Я отвечаю за Coca-Cola во всем регионе Азии и Тихого океана: история успеха девушки из Николаевщины

Прочитали: 2319

Уроженка города Вознесенск Николаевской области вошла в список самых влиятельных женщин в Data Science. Ежегодный рейтинг журнала CDO Chief Data Officer Magazine опубликовал список, в который вошла Галина Волошина, глава отдела Data & Analytics в компании Coca-Cola в Сингапуре. 

Перед тем как 2018 переехать в Сингапур, Галина 14 лет проработала в компании Procter & Gamble, в офисах компании в Москве, Будапеште и Гуанчжоу. Там прошла путь от стажера до лидера команды Data Science в азиатском регионе. Она столкнулась с разными жизненныи трудностями, частыми переездами, долей сексизама и неуверенности в женщинах, вступила в брак и родила ребенка в Европе. К слову, о последнем она говорит, как о самой тяжелой работе, ведь никогда не предусмотришь все наперед.

Свой путь Галина рассказала DOU, где поделилась историей становления, работе и поделилась мыслями о будущем науки о данных.


О годе в Штатах и ​​обучение в Киево-Могилянке

Выросла я в маленьком городке Вознесенск. Мне очень повезло с учителями в школе, особенно с учительницей математики. Она была молода и заряжала учеников жаждой знаний. Все математические олимпиады, конкурсы в области - везде она нас возила. А когда мне было 12 лет, знакомый вернулся из США, где год жил по программе обмена студентами, которую спонсировал сенатор Билл Брэдли, дай бог ему здоровья. Дети из постсоветских стран могли поехать в Штаты совершенно бесплатно и провести там год: учиться в местной школе и жить в местной семье. Я очень заинтересовалась и начала серьезно учить английский с репетитором. Конкурс был огромный, около 400 детей только из южных областей - и это уже те, кто прошел первый отбор!

Мне просто повезло, потому что на тот момент в Николаевской области отбор был честный, а в других регионах брали взятки. Взятки моя семья не могла дать, даже если бы хотела. Жили мы бедно, мама работала воспитательницей в детском саду, папа без работы. И вот - я прошла! Так в августе 1999 года отправилась в Штаты. Мне было 15 лет. Я впервые летела в самолете. Впервые видела вокруг людей, которые общаются на английском языке. Это был замечательный опыт. Было трудно, почувствовала культурный шок. Но этот год дал серьезный толчок для всего, что произошло со мной потом.

В Штатах я решила заниматься компьютерными технологиями. Не последнюю роль в этом сыграл один из моих школьных учителей, когда посоветовал выбирать профессию, в которой меньше женщин. Мол, женщинам будут помогать, потому что идет волна феминизма. И он был прав!

Я вернулась в Украину в 2000 году, и тут мне повезло еще раз: я поступила в Киево-Могилянскую академию, на факультет компьютерных наук. Специальность «Информационные системы». Полученные здесь навыки пригодились мне, хотя не все и не сразу. Можно сказать, что наиболее полезной оказалась математическая база: линейная алгебра, теория вероятностей, статистика. Это то, что необходимо для работы в Data Science. Языки программирования меняются чаще, поэтому лучше дополнительно ходить на курсы, когда возникнет необходимость.

Могилянка тогда была известна своим независимым вступительным тестированием, никаких взяток. Я переехала в Киев, поселилась в студенческом общежитии. И попала в суперинтересную интеллектуальную среду. В отличие от многих других престижных вузов, здесь не было тех, кто вступил «по блату», детей состоятельных родителей. Почти все происходили из простых семей, но у всех было ощущение, что надо что-то делать, чему-то стремиться.

Работать начала с первого курса, мерчендайзером. Платили один доллар за час работы, это было много! Помню, стою под общежитием с подругой, проходит мимо парень. Подруга мне говорит: «Смотри, он на третьем курсе, работает и зарабатывает тысячу долларов в месяц». Тысяча долларов! Вот это человек! 

А еще мне уже тогда помогло свободное владение английским, я давала частные уроки ученикам. К трем часам была на парах, а затем ехала на занятия к ученикам домой. В общежитие возвращалась в десять вечера. Чем-то особенным это не казалось - так жили многие однокурсников.


О том, как попала в Procter & Gamble

На последнем курсе обучения, в 2004 году, мне на глаза попалась программа от P & G - семинар для студентов из разных стран. На эту программу меня не взяли, но женщина, которая проводила собеседование, потом позвонила и предложила стажировку. В P & G это прикольная штука, потому что тебе платят приличную зарплату. Поэтому я сразу согласилась.

