, что нанизано на это, – мама, телезвезда, красавица, – это уже элементы того удовольствия, которое я получаю от жизни. Эгоистично получать удовольствие от жизни, – нас всегда учили, что это плохо. В какой-то момент я поняла, что это хорошо. Потому что эгоизм и эгоцентризм – это разные вещи. Эгоизм – это когда ты четко знаешь, чего ты хочешь, умеешь выстраивать свои границы и уважаешь границы другого человека. Если бы у нас было общество здоровых эгоистов, мы бы пришли к всеобщему благоденствию раньше. Потому что псевдо-альтруизм, на мой взгляд, хуже, чем здоровый эгоизм. Если я эгоистично хочу жить в чистом городе, я эгоистично не буду в нем сорить и эгоистично требовать от своих соседей этого же. А псевдо-альтруизм – это когда я хочу жить в чистом городе, и я буду постоянно выходить убирать, стараясь, чтоб мои соседи сказали мне: «Молодец»; они не будут мне говорить этого, и я буду очень расстраиваться. 

И все же есть определенные социальные роли. Какие у Вас в приоритете? 

— Прежде всего, я – женщина. Женщина, которая хочет реализоваться в мире, которые все-таки еще более мужской. Хочу реализоваться, как женщина, в бизнесе, в социальной сфере. Я феминистка, в хорошем смысле этого слова. Я не против мужчин, просто за права женщин. Мне говорят: «Ну кто же нарушает ваши права?». Поверьте, когда ты приходишь работать молодой чиновницей в 23 года в облгосадминистрацию, когда ты приходишь молодой завучем в школу, ты ощущаешь на себе прессинг. Тебя прежде всего оценивают совсем по другим критериям, нежели по деловым качествам. Хотелось бы , чтоб это исчезало из нашего мира. Это первая задача. Далее. 

Некоторые говорят: «Я бы хотела реализоваться, как мать». Я уже реализовалась, как мать. У меня трое детей. Это хорошие дети, и, судя по всему, они вырастут хорошими людьми. Поэтому, считаю, что галочка уже стоит. Дальше реализовываться, как мать? Моим дочкам будет уже 14, сыну уже 10. У меня есть еще время побыть заботой, но мы переходим уже на другой уровень. Пока я – сейчас не авторитет, это подростки. Но, по крайней мере, показываю им, что нужно просто жить, следуя своим принципам. Я не подруга своим детям. У них есть подруги. Я, скорее, – наставница: могу дать дружеский, материнский совет. Но я не буду им панибратской подругой, потому что это неправильно.

Я хочу реализоваться, как профессионал. Я не выбирала быть бизнес-леди. Это выбрало меня, в силу жизненных обстоятельств. Но, у меня есть ряд профессиональных навыков, которые бы я хотела применять. В частности, навыки руководителя.

Я хочу реализоваться, как талантливый человек, и чувствую в себе потенциал. Все мои стендапы, выступления на сцене – это и есть моя реализация. Очень хочется нести какую-то социальную нагрузку, хотя бы минимальную. Каждый раз, когда я появляюсь на страницах социальных сетей в короне, мне хочется верить, что где-то сидит девочка/девушка/женщина, которая подогнала себя под стандарты красоты, поняла, что она им не соответствует, расстроилась, впала в депрессию; а потом увидела мою фотографию и подумала: «Если у нее получилось, чего я расстраиваюсь?». Мне хочется верить, что хотя бы одному человеку я помогу пережить эту фрустрацию общества, когда ты должен кому-то и чему-то соответствовать. 

Поговорим об актуальных проектах. Каково чувствовать себя самой красивой женщиной плюс-сайз?

— Корона физически тяжелая. Когда я долго в ней нахожусь, она ощутимая. Мне не давит. Не жмет (смеется). Она просто визуализировалась, если что. Я не ощущаю себя самой-самой красивой женщиной. Я ощущаю себя самой смелой, в своей весовой и возрастной категории. Потому что, просто уверена, что мир полон интересными, красивыми, талантливыми, умными женщинами, достойными уважения и подражания. Когда встречаю, всегда восхищаюсь такими. Просто не все такие смелые, как я. Поэтому, я такой пионер, в этом плане: прокладываю путь для того, чтобы женщины реализовывались. Корона для меня – это стульчик, на который я забралась, чтобы сказать: «Девочки, красавицы могут все! Мы прекрасны, удивительны. И давайте будем жить и не откладывать жизнь на потом, когда вырастут дети, когда «я похудею, потолстею, стану кошкой в следующей жизни». Жизнь – она уже сейчас».  

