«Мир не может без борьбы добра и зла»: говорим с Алексеем Павлищевым о спектакле «Осторожно, люди!»

Прочитали: 2228

Концерт-холл «Юность» и творческое объединение «Обычные люди» не смогли оставить зрителя без новогодней постановки. 29 и 30 декабря будет представлен новый спектакль «Осторожно, люди!» Алексея Павлищева. 

В центре сюжета – Ангел (Сергей Мельников), Черт (Олег Кошевой), Проктолог (Алексей Павлищев). Вместе они подводят итоги многострадального 2020 года и размышляют, уместен ли в мире абсолют добра или зла.

Накануне премьеры NikLife встретился с Алексеем на репетиции спектакля и расспросил его о театральном творении, «культурном карантине» и уроках 2020. 


NL: Алексей, пожалуйста, расскажите о постановке «Осторожно, люди». Какой сюжет, какие посылы хотите донести публике?

А.П.: Стоит начать с того, что театр должен быть социально-актуальным, и любые проблемы, которые поднимаются в постановках, они должны затрагивать большую часть чувств населения. Спектакль «Осторожно, люди», мы назвали «комедией по итогам 2020 года», потому что этот год был максимально наполнен всевозможными событиями, которые внесли колоссальные коррективы в восприятие мира. Спектакль максимально многогранный, потому что мы затрагиваем здесь разные проблемы – начиная с внутренних человеческих чувств, заканчивая общемировыми вопросами, даже выходящими за границы планеты Земля. 

Если говорить коротко о сюжете пьесы, то он развивается в кабинете у врача, который по специальности является проктологом. К нему приходят ангел и черт с одним вопросом. Достаточно банальным, о котором мы всегда иногда задумываемся: «Кого в этом мире оставить: ангела или черта?». И казалось бы, на первый взгляд, ответ достаточно очевиден. Однако, все не так просто. Если углубиться, подумать на нашими поступками, над нашими действиями, взаимоотношениями, то можно увидеть другую грань, другую сторону. И вот проктолог постепенно во время сюжета пытается понять, кто же полезней, кто важнее и нужнее в этом мире. И он делает свой выбор. Но и он не претендует на истину.

Здесь, во время просмотра, видя со стороны все те моменты, которые мы затронем в спектакле, каждый зритель задумается кого больше в нем – ангела или черта, и можно ли искоренить из своей души окончательно одного из них. Каждый человек об этом подумает и будет здорово. Это, наверное, будет главное, потому что все ценности, которые для нас были нерушимыми очень многие годы, в 2020 просто в какой-то момент рухнули и мы пересмотрели и взаимоотношения в семье, и отношение к работе и все вот эти вещи. Они оказались не такими уж и постулатами, не такими уж и стопроцентными. Наш спектакль тоже в очередной раз дает возможность зрителю в себе немножко «покопаться», увидеть себя со стороны и подумать над собой и окружающим миром. 

NL:  Это ваш авторский сценарий или сюжет основан на литературном произведении?

А.П.: Спектакль создан по мотивам пьесы «Ангел,Черт и проктолог» Игоря Глинкова. В 2017 году она была написана, после чего получила популярность и была поставленна в нескольких тетарах. Я взял за основу эту пьесу. Но, конечно, пришлось над ней очень плотно поработать, поскольку актуальность некоторых вещей, поднятых в пьесе, уже утрачена. При этом, появились новые истории, которые хотелось бы обсудить со зрителем. Я постарался так подстроить сюжет, чтобы зритель все равно держал в голове все те события, которые происходили с нами в этом году. Просто даже выбор этого произведения, выбор этой постановки «на троих» все равно продиктованы 2020-ым. 

К тому же, я очень надеюсь, что зритель отдохнет. Ведь, несмотря на все эти проблемы, сама пьеса написана очень простым, понятным языком, с достаточно остроумным юмором. Воспринимается он легко, и я все-таки надеюсь, что в зале будет больше смеха, чем тишины «на подумать». Поэтому, основная наша задача – подарить людям предновогоднее настроение. А уже смысловая нагрузка этой пьесы она – «на потом». 

По жанру – это комедия, как и у автора. Но у нас это комедия невроза. То есть, речь идет о том, что драма, которая обсуждается в эпизодах этой пьесы, может сильно эмоционально восприниматься зрителем. К примеру, есть утверждение, что любовь является величайшим чувством на планете. В спектакле же есть шанс разрушить эту аксиому, и достаточно убедительно. Хотя, казалось бы, мы никогда об этом не задумываемся, и нам кажется, что если мы любим, то мы любим окончательно и бесповоротно. Но порой это же разрушительно. И мы об этом открыто говорим. 

NL: Вы упоминаете об уходящем году. Каково ваше личное мнение, что не так с 2020? Почему с ним пришло так много плохого?

А.П.: По моим ощущениям, то, что происходит в 2020, – это некий такой промежуточный итог того, как мы себя ведем. Так или иначе все равно все наши поступки к чему-то должны привести. И об этом тоже надо задумываться. У водителей есть такое очень хорошее негласное правило «Не уверен – не обгоняй». Мы должны понимать, что наш выбор – «обогнать или не обогнать», но вопрос – что потом будет? То, что происходит в 2020, – это ответ на наше отношение к окружающей среде; на то, что происходит вокруг. Это «выхлоп». 