Работа заключалась в том, чтобы договориться об обмене данными с четырьмя украинскими дистрибьюторами, а затем написать программу с этими данными, чтобы в Excel была информация о том, сколько компания продала дистрибьюторам, сколько они продали и сколько в них осталось всего на складах. Другая часть работы - анализировать продажи конкурентов и разобраться, какую долю рынка занимает каждый из товаров-конкурентов. Грубо говоря, каждое утро у каждого менеджера компании на столе должен лежать соответствующий отчет.

Я выполнила всю работу, но не думала, что останусь работать. Именно закончила бакалавриат в Могилянке, начала активно готовиться на магистратуру за границу, как и почти все мои однокурсники. Но все изменила рабочий ужин с руководительницей информационных технологий в нашем регионе, Джуди Аллен. Пригласили всех работников, в том числе и меня, стажера. Я имела возможность несколько минут поговорить с Джуди. Думаю, я ей понравилась и она дала соответствующие указания, потому что после этого ужина мне предложили работу бизнес-аналитика. В Киеве как раз создавали новый отдел. Но ни дня в Киеве я не работала: сначала меня пригласили в Москву на тренинг, а потом решили оставить там, поручили дата-аналитику в отношении группы детских товаров и товаров женской гигиены. Зарплата была хорошая, я очень боялась потерять эту работу, потому согласилась. Поскольку помогала родителям и младшему брату.

Работе дата-аналитиком в P & G в разных странах

Здесь важно сказать, что со времен учебы в США я спокойно отношусь к переездам. Знала, что будет трудно, будет адаптация, одиночество, как и то, что надо искать «своих» людей, планировать хобби, быстро устраивать быт.

На тот момент понятия Data Science еще не было, оно появилось 2011 года, а должность называлась «бизнес-аналитик». И хотя задачи были похожи: разбираться в данных и смотреть, какие ценовые акции, скидки для оптовых покупателей дали положительный результат, данных было меньше и популярных теперь инструментов для работы с ними не было. Все приходилось делать в базах данных и Excel. Иногда программа могла считать всю ночь - нажала кнопочку и пошла домой, а результат узнаешь утром. Нас было два бизнес-аналитика на всю Восточную Европу. Один из интересных проектов, который мы делали - оценки целесообразности приобретения компании Gala компанией Procter & Gamble. Нужно было оценить совместимы ли доли рынка, чтобы получить разрешение Антимонопольного комитета.

Замужество, сексизм и проработка уверенности

Я проработала два года и решила уволиться и поступать на магистратуру. Вопрос был в том, идти в магистратуру IT, или на экономический факультет. Остановилась на втором. Программировать мне так и не приходилось и я изменила вектор. Так в 2006 году я поступила в Центральный университета в Будапеште на магистерскую программу по экономике. Обучение было очень интересным: лекции читали министры, Нобелевские лауреаты из разных стран, это была школа высокого уровня. Правда, с Procter & Gamble меня не хотели отпускать и предложили работу на 20% ставки в офисе в Будапеште. На ту же должность бизнес-аналитика, вести линейку Gillette. Я согласилась. В тамошнем офисе царила совсем другая атмосфера: работало много экспертов, было гораздо веселее. Там я познакомилась со своим мужем-венгром, который тоже занимал должность в P & G.

Раз когда я завершила обучение, моему мужу предложили ехать в Москву - новый начальник набирал команду. Он согласился, и я решила ехать за ним. Моя должность была такая же - бизнес-аналитик по Восточной Европе, но уже не с Gillette, как в Будапеште, а из всех товаров компании. Это было в 2008 году.

Я работала с дистрибьюторами, а дистрибьюторы в России, особенно на Дальнем Востоке, Кавказе, - это настоящая мафия. Мы меняли принципы работы с ними, переходили на систему оценки продаж с помощью независимого аудитора. Это нужно было, ведь компания не доверяла отчетам дистрибьюторов, было очевидно, что они подрисовывали цифры. Конечно, это вызвало сопротивление и недовольство среди них. Много встреч проходило на повышенных тонах. Представьте: сидят такие пузатые дяди, и я - девушка 25 лет. По глазам было видно, как они меня воспринимают. Один мне потом сказал: «Ты хоть очки надень, будешь серьезнее выглядеть!». Я после этого купила себе «нулевки» для солидности.

Нередко я была не только самым молодым человеком за столом, а и единственной женщиной. И, конечно, видела, что относятся ко мне несерьезно, обесценивают. Тогда я сделала два вывода. Первый - не бояться высказывать свое мнение, даже если вам самим она кажется не супермудрым. Об этом хорошо пишет Шерил Сандберг в книге «Включайся: женщины, работа и воля вести за собой». Второй - обязательно помогать в карьерном продвижении подчиненным, особенно женщинам! Кстати, про себя могу сказать, что в карьере каждый раз происходило движение вперед, когда моей руководительницей была женщина.