Расскажите, как Вы стали участницей конкурса.

— Это стало возможным, потому что я занялась моделингом плюс-сайз. А моделингом плюс-сайз занялась, благодаря проекту украинского модельера Андре Тана, который в свое время отбирал девушек для телевизионного проекта. В телевизионный проект не попала, потому что там был определенный возрастной ценз, но я попала в моделинг. И почувствовала, что мне это интересно. Я хорошо получаюсь на фотографиях, фотогенична. Естественно, когда ты попадаешь в определенную среду, ты начинаешь знакомиться с людьми. Я познакомилась таким образом с сообществом «Бодипозитив». Его организовали девочки, которые участвовали в проекте Андре Тана. Дарина Гордиенко, первая плюс-сайз модель в Украине, стала провайдером этого мирового движения в Украине. Сразу хочу сказать, что бодипозитив – это не про неуход за собой. Это не про, то что надо себя запустить, ходить засаленной, немытой, неухоженной, нет. Бодипозитив – это принятие себя и своей ценности. Ценности, как личности. На самом деле, это уход от внешней оболочки к внутренней. Мы много говорим о внутренней красоте, но все равно продолжаем оценивать по внешности. Ладно, вы можете оценивать человека по внешности. Но от публичного высказывания о ней стоит воздержаться. 

«Мы – общество 21 века. Мы перестали лезть в религию человека. Сейчас не стыдно говорить: «Я верю», «Я не верю», «Я агностик», «Я буддист». Мы перестали лезть в постель к человеку. То есть, уже не стыдно признавать, что ты не такой ориентации, к которой все привыкли. Во всяком случае, к этому идет общество. Уже стыдно осуждать тарелку человека: вегетарианец или не вегетарианец. Давайте еще теперь будет стыдно высказывать свое мнение по поводу того, что «ты» не того размера, у тебя не такой цвет волос, не тот цвет кожи. Давайте уже будем оценивать людей по тому, что люди могут дать этому миру. Об этом бодипозитив». 

Люди должны перестать быть невидимыми. Очень долгое время люди, не подходящие под 90/60/90, как будто не существовали. Ты как будто есть, а как будто тебя нет. Для тебя вроде как ничего не выпускают в мире. Размер – это фабрика. Стандарт красоты – это фабрика. Когда одежду шили для каждого, не было никаких проблем. Портной не приходил в замок и не говорил: «Нет, госпожа, вы не влазите ни в какие размеры». Он просто брал и шил. Стереотипы родились, когда появилось массовое производство. Сейчас, в социальных сетях, формируется немножечко странный образ человека, которому в жизни сложно существовать. И молодые люди, особенно девушки, стараются подогнать себя под этот стандарт, и иногда через мучения. Но им никто не говорит, что счастливая жизнь не зависит от внешности. Если только эта внешность физически не мешает тебе. [...] Моя умная бабушка говорила: «Если бы счастье зависело только от красоты, то Мерилин Монро никогда бы не умерла в одиночестве». И она права.

В какие этапы проводился конкурс?

— Сообщество «Бодипозитив» проводит самые различные конкурсы для «пишних та розкішних». Это сообщество людей, которые разделяют разные точки зрения. Я участвовала в ивентах от этого объединения, они часто собирают девочек на встречи с психологом, на мастер-классы по танцам и так далее. И, оно разместило у себя на странице объявление о наборе на конкурс «Пишна краса України». В нем не было никаких возрастных ограничений. В этот момент я проходила уже кастинги на «Мастер-шеф». Так совпало по времени. Сперва за твою фотографию должны были проголосовать в Facebook. И поскольку голосов набралось достаточно, я попала в десятку тех девушек, которые уже поедут на очный отбор в Киев. Нам дали очень красивую одежду украинских дизайнеров, мы в ней вышли, жюри оценило, зрители проголосовали. И я выиграла в конкурсе «Пишна жіноча краса». Он нигде сильно не освещался, потому что проходил внутри сообщества. Но, в тот момент, на конкурсе были представители национального отбора плюс-сайз. В тот момент Дарина Гордиенко стала четвертой вице-мисс мира плюс-сайз, и Украина получила лицензию на отбор конкурса «Mrs. Extraordinary of the World». До Андре Тана у нас не существовала моделей плюс-сайз. Мы, конечно, никуда не ездили и ни в чем не участвовали. 