Может, просто нужно остановиться? Вот, уже 9 месяцев, как мы остановились. И разве это не время как раз для того, чтобы подумать, что мы делаем не так? 

NL: Чему научил вас 2020?

А.П.: Меня 2020 научил больше ценить моменты, связанные с семьей; моменты, связанные с живым общением. Во время карантина я понял, что значит фраза «Незаменимых людей нет». Понял, что нет безвыходных ситуаций. И, откровенно говоря, этот спектакль – наболевший, накипевший творческий момент. Ведь, начиная с февраля-месяца я был мало связан с творчеством, и для меня это большая проблема. У меня действительно началась своего рода депрессия, некие душевные муки по этому поводу. И, когда я предложил ребятам заняться этим спектаклем, мы еще до конца не были уверены, будет локдаун или нет. Но для себя мы решили, что в любом случае, при любых обстоятельствах мы его поставим. 

Я всю жизнь провел на сцене, для меня вопрос живого взаимоотношения, творческих поисков оказался достаточно значимым в жизни. И я никогда об этом не задумывался, когда делал это на постоянной основе, но когда случится карантин, когда запретили все возможные формы культурного пространства, здесь я понял. Когда как по сути никто ничего не запрещал, ты себе творил, уставал, в какие-то моменты думал: «Зачем мне все это нужно?». Но когда тебе сказали, что нельзя этим заниматься, тут ты понял, что без этого не можешь жить.

NL: То есть, ограничения не убили творческую мотивацию, а только закалили вас?

А.П.: Конечно. Можно было развернуться и уйти. И в какой-то момент так и произошло, когда нам сказали что «Нет, все нельзя». Ну нельзя и нельзя. Мы – социально-ответственные граждане. Мы понимаем, что здоровье безусловно важнее, и в этом не было никакой проблемы. Но когда это затянулось, а желание читать, смотреть, искать не прошло, возникла потребность его выплескивать. И, конечно, за этот период, прочитав огромное количество пьес, некоторые из них очень захотелось поставить. Результат наших сборов сейчас на репетициях – это необходимость, это такой допинг, без которого ты не можешь жить. 

NL: Когда вы говорите о том, что спектакль бы состоялся в любом случае, это действительно говорит о том, что вы им живете.

А.П.: Мы планировали всевозможные варианты. И в случае локдауна, провести его раньше, или же наоборот – сделать его позже. В любом случае, спектакль – это такой продукт, который по сути находится в пространстве и времени, здесь и сейчас. Нет большой проблемы в том, чтобы конкретно этот спектакль поставить на месяц позже, или на другой площадке, или в другом городе. Он настолько компактен, мобилен, и мы настолько в нем живем, что здесь нет ограничений ни во времени, ни в пространстве по сути. Потому что, начиная от самой большой площадки и заканчивая минимальной, его можно трансформировать, с ним можно работать.

NL: Грядущий локдаун не первый. И ранее все без исключения карантинные ограничения касались сферы культуры. Как вы считаете, что привело к тому, что на подсознании у людей осталось, что культура не критически важная сфера и без нее можно обойтись?

А.П.: Это вопрос не одного десятилетия. Сколько я себя помню, сколько помню свою маму, которая тоже является режиссером, всю жизнь, так или иначе, шли разговоры, что культура всегда «по остаточному принципу». Почему? Ну, наверное, если смотреть плоско на ситуацию, есть достаточно объективный ответ. Без медицины –да, нельзя обойтись; без образования – тоже, а без культуры в принципе можно прожить. Существовать, скажем так. Это если не понимать глубинных процессов, которые происходят в деятельности культуры и искусства. 

Такая политика внедрялась и культивировалась огромное количество лет. Вот и осталось мнение, что «культура на потом». Что сначала все остальное, сначала мы «поедем соберем помидоры», а потом «покажем им какой-нибудь концертик». Поэтому, ответ на вопрос «Почему так происходит?» понятный и риторический. А вот вопрос «Что с этим делать?» и «Как найти выход их этой ситуации?» остается открытым.

Многие люди, которых я знаю, хотели ходить на спектакли и концерты. Но они переживают за свое здоровье. Настолько, что готовы недополучить культурный продукт, дабы не рисковать тем, что гораздо больше. Это логично. Это выбор, который надо уважать. Мы не можем их за это осуждать или говорить, что они поступают неправильно. 

Вот только если бы государство создавало условия для сохранения культуры, если бы вело политику без «двойных стандартов» по типу «Театры мы закроем, а рынки мы оставим»… Любой труд важен и нужен. Но, если бы политика была однозначной для всех, тогда бы и люди спокойнее это воспринимали. И тогда может не такая волна сомнений и переживаний была в обществе. 

NL: Расшифруйте, пожалуйста, название спектакля «Осторожно, люди!». На каком слове нужно ставить ударение? Вы к людям обращаетесь или же считаете, что с людьми стоит быть осторожнее? 