В 2011 году мы с мужем решили вернуться в Будапешт, поскольку планировали ребенка и хотели осесть. Родилась дочь. Чуть больше года я была в декрете и поняла, что тяжелой работы на свете нет и я сильно хочу обратно в офис! На работе я могу решить любую проблему, а вот с ребенком все сложнее. Мы наняли няню, потом отдали дочь в садик, и я вернулась на работу.

Как из оседлой жизни в Венгрии попала в Китай

В Венгрии стало неинтересно, слишком малый рынок. Поэтому, когда 2015 мне предложили поехать в Китай на должность руководительницы отдела Data Science, я согласилась. Это была первая позиция по Data Science, до этого работала с дата-анализом. Там запустили совершенно новый отдел, который надо было поднять с нуля. Плюс работать не только с Китаем, но и со всей Азией, хотя Китай и занимал львиную долю рынка.

Я поняла, что за такие предложения надо хвататься. Хотелось драйва. Мы упаковали чемоданы, и на началу 2016 году уже втроем были в Гуанчжоу.

На месте начинали с команды из двух с половиной человека - я и полтора китайца (смеется). Полтора, потому что один из них работал на еще один отдел. Затем я наняла 15 специалистов, которые классно программировали. В то время в Китае бурно развивалась электронная коммерция. Количество данных, которые поступали оттуда, шла стремительным потоком, а решение нужно было принимать очень быстро. Мы занимались формированием аудитории для наших брендов.

Например, был один проект по продаже ночных масок для лица. Мы идем на сайт Alibaba, анализируем все данные о продажах ночных масок, включая комментарии, на сайте оставляют клиенты. Оказалось, что аудитория наших масок - это студентки, учатся всю ночь, или девушки, которые недавно разошлись с ребятами. Также выяснилось, что это девушки, которые любят смотреть на товары дорогих брендов - Chanel, Dior, но не покупают их. Согласно этим данным создавали маркетинговые кампании.

Работать в Китае - это совсем не то, что на Западе. Важно понимать, что китайцы очень шовинистические. Например, часто встреча велась на китайском языке, и я просто сидела и смотрела слайды. А потом мне кто-то из подчиненных-китайцев переводил самое главное. Однажды на встрече представители компании Alibaba отвечали на мои вопросы китайской. Мои коллеги потом переводили. Это было так пренебрежительно! Они точно идеально знали английский язык, потому что раньше много лет работали в Сиэтле. Что поделаешь - китайцы такие. Для них есть большой Китай и есть все остальные.

Еще интересный момент: в Китае важно выпивать со своими коллегами, подчиненными. Если с кем-то выпил один на один, то и со всеми другими это стоит сделать. Какой только «байды» я не пила! Уже потом узнала, что можно просить кого-то из коллег, чтобы пил вместо тебя, если сам не можешь. Но несмотря на все эти нюансы проще мне все равно работать с китайцами. Они очень трудолюбивые, точные, аккуратные.

В Гуанчжоу я проработала два года, в компании ожидали, что я вернусь в Европу. Но в Европе рынок стагнирует. Также была возможность поехать в Штаты, но туда не хочу по личным причинам. Малая желание остаться в Азии, здесь наиболее активно развивается рынок, большие объемы, больше данных, соответственно гораздо интереснее, чем в Европе. Так стали звезды, одна из моих коллег пошла в Coca-Cola руководительницей отдела IT в Азии. От нее я узнала о вакансии Data & Analytics IT Director в Сингапуре, прошла три собеседования. И вот 2018 переехала сюда. Многие в P & G на меня обиделся ... Но тут, как говорится, ничего личного, только бизнес! Конечно же, гораздо лучше в резюме иметь не одну, а две международные компании.

В P & G, кстати, Азия была удивительно разделена. Например, Индия и еще несколько крупных стран региона не подчинялись азиатском офиса, у них был свой. А в Coca-Cola весь Тихоокеанский-азиатский регион работает вместе - от Индии и Японии до Индонезии и Фиджи! Без сомнения, это более интересно.

Обязанности Галины в Сингапуре

Я отвечаю за Data Science во всем регионе Азии и Тихого океана. Местные офисы в каждой из стран знают особенности своего рынка, а мы отвечаем за технологии сбора и обработки данных. Ведь технологии должны быть унифицированы. Мы используем все продукты Microsoft, включая Microsoft Azure.