И конечно, когда разместили анкету на конкурс для пышных моделей 40+, я, будучи победительницей «Пишна краса України», почувствовав свои силы, решила податься. Сначала был заочный отбор по фотографиям, а потом очный – в Киеве. Конкурс был очень интересный, вообще без подготовки. Была обычная одежда украинских производителей: не бальные платья, не кружева, не стразы, не гонка вооружений. Мы оделись почти в одинаковую одежду. Костюмы, платья, сарафаны, – то, что можно увидеть на улице города. Нужно было продефилировать и рассказать о себе. В этом заключался национальный отбор. Никто не объяснял, как это нужно делать. Все прошлись, рассказали. Но, я думаю, что когда ты едешь за границу, ты – уже не ты. Ты начинаешь представлять страну. И на национальном отборе я подумала, что в принципе не очень интересно, где ты родился, крестился и так далее. Надо сделать упор на то, что ты – представитель страны. И мне кажется, поэтому жюри обратило на меня внимание. Вот и я стала победительницей нацотбора. Он был первый. До этого такого никогда не проводилось. И поэтому, мне было и легко, и трудно, одновременно. Никто не знал, как это должно быть, и я делала, как считала нужным. Но, с другой стороны, я не могла почерпнуть информацию, что нужно себя вести по-другому. Началась подготовка. На нее давался всего месяц. Так как этот конкурс новый для Украины, спонсоры не могли дать много. В основном, вся подготовка легла на плечи конкурсантки. Вечернее платье, национальное платье  – это мои платья. Я надеюсь, что в будущем, когда мы будем собирать наших девочек на международные конкурсы, у нас будет больше возможностей. Это требует определенных затрат. И конкурсантка от Украины не могла выглядеть ни пошло, ни плохо, ни некрасиво. Потому что это страна.

Как проходила подготовка к конкурсу в Дели? Кто Вам помогал?

— Тут мне очень повезло. В Николаеве у меня много друзей. Для меня самым серьезным выходом было шоу талантов. Оно должно было быть на английском языке. Нужно было придумать номер. Что мне делать? Рассказывать стихи? Петь? Танцевать? Мы сидели с Юлей Захаровой, моей соратницей по творческому объединению «Обычные люди», и она говорит: «Надо показывать фокусы. Чем еще удивить людей?». Я говорю: «Юль, я, конечно, талантливая, но быстро научиться показывать фокусы я не смогу». Потом я разговаривала с Галиной Щетининой, режиссером-постановщиком. Она говорит: «Настя, это должен быть мюзикл. У тебя это хорошо получается. И музыку нужно взять всемирно известную. «Чикаго» – Мама Мортон». Там мой тембр голоса. Придумывает номер. Арам Саркисян придумывает, пишет оригинальный английский текст, содержащий шутки. Катерина Тихонова тренирует со мной вокал. Я беру уроки вокала. Это все за месяц происходит Пишется фонограмма, на всякий случай записываем и плюсовую фонограмму. Галина Щетинина говорит: «Надо менять на сцене костюмы». Швейное предприятие «Кифа» конструирует мне костюм-трансформер. Я выхожу домохозяйкой в бигудях и фартуке, рассказываю, что моя обычная роль – это мама, и каждое утро я глажу одежду, готовлю еду и провожаю детей в школу, и мужчины в принципе и считают, что в этом заключается жизнь женщины, но для меня это не так. Снимаю фартук и бигуди, становлюсь бизнес-вумен в черной юбке и рубашке с галстуком, достаю из потайного кармана доллары и начинаю их «метать»: «мама, которая делает деньги». Но, на самом деле я не рабочая лошадка, потому что на самом деле я женщина, остаюсь в пайетках, платье, женщина-женщина, которая любит внимание и заботу. Этот номер назывался «Мама 3 в 1». И в принципе он рассказывал о моей жизни. Я победила на шоу талантов. Спасибо всем, кто в ущерб своей основной работе, личному времени, уделял мне время и прилагал ко мне усилия. Это друзья. Это то, что я наработала до 40 лет. 

«Что ты транслируешь, то ты и получаешь. Я отношусь к людям хорошо, а вот ненависть нужно заслужить. Безлимитная у меня только любовь, пока человек мне не докажет обратное. В этом и есть эгоизм: отдавать ровно столько, сколько тебе дают.  Я пока еще эгоист, не альтруист. Альтруизм – это высшая степень личности. Я надеюсь, что я доживу до него. Если он только не показательный. Любовь не надо заслуживать. Мы все время думаем, что если мы будем хорошими, нас будут любить. Но если нас любят, нас любят всякими. Если любят. Безусловная любовь существует».