А.П.: Мы подразумеваем второй вариант. Будто бы, «Осторожно, [это] люди!».

NL: Директор концерт-холла «Юность» Олег Кошевой ранее анонсировал видоизменение сцены, на которой в частности будет показан и ваш спектакль. Было принято решение переходить в более театральный формат и, в том числе, отказаться от гарнитур, прикрепленных к телу. В вашем спектакле тоже не будет головных микрофонов?

А.П.: Как вы понимаете, в принципе концерт-холл «Юность» еще со времен кинотеатра не приспособлен для классических театральных постановок. Поэтому, честь и хвала Олегу за то, что он пытается приблизиться к театральному пространству. Был эксперимент по поводу подзвучки. Так как пространство огромное, голосом не все могут донести мысль до зрителя так, чтобы он ее услышал. А когда зритель включает потребность прислушаться, то у него пропадает эмоциональное восприятие. И вот это проблема.

Но наличие гарнитур на артистах – это очень специфический вопрос. Это то, что имеет место быть, но только при определенных условиях: что это качественная гарнитура и что за пультом сидят профессионалы, которые конкретно подзвучивают конкретного актера. Добится этого очень сложно, в Николаеве. В этот раз все должно быть хорошо. Ведь главные герои – это люди, которые на сцене очень давно.

NL: Как сформировалась ваша команда? 

А.П.: Надо сказать, что с Олегом Кошевым мы уже знакомы 16 лет. Мы провели с ним сотню мероприятий вместе, начиная с самых маленьких, заканчивая Днем города. Я приехал в Николаев в 2002 году и так получилось, что через год моего пребывания в Николаеве нас познакомил наш общий знакомый. Потом рабочий процесс перешел в дружбу, товарищество, и в итоге мы стали кумовьями. 

С Сережей Мельниковым история другая. Он был КВН-щиком, а я с КВН-ом никогда не пересекался, кроме как просто смотрел. Один раз в 2015 году мы привезли спектакль «Объелся груш» в ДК «Молодежный», и в тот момент у Сережи заканчивалась своя репетиция КВН-овская. Мы встретились в зале и перекинулись парой фраз. Он сказал, что если когда-нибудь у меня будет возможность пригласить его на роль в спектакль, он бы с удовольствием попробовал. Конечно, на тот момент я об этом не думал. Но спустя год или два я ставлю спектакль «Размороженный» и мне нужен персонаж. Я начинаю перебирать в голове, кто бы мог сыграть эту роль и чисто случайно вспоминаю эпизод с Сережей. Набираю его. Он был только «за». Приехал и мы поставили этот спектакль. Он очень здорово сделал свою роль, надо отдать ему должное. Тогда он был еще далеко не театральный актер, и ему было сложно держать свой образ все время целостно. Потому что этому тоже надо учиться. Но в это время он познакомился с еще одной актрисой, которая уже давно была «у меня». Недавно у них родился второй ребенок. (улыбается) И так получилось, что этот спектакль стал ключевым в их жизни. Потом он работал у меня в спектакле «Плохие евреи». И вот когда я прочитал пьесу «Ангел, черт и проктолог», я сразу понял, какие три человека смогут ее сыграть. 

Самое приятное в этой работе – это то, что здесь люди хотят играть. Иногда даже в профессиональном театре сложнее работать. Потому что там – надо, а тут – хотят. Творческое объединение «Обычные люди» – это непрофессиональные актеры, и у многих очень маленькая практика на сцене. Но желание и атмосфера дает возможность создать нечто достойное на сцене.

NL: Когда мы говорим о вечной линии противостояния добра и зла, надо отдать должное теории о том, что одно не может существовать без другого. Верите ли и вы в то, что должен быть баланс? 

А.П.: Каждый человек – это отдельно взятый мир, в котором либо живет только черт, либо только ангел, либо они сосуществуют вместе. Если говорить конкретно про этот спектакль, то здесь чаши весов все время перевешиваются. Вся суть Проктолога в том, что он сам пытается себе ответить на этот вопрос: «А может ли существовать мир, в котором только абсолютное зло?» либо же «абсолютное добро». И он находит ответ на вопрос. 

Если говорить обо мне лично, я не знаю, сколько процентов того и другого во мне лично. Но мне кажется, что мир не может существовать без борьбы добра и зла. И это мы обсуждали еще до того, как перешли к репетиционному процессу. Потому что очень важно понять для себя эту сверхзадачу актерскую: зачем Черт в этом спектакле, зачем – Ангел, зачем – Проктолог? 

Если посмотреть на другую сторону медали, по-сути они втроем «троллят» всех. Тут нужно отдать должное драматургу, ведь о серьезных вещах говорят всегда с улыбкой. Это именно тот спектакль. Ведь если не задумываться о чем мы говорим, то все легко и просто. Поэтому, мы и представляем ее под Новый год. Хоть пьеса и не новогодняя, ею мы своеобразно подводим итог. Или же призываем всю эту историю закончиться.

NL: Спасибо за беседу. Ожидаем премьеру!

Общалась: Анастасия Михайлова
Фото: NikLife, Facebook – Алексей Павлищев