Из нашумевшей истории в книгу о приключениях: как николаевец помог вернуть похищенный «Поцелуй Иуды»

Прочитали: 5256

Преступления в сфере искусства видятся нам изысканно романтизированным кинематографом явлением. В фильмах их совершают зачастую харизматичные аферисты, которые почти никогда не попадаются полицейским - за этим невероятно интересно наблюдать, не без восхищения гениальностью мыслей злодеев. Однако, в реальности похищения и подделки шедевров приносят огромное количество неприятностей их владельцам, а также доставляют огромных трудностей в поисках виновных.

Больше десяти лет назад, 30 июля 2008 года, в одесском музее произошло резонансное событие: неизвестные украли картину известного средневекового итальянского художника Микеланджело Караваджо «Поцелуй Иуды». Через два года благодаря усилиям сотням правоохранителей из разных стран, она была найдена и доставлена в Украину.

Мало кто знает, но одним из ключевых участников операции по задержанию преступников в Берлине был николаевец – Денис Фомичев. Спустя годы, он придал художественной интерпретации этим событиям в авторской книге и поговорил с NikLife о том, как она создавалась, что было на самом деле, и почему виновные до сих пор не понесли наказания.


Денис пришел в правоохранительную систему в 1999 году и служил ей больше 15 лет. После событий, о которых идет речь, он получил звание подполковника милиции. Сегодня он уже снял погоны и стал руководителем службы безопасности одной из крупнейших агро-компаний Украины. А десять лет назад с ним случилась, пожалуй, одна из самых запоминающихся историй его жизни: в 2010-ом его милицейские будни заиграли новыми красками, он был вовлечен в спецоперацию по спасению мирового наследия живописи и стал подставным экспертом по антиквариату.

Все дело в картине «Поцелуй Иуды» (также известной как «Взятие Христа под стражу»), которая была подарена «жемчужине у моря» в 1901 году Санкт-Петербургской Академией художеств. Она находилась в Одесском музее западного и восточного искусства вплоть до ее громкого похищения в 2008 году. Полотно являлось единственным произведением великого живописца в стране, а ее оценочная стоимость превышала сто миллионов долларов.

В 2008 году картина была похищена из музея, когда в здании проводились ремонтные работы. Тогда злоумышленники проникли в музей через крышу соседнего дома и вырезали известное полотно из рамы. В последствии, картину удалось обнаружить лишь в 2010, в Германии.

NL: Как вы узнали о случившемся в музее? Где вы на том момент служили и в каком звании находились?

Д.Ф.: На тот момент я работал в Николаевском управлении по борьбе с экономической преступностью. Был в звании майора. Но в то же самое время существовало Управление спецопераций в Министерстве внутренних дел, и туда я был командирован. О случившемся, как все, узнал из телевизора. И тогда я даже не мог предположить, что могу помочь вернуть картину в страну.

NL:  Как дальше развивались события?

Д.Ф.: В книге есть художественная интерпретация данных событий. Всех настоящих подробностей я, конечно же, рассказать не могу, – тайна следствия. Но знайте: проделана огромная колоссальная работа. На разных этапах следствия и операций было задействовано несколько сотен человек. Для достижения нашего результата понадобилась длинная трудоемкая цепочка. Были вовлечены полиция Венгрии, Великобритании, Германии, Италии, - практически, весь Европол. Как вы понимаете, действия разворачивались не только в Берлине: в связи с этим похищением многие события происходили в разных странах Европы. Картина же не пропала просто так: ее кто-то заказал. Правда, потом отказался. И уже о причинах того, почему отказался и кто, мы можем только догадываться. Следствием этот момент остался не установлен.

Благо, на то время руководство МВД с большим пониманием относилось ко всем нашим нуждам. Не нужно было объяснять всю важность происходящего, и все ресурсные потребности были удовлетворены. Тогда не обсуждалось их количество, обсуждалась лишь срочность. 

Как известно, картина была обнаружена в Берлине. 25 июля 2010 года федеральной криминальной полицией Германии были задержаны четыре участника международной банды, среди которых был один россиянин и трое имели украинское гражданство. На территории Украины арестованы еще около 20 возможных соучастников кражи. Полотно было найдено при попытке воров передать покупку подпольному коллекционеру.

NL: Вы как участник операции, можете определить уровень иностранных коллег, и насколько подходы разных стран отличаются в вопросе раскрытия преступления? 