Расскажите о своих конкурентках.

— Они были очень разные и интересные. Это был экскурс в мировое женское сообщество. Кто меня поразил больше всего? Миссис Индия. Она такая красивая женщина. Она – доктор. Очень коммуникабельная, сдержанная, прекрасно танцует индийские танцы. На выходе в купальниках она была в спортивной одежде, потому что их менталитет не позволяет быть индускам в купальниках. Миссис Самоа. Это была вообще моя любовь и подруга. Она – «фитнес-бикини». Она очень любит спорт и не отвечает стандартам, общепринятых женщинами на родине. Спорт считается у них мужским проявлением. Она высокая, с накаченными руками и выбивается из их общества. Миссис Непал поразила меня тем, что ей было или 57 или 59 лет. Но, она так прекрасно выглядела. И это естественная красота. Не «хенд-мейд», в нашем понимании. И когда к ней приехали ее взрослые сыновья, она стояла такая нежная и удивительная. Было много интересных моментов. Я отметила, допустим, что у миссис Чили очень интересная стопа. Стопа человека, который никогда не носил закрытую обувь. Всегда, когда я надевала каблуки, она говорила: «Боже, как ты это делаешь?». Я думаю: «Что такого удивительного для наших женщин в том, чтоб ходить на каблуках?». Потом поняла, что в мире есть люди, которые не знают этого вообще. 

Меня все спрашивают: «Было ли соперничество?». Между конкурсантками соперничества не было. Оно было между директорами, которые привезли конкурсанток. В административно-организационной группе. Это чувствовалось, и это напрягало. И было такое ощущение, что люди уже карты разложили и решили, как все будет. Но, приехала страна, которая участвует в конкурсе впервые и немного путает эти карты. Чувствовалось предвзятое отношение. Были моменты, когда нас не звали вовремя на макияж, говорили неправильное время репетиции. Когда записывались видеовизитки, все страны записывались на фоне парков, фонтанов. А меня привезли записываться на фоне рынка. Они сказали, что это наши народные промыслы. Я сказала, что у нас на 7 км такие же «народные промыслы». Я отказалась сниматься на фоне рынка. Мне сказали, что это дисквалификация. Я сказала: «Окей, дисквалифицируйте. Я представляю страну. И я хочу, чтоб моя страна находилась в равных условиях. И в моей стране визитку на фоне красивых, но шортов, не поймут». Вот так приходилось отстаивать свои интересы. 

Чувствовала ли я, что могу победить? Чувствовала. Я понимала, что если конкурс честный, у меня есть все шансы. Если нет, я ничего с этим сделать не могу. Но на нечестном конкурсе быть массовкой тоже не хотелось. Это обидно, не правда ли? Когда мы уже в финале стояли на сцене, чудесным образом поменялись правила игры. И вопреки всему, что постоянно происходило, оказалось, что первое место разделяют три королевы – из Украины, Фиджи и Великобритании. Второе место заняла Самоа. А третье – Центральная Азия. Для нас, как для европейцев, это непонятная ситуация. Но для Индии, может быть. Вообще, я вынесла из поездки в Индию два постулата: «Ты слишком много думаешь» и «Все начинается, когда начинается». 

Красавица и хозяйка. Проект «МастерШеф» – это первый Ваш опыт участия в телесъемках?

— Такой – да. На профессиональном телевидении, со съемками, с павильоном, с петличкой, с телевизионным гримом, макияжем, – первый. Интересный и незабываемый. 

Вы не сами отправили заявку на участие в шоу. За Вас это сделала ваша подруга. Сейчас не жалеете, что попали на этот проект?

— Я ей просто теперь благодарна. В первый месяц, когда я была на шоу, я ей звонила и говорила: «Успей уехать из нашего города, когда я туда вернусь». Вот серьезно. Мне было морально и физически тяжело в первое время. Но сейчас я понимаю, что я получила бесценный опыт, который я бы не получила нигде. Я провела определенное время своей жизни в обществе, которое я бы не знаю, где нашла еще. Вопреки всему, что пишут, конкурсы на «МастерШеф» участники узнают непосредственно, когда стоят перед жюри. Это был для меня интересный квест. Это настоящее испытание каждый день. Я люблю играть. И эта возможность настоящей интересной игры с соревновательностью, азарт выполнить задание были кайфом. Когда втянулась в этот ритм, исчез момент выхода из зоны комфорта, я поняла, что в очередной раз прошла проверку себя на прочность. В абсолютно незнакомом обществе нашла друзей и соратников, мы делали командную работу, делала индивидуальную работу, получала оценки от жюри, и это класс. 

Насколько известно, Вы хотели попасть на «МастерШеф» еще в первом сезоне. Но не вышло. Справились бы Вы с такой нагрузкой девять лет назад?

— Мне кажется, да. Я же не вдруг стала такой, как сейчас. Я всегда была такой. Просто жизнь дает мне возможность раскрывать это. У меня меняется только отношение к некоторым моментам. Я не изменяюсь, как личность. Мне всегда хотелось развиваться, я получаю от этого удовольствие. Я – командный игрок, но у меня есть задатки лидера. Я не могу пока раскрывать подробности развития событий на проекте, но могу сказать, что Николаеву за свою участницу не будет стыдно.

Как сложились отношения с соперниками по проекту?

— Мы до сих пор общаемся. У нас есть общий чат. Мы даже встречались на просмотр второй передачи. Кто смог, даже приезжал ко мне в Коблево. Сейчас участники приглашают к себе на день рождения приехать. Эктор назвал нас одним из самых дружных сезонов. Хотя сейчас, когда мы видим передачу в монтаже, некоторые люди раскрываются по-новому. 

Многое не входит в выпуск?

— Очень многое не показывают. И это обидно. То, что видит зритель, снимается три дня. Меня как-то спросили: «Вы говорите, что снимаете три дня. Но как вы одинаково выглядите?». Да, нас все время стилисты одинаково красят и одевают, и мы должны три дня соответствовать. Один мальчик на проекте даже хотел набить татуировку, и ему пришлось ждать выходного, потому что не мог в кадре появиться с пластырем, если его не было вчера. А между съемками одного дня бывают выходные. То есть, мы сняли один день, завтра сняли один день, потом могут быть два выходных, и ты не можешь измениться за эти выходные, а потом только конец этого дня. И ты можешь жить три или пять дней, а это в кадре только один день. 

Кулинария – это искусство?

— Да. Для меня это психологическая разгрузка. Кто-то пишет картины, чтоб разгрузиться, кто-то – бегает. Я готовлю. Мне нравится на кухне творить. И благодаря проекту я поняла, что, как любое искусство, оно имеет свои азы. Но без таланта – никак. Тысячи поваров, но настоящим шефом может стать только талантливый человек.

Для того, чтобы вкусно готовить, обязательно тратить много времени на это?

— Все, что готовится больше часа, в принципе не надо готовить. Я для себя это поняла после рождения двойняшек. Мне жалко тратить время на рецепты, где два часа нужно держать на паровой бане, восемь часов выдерживать, зашивать нитками, фаршировать и так далее. Исключение у меня составляет только рождественская индейка. Рецепт таков, что она должна сутками мариноваться. Но, это по времени недолго. Ты готовишь маринад, маринуешь ее, забываешь о ней, а потом достаешь и запекаешь. Вот она запекается долго. Но других долгих рецептов у меня нет. Я их не люблю.

У Вас есть фирменное блюдо?

— Я очень люблю аджапсандал, это овощное блюдо. Его хорошо готовит моя невестка, и я у нее уже научилась. Я очень хорошо делаю рулет из семги со шпинатом. Ко мне мои домашние, близкие гости приходят на такой рулет. И это именно то блюдо, которое я ни разу не готовила на шоу.  Я считаю его своим фирменным блюдом. И форшмак – тоже, потому что я делаю его вкусно.

Сколько лет Вы занимаетесь бизнесом? 

— Пять лет. В этом году был юбилей, мы его отметили с моим коллективом. Мы сделали очень красивую вечеринку на катере «Любовь Иванова». Я поблагодарила свою команду, и мне было очень приятно, что, оказывается, это плюс-минус 40 человек. Это арендаторы, партнеры… То есть, грубо говоря, то, как я веду бизнес, влияет на жизнь как минимум 25 семей. 

Сколько человек в Вашем подчинении? 