Отличие от работы в P & G: здесь гораздо важнее физическая дистрибуция товаров. Ведь стиральными порошками и подгузниками люди запасаются заранее, часто через интернет, а вот с напитками иначе. Это импульсивные покупки. Захотел пить - купил кругу, не было - купил воду или что-то другое. Мы собираем данные, анализируем, куда ходят наши потенциальные покупатели и что именно им нужно. Например, в баре продавать надо кругу, швепс, спрайт, а вот в спортзале - только вода и соки. Объемы данных в Coca-Cola гигантские и данные намного интереснее.

Задача Coca-Cola в нашем регионе - перейти из компании, ассоциируется только с одним напитком, к удовлетворению многих потребностей потребителя. В частности, мы активно инвестируем в новые категории напитков: чай, кофе, соки, воду, чайный гриб, йогурты. И делать это хотим с пользой для людей и окружающей среды. Мы активно снижаем количество сахара в напитках. Например, с декабря 2019 весь спрайт в Юго-Восточной Азии на 20% менее сладкий. Есть также и круга со стевией вместо сахара. Компания делает это потому, что есть запрос и от потребителей, и от государств, ведь избыток сахара - это диабет. А еще хотим переделать все пластиковые бутылки, которые были проданы. Этого удалось достичь пока только Австралии, где уже в начале 2020 году все бутылки были сделаны из вторичного сырья.

Работа в Сингапуре - это полный мультикультурализм! Здесь совсем нет расизма, дискриминации. Это такой melting pot - все из разных стран. Сингапур сам много вкладывает в воспитание взаимоуважения, постоянно подчеркивает, как здорово, что здесь есть все национальности и все равны. В моей команде кореец, многие китайцы, несколько сингапурцев китайского и малайского происхождения, тайцы, японцы. Китайцев больше, потому что доля бизнеса в Китае больше. Индийцев меньше по той же причине. Все очень разные, хотя корпоративная культура вносит свои коррективы, поэтому некоторые национальные стереотипы остаются.

Например, один из японцев в моей команде за 20 лет работы не брал ни отпуска на две недели. Не принято. Уговаривала это сделать! Когда в Японии мы с коллегами пошли выпить, среди других был и мой подчиненный-кореец. Все выпили, языковые барьеры снизились, и здесь японцы (все мужчины) стали спрашивать, сколько мне и корейцу Дон Хин Кину лет. А он меня старше, хотя и подчиненный. В этих культурах иметь за руководителя молодую женщину - моментальная потеря лица. К счастью, с Дон Хин Кином мы работали настолько давно вместе, что его это совершенно не смущало. И мы решили сказать свои знаки китайского гороскопа, но не называть года рождения. Так и сделали. Особенности работы!

Кстати, устроить корпоративную вечеринку тоже не так просто - сто раз надо подумать, кто что ест. Большинство индийцев вегетарианцы, а если и потребляют мясо, то точно не телятину! Мусульмане не будут есть свинину. Надо сделать так, чтобы всем было вкусно и хорошо. Но к этому быстро привыкаешь.

Ментальных различий много, и они часто столь очевидны, что даже смешно. Например, звонок с австралийским офисом. Они говорят: «Еще не сделали? Не волнуйтесь, еще много времени, успеете! ». Следующие на связи японцы: «Как ни третьего числа? А мы уже всем сказали, что третьего! Так что, четвертого? Это теперь надо всем сообщать, что четвертого ... »С японцами надо быть очень вежливыми, всегда соглашаться, критику подавать только как уточняющие вопросы, между похвалами. С Украиной мне трудно сравнивать, потому что давно здесь не работала.

В то же время поняла, что эти культурные различия - это не глубокий налет, не слишком значителен. А главное сердцевина - одинаковая у всех, и все мы очень похожи. Все хотят быть счастливыми, чтобы были здоровыми их дети, спокойной жизни.

Планы жизни в Азии

Возможностей здесь много. Я хотела бы иметь должность Chief Data Officer, сейчас эта позиция появляется во многих компаниях с физическими продуктами. В нашей компании пока ее нет. Это человек, который полностью отвечает за данные в компании. Системы меняются, а данные сохраняются. Например, в Японии мы сохраняем данные с 1956 года! Конечно, все они прошли триста систем хранения, но фактически это данные за всю историю продаж Coca-Cola в этой стране.

Что касается географии, то думаю, что за три-пять лет вернусь в Европу. Домой немного тянет. Город, картофель, все такое (смеется). На самом деле Азия - это прекрасно, но слишком далеко для постоянного проживания. Везти ребенка к бабушке 18 часов самолетами - не всегда легко, зачастую не наездишься. А вот Европа - это был бы уже дом для меня.