Д.Ф.: Конечно. В сотрудничестве с коллегами из разных стран я понял, что смекалка, которой мы, украинцы, гордимся, на самом деле является вещью, которой гордиться нельзя. По немецким законам, любое, даже самое простое, следственное действие сопровождаются зависшими в воздухе вертолетами, хотя, казалось бы, в обычной встрече мало что опасно. Но чтобы всю технику подготовить, нужно время, которого не было. Тогда любое замедление могло привести к полному провалу. 

Когда я спросил можно ли упростить некоторые процедуры, мне ответили: «Да, есть возможность этого всего не делать». Я обрадовался, поинтересовался, что для этого нужно. На это я услышал: «Нужно, чтобы вы получили немецкое гражданство, стали депутатом, инициировали соответствующий законопроект, за него проголосуют, и тогда мне его спустят по вертикали для исполнения. Только тогда мы будем делать так, как вы говорите». И это правильно. Это «смекалка» по-немецки: если правило прописано, тогда его будут исполнять, если нет – ни при каких обстоятельствах. Почувствуйте разницу: это как отличия между «Мерседесом» и «Део Ланосом».

NL: Несмотря на разницу в менталитете и законодательстве, вы все равно действовали как единый механизм?

Д.Ф.: Да, и это было удивительно для другой стороны. Для немцев это был едва ли не первый опыт работы с милицией из постсоветского пространства. И они удивлялись уровню украинских правоохранителей. Опять же, на разных этапах у нас было задействовано все управление специальных операций, департамент уголовного розыска, отделение Интерпола. Здесь тоже речь идет о сотнях человек. При нашем скромном, по иностранным меркам, финансировании, все получилось на должном уровне. Можно сказать, что мы не ударили в грязь лицом.

NL: Каким был ваш персонаж? 

Д.Ф.: Меня звали так же – Денис. В выдумках не было изощрений, я должен был вести себя естественно. Но, конечно же, легенда имела место быть. Ее тщательно готовили. Ведь, чтобы из ничего «создать» человека, нужно придумать всю его жизнь, он должен обрасти друзьями, вещами. Я выступил специалистом по антиквариату, который должен был оценить картину. Формат встречи предполагал, что мне ее покажут. Этого было достаточно для задержания. Уже потом многие стали говорить, что она не настоящая. Но в Берлине была проведена экспертиза, которая подтвердила оригинальность произведения.

Действительно, еще в 1993 году возник вопрос о подлинности картины. Долгое время она считалась авторским повторением либо же вообще оригиналом, с чем не соглашался Дублинский музей. Только в 2012 году украинский музей согласился, что одесский «Поцелуй Иуды» не является авторским повторением дублинской картины. Исследования в питерском Эрмитаже показали, что картина, вероятнее всего, была написана итальянским художником Джиованни ди Атилли через 10 лет после смерти Караваджо. Её заказал родной брат Кириако Маттеи, владельца оригинала, — Асдрубале. И манера её написания заметно отличается от манеры Караваджо.

NL: Что касается разговоров, сомнение в подлинности – это не единственное, что их вызывало. Имели место заявления о существенных повреждениях полотна. Причем, отмечалось, что их нанесли не похитители, а украинские полицейские, перевозившие его из Берлина. В результате, по мнению реставраторов, именно повреждения полотна от перевозки оказались самыми существенными и сложно реставрированными. Вам что-то известно об этом?

Д.Ф.: Насколько мне известно, именно похитители сложили ее в восемь раз и засунули в машину. Уже в Германию она попала в полуразрушенном состоянии. Обратно же ее везли с учетом всех предосторожностей. 

NL: Ваша книга повествует всю эту историю – от похищения до возвращения картины на родину?

Д.Ф.: Не совсем. Сюжет начинается в небольшом приморском городке, где милиционер Дмитрий Давыдов борется со взятками так, как это принято в данной местности. В силу трагических обстоятельств он попадает в разведшколу и начинается… 

Сама история про похищение картины и ее возвращение – это только часть моей повести. При ее помощи раскрывается тот смысл, что намного глубже. Все мы знаем, что самая большая проблема нашей страны – это коррупция. Все об этом говорят. И когда кого-то задерживают, общество воспринимает это с возгласом: «Отлично!». Однако, мало кто рассказывает, как происходит этот процесс. На самом деле современная форма борьбы с коррупцией порождает еще большие преступления.