— У меня бизнес сезонный. Поэтому, когда сезон, их больше. Когда приходит сентябрь, их меньше. На каждой базе работает как минимум пять сотрудников. Это уже 25. Плюс арендаторы, у которых тоже есть сотрудники, на которых я имею влияние. Это большое количество людей. Поэтому, мои ночи в первый год жизни бизнесвумен были бессонными. Меня преследовал страх. Я должна была заработать столько денег, чтоб прокормить не только своих детей, но и семьи моих сотрудников, и это мне просто не давало спать. Меня спрашивают: «Что же Вас мотивировало заняться бизнесом?». Ничего не мотивировало. Меня жизнь поставила перед фактом, что я могу это делать. А если я уже что-то делаю, я привыкла делать хорошо. У меня комплекс отличницы. Я могу ничего не делать. Но, у меня подрастают дети. Они – собственники. В данный момент это мои работодатели. Я не могу подвести своих детей. 

Чем Вы гордитесь за время проделанной работы?

— Я горжусь, что я сохранила бизнес мужа. Я горжусь, что я нашла в себе силы не уйти в него с головой. И я горжусь тем, что реализовываю свои мечты, что я их не похоронила. На самом деле, похоронить свои мечты очень просто. Просто сказать себе: «Тебе поздно» или «Это уже не сбудется». У нас принято говорить: «Жизнь после 40 только начинается». Это такой менталитет у нас. Я лично вообще не понимаю, почему у нас людей привыкли списывать в определенный момент. У меня раньше не было времени реализовывать свои мечты: я занималась мужем, детьми, домом. Потом – бизнес, в него можно было уйти с головой, всю себя посвятить ему. Но тогда я бы была обделенной, потому что мечты во мне живут. Если они умрут, это будет трагедия для меня. А они живут.

Насколько трудно развивать бизнес именно в курортной зоне? 

— Очень трудно. Он требует постоянных вложений. А рентабельность у него низкая, потому, что у него сезонный характер. Не бывает такого, что ты сейчас все построил, а потом сидишь и думаешь: «Боже, лет пять я не буду ничего касаться». Это море. Каждый год приходится что-то делать, реставрировать. Нужно постоянно думать, отобьется тебе это или нет. 

Нет ничего гениального в том, чтоб вложить все деньги мира. Но, если ты что-то строишь, и оно не приносит тебе доход, это уже не бизнес. Это все что угодно, но не бизнес. То есть соблюсти доходность с сезонностью очень тяжело. Плюс украинское законодательство меняется со скоростью звука. Какой-то далеко идущий бизнес-план ты не можешь построить. Потому что по щелчку пальца появляется другая налоговая система, и тебе преподносят сюрпризы. Украина  – это страна рискованного бизнеса, особенного если ты хочешь работать в законном поле.  

Исходя из опыта, какие Вы видите перспективы для развития прибрежных зон?

— На самом деле, Украине с туризмом повезло. Только нам им надо заниматься. Мы географически находимся в прекрасном месте. Логистика к нам прекрасная, со всех уголков мира. Николаевская область вообще находится в шикарном месте. Мы – и юг, и море, и степь, и каньоны, и Ольвия, и греческие поселения. Нам дано все для туризма. Абсолютно все. И красивых, работящих, общительных людей. У нас разговорчивый менталитет. Есть же много наций замкнутых. А мы – открытые, гостеприимные. Чтоб развивался туризм, на него надо обратить внимание. Нужен комплексный подход к развитию туризма. Для самого красивого места туристического нельзя доехать, если нет дороги. Если нет информации, и человек не может получить ее на том языке, на котором он разговаривает, он не узнает, что в этом месте можно заняться вот этим и посмотреть это. Нам рекламироваться у себя нет никакого смысла. Если о нас не знают в мире, как мы можем говорить о том, что мы развиваем туризм? Надо о себе рассказывать.

Каждый человек, который приедет в Украину, оставит здесь деньги. Он что-то купит, что-то поест, где-то переночует. Туризм – это градообразующая история. Человек придет в гостиницу, ему нужно будет лечь спать, – хозяин будет вынужден купить постельное белье, и уже заработает фабрика, которая его сшила. Где-то белье постирается, и уже заработает какая-то химчистка. Кто-то постелит эту постель, и горничная будет трудоустроена. А кто-то приготовит обед, из продуктов, которые выросли рядом. И уже фермер получит сбыт. Это целая цепочка. И страны, которые это поняли, живут очень хорошо.

У Вас были мысли о переезде за границу?

— Я задавала себе этот вопрос, когда у нас начались определенные события. У меня произошла переоценка ценностей. Я поняла, что никакой ремонт, никакое накопительство, не имеет значения в современном мире. Все, что ты не можешь взять в руку и за руки, все лишнее на самом деле. Я примеряла на себя жизнь за границей. Приезжала в разные страны, думала, могу ли я здесь жить, и поняла, что нет. Я всегда люблю возвращаться. Я уеду из Украины только в случае, если существование здесь станет невозможным. Если я буду поставлена в те условия, что я не смогу жить здесь. А специально, добровольно я не уеду. Мне нравится жить и реализовываться здесь. Мои дети имеют возможность уехать за границу, но я насильственно их туда не отсылаю. Это будет их выбор. 

Вы сказали, что Вы – феминистка. Что это для Вас значит? 

— Вы знаете, когда я вернулась из Индии, мои феминистические позиции только окрепли. Я познакомилась с уникальными женщинами. Но я и узнала истории, которые в голове не укладываются. Девушка, врач, которая выучилась за границей, работает в клинике. Ее сильно избил отец, потому что она не выходит замуж за подобранного им для нее жениха. 21 век. Это не забитая деревня. Это хорошая, интеллигентная семья. Но для Индии это норма. И я понимаю, что пока существуют страны, где такое норма, надо бороться за права женщин.

Мы с таким не сталкиваемся. Но мы сталкиваемся с другим. Нам уже не выбирают женихов. Мы имеем право выбора. Мы даже можем выбрать: выходить или не выходить замуж. Но мы постоянно живем в прессинге, что ты что-то должна обществу, только потому что ты – женщина. Например. Сидят два руководителя, мужчина и женщина. Что спросят у мужчины? «Какие у вас планы? Как вы будете развивать компанию?». У женщины обязательно спросят: «А с кем Ваши дети, когда вы руководите компанией?». Это проявление сексизма. У мужчины не спрашивают, с кем его дети, когда он идет в политику или руководит компанией. А если женщина решает вообще не иметь детей? «Все, это моральный урод». Как это так? Если она не вышла в определенном возрасте замуж: «Да ты же должна! Ты просто сходи туда». Феминизм – это о праве выбора. Я хочу иметь право выбора. Либо жарить котлеты всю жизнь, либо руководить предприятием. Либо получать образование, либо не получать его вообще. Полностью сидеть дома и заниматься только домашним хозяйством, никак не осуждаемая обществом, или вообще не заниматься домашним хозяйством и честно говорить: «Я заказала еду в столовой. Мои дети едят котлеты из столовой». Ты никогда не сможешь успеть за обществом. И самое обидное, что эту гонку вооружений закладывают в нас чаще всего именно женщины. Женщины – апологеты этого паттерного отношения. 

Если я хочу завтра баллотироваться, я не хочу слышать таких вопросов: «А на кого же ты оставишь семью?». Я не хочу слышать первым делом: «Вы сегодня прекрасно выглядите!». Подождите, а если я зайду в кабинет мужчины-руководителя и сразу начну говорить «Вы сегодня прекрасно выглядите!»? Да какое дело, как я выгляжу? У нас деловая встреча. У нас о другом. Я была на феминистической конференции «50 відсотків». Вы знаете, лоббируется вопрос о том, что у власти должно быть 50% женщин. И он очень тяжело проходит. 

Проиллюстрирую. «Закон о домашнем насилии» начал разрабатываться в 2004 году. Он был принят в 2017 году. Понадобилось 13 лет. Сколько поколений выросло за это время? Почему? Ну, это же «не самое главное». Система налогообложения. Я, как мать, воспитывающая троих детей, освобождена от уплаты налогов. Но я вынуждена платить налоги за троих своих малолетних детей, потому что они не освобождены от налогов. Разве это не странно? Для этого нужен женский взгляд. Ребенок-инвалид не освобожден от налогов. До 18 лет он платит налоги, а после 18 лет – освобождается. Это законодательство Украины сегодня. Уход за ребенком. Мамы особенных детей становятся заложниками ситуации. У нас в Украине нет условий для того, чтоб воспитать такого ребенка. Когда она рождает особенного ребенка, у нее связаны руки, и она не может себя в чем-то другом реализовать. Мужчины об этом не говорят. Потому что, к сожалению, 90% таких семей – это мама-ребенок. Законы – это организация жизни. Женщины – это часть жизни. Мы тоже хотим руководить принятием решений. Не потому что мы хотим быть главными, а потому что хотим свою жизнь упорядочить.

Лично у Вас есть политические амбиции? Не исключаете, что пойдете в политику?

— Я имею для этого набор качеств, которые бы мне помогли. У меня есть соответствующее образование. Я закончила академию при Президенте Украины по управлению гуманитарным сектором политики. У меня есть опыт государственной службы. У меня есть опыт в бизнесе. Я знаю и государственные процессы, и такие вещи, как протокол и деловодство. Этому тоже надо учиться. Я понимаю законы бизнеса. Я «руковожу» маленьким городом (управляю своими базами отдыха) в  Коблево, где у меня, по сути, как пять районов. Я не исключаю. Единственное что, туда пойду, когда я окончательно пойму, что можно влиять на решения. Если увижу, что люди идут в политику не для личных амбиций, а чтоб влиять на решения. Если пойму, что не стану еще одним винтиком в этой системе, тогда я пойду. Тратить время, чтоб просто пойти, создать фонд для принятия каких-то непопулярных решений. Это не цель – стать политиком. Цель – стать эффективной там. 

Какая, по Вашему мнению, роль женщины в современном мире?

— У каждого своя роль. Я не исключаю женственность. И женский подход я тоже не отрицаю. Мы умеем по-разному смотреть на мир. Это не значит, что мы не можем смотреть на мир одинаково. У меня, допустим, зам – мужчина. Когда мы начинаем что-то обсуждать, я поражаюсь, что в тандеме мы можем значительно больше. Но только тогда, когда мы говорим на равных, не стесняемся высказывать точку зрения. Главное – гармония. Если мы начнем друг друга слушать, слышать и не стесняться друг друга, перестанем говорить «Это бабский интеллект», «Это мужской шовинизм», тогда со всеми нами случится счастье.

Какие ценности Вы прививаете своим детям?

— У нас дисциплина. Я не требую слишком много. Я не заставляю их учиться, и поэтому они учатся очень хорошо. Мне повезло с детьми. Я не верю, что это воспитание, потому что я воспитываю только примером. Я могу поверить, что они уродились такими. Потому что, например, мои двойняшки – совершенно разные люди. Я вкладываю в образование детей. Мне не жалко деньги на книги, репетиторов, дополнительные курсы, танцы. Мои дети путешествуют. Они смотрят мир вместе со мной. Но они могут отказаться от путешествия, если это вредит учебе. В данный момент они учатся. Я не могу требовать от них быть отличниками, потому что мой муж был гениальным бизнесменом и он не был отличником. Поэтому, оценки – это не показатель, но они сами стараются. Если они вырастут хорошими людьми, это уже будет мое материнское счастье.  

Как Вы реагируете на хейтеров?

— Читаю. Я – начинающий стендапер. Мне нужна информация. Задевает ли меня? Если бы я примеряла это все на себя, наверное, меня бы задевало. Но я не «одеваю» на себя все эти комментарии. Я считаю, что в каждом негативном комментарии – глубокая трагедия автора. Есть два варианта. Либо ему в данный момент катастрофически нечего делать, он очень скучает. Либо с ним что-то не так. Серьезно. Либо у него есть душевная травма, которую он пытается вскрыть этим комментарием. Вот так я к этому отношусь. 

От чего Вы испытываете кайф в работе? 

— Я получаю кайф, когда встречаю людей, которыми могу восхищаться. Людей с жизненной историей. Раньше я считала, что это «моя стая», которую нужно найти. Но я их встречаю каждый день все больше и понимаю, что все хорошо. Мне сегодня приснился сон, в котором подростки пели «Все к лучшему». (смеется) Я понимаю, что все к лучшему. У меня позитивный взгляд на мир. И я кайфую от того, что есть такие же люди.

И в завершение. С какой мыслью Вы просыпаетесь по утрам? 

— Всегда просыпаюсь в хорошем настроении. Это заводская настройка. У меня есть четкий план, и я не думаю, чем мне заняться. Я себе придумала личную аффирмацию: я открываю глаза с мыслью «Идем делать этот мир лучше». Для меня это так. Возможно, это пафосно звучит, но это так. С меня даже дочки смеются, когда я выхожу на улицу и говорю: «Все, я пошла сиять». Но, в каком бы виде я не выходила, это всегда сияние. Потому что это не о внешнем. 

Общалась: Анастасия Михайлова
Фото: Мария Горшкова, архив NikLife и Анастасии Погосовой