Ведь, нельзя бороться с коррупцией, полученных от самих коррупционеров. А у нас, к сожалению, так и происходит. Моя книга рассказывает о вымышленном милиционере из провинциального городка, который волей случая попадает в подразделение разведки, где нет коррупции, вообще. Он понимает, что можно жить и работать по-другому. 

Книга полностью основана на реальных событиях, но с большой долей художественного вымысла. При этом, люди, которые стали прототипами героев, однозначно узнают себя. Они до сих пор живут, работают и здравствуют в Николаеве: как правоохранители, так и преступники. 

NL: Спустя десять лет дело не перестало быть резонансным. Но ответственности никто не понес до сих пор. Каково ваше мнение, почему? 

Д.Ф.: Наверное, потому, почему обо всем вся эта книга.

NL: Заседания постоянно переносятся из-за неявки участников, подозреваемых освободили из СИЗО еще в 2012 году. За время, пока тянется этот процесс, один из фигурантов дела умер, а еще двое попались на другом преступлении. Преступникам вменяют «кражу в особо крупных размерах, совершенную организованной группой» и «контрабанду, совершенная группой лиц». Это особо тяжкие преступления, за которые положено от семи до 12 лет лишения свободы. Есть у вас предположения, чем все закончится?

Д.Ф.: Просто потерять дело они не могут, будут тянуть, пока тянется. 

NL: Может ли это затянутся до момента истечение срока давности – 15-и лет? 

Д.Ф.: Четыре года осталось, это немного. Можно будет заново попробовать ее украсть. (шутит) 

NL: Такая безнаказанность говорит о неэффективности судебной системы? Не хочется верить, что любой человек в Украине может замахнуться на мировое достояние.

Д.Ф.: История показывает, что так и есть. В свое время картину тогдашнему Президенту Украины Виктору Януковичу передавала канцлер Германии Ангела Меркель. Не знаю, что может быть выше этого доказательства важности этого дела.

NL: Как долго создавалась ваша книга?

Д.Ф.: Во многом появление книги - это заслуга моей супруги Анжелики. Я рассказывал ей истории из моего прошлого, ей они были интересны, и поэтому она предложила изложить их в книге. В 2015 году я начал писать. Однако, так как не было никакого четкого срока, до которого это нужно было доделать текст, процесс затянулся. 

NL: В каком жанре она написана?

Д.Ф.: Это приключенческая повесть. У меня есть прекрасный друг, автор и исполнитель Дмитрий Макляков. Он один из первых, кто прочел мою книгу, и я спросил у него: «Что это? На роман это не тянет, для рассказа – много». Он мне сказал, что это приключенческая повесть. На том и решили. Тут есть огромная доля юмора, еще большая - самоиронии. Говорить о себе серьезно – признак глупости. (смеется)

NL: Сюжет завершенный? 

Д.Ф.: Скорее всего, главный герой этой книги попадет еще в две книги. Следующая, вероятнее всего, будет посвящена его борьбе с коррупцией, взяточничеством. Так как пишу я медленно, у многих преступлений истекут сроки давности, и о них можно будет порассуждать. Также я думаю, что в третьей книге герой попадет на Восток Украины. По сюжету это будет 2014-2015 годы. 

NL: То есть, прототип абсолютно ваш? (Фомичев принимал участие в боевых действиях на Донбассе) 

Д.Ф.: Вдохновение я брал с происходящего вокруг. Я не пишу про факты, о которых узнал через телевизор. Только про то, что я видел сам. Какие-то черты у главного персонажа мои, какие-то я брал у окружающих. Конечно, хотелось бы, чтоб хорошие были исключительно моими, а плохие только у окружающих. Но иногда получается наоборот.

NL: Чему нас учит эта книга? 

Д.Ф.: Я хочу, чтобы наша система работы в сфере борьбы с коррупцией и взяточничеством стала другой. Так получается, что в каждой области будто бы действует свой собственный УПК. Каждый его видит по-своему, и тут начинается «народное творчество» в виде подгона под свои юридические вожделения. И так во всех сферах. К примеру, Львовская таможня отличается от Черкасской, как португальская от китайской. А надо действовать просто по закону. Когда-то это называлось верховенством права. Хочется, чтобы не было, так как в первой части книги. Хочется, чтоб как во второй, чтоб без народного творчества. В книге рассказывается о том, как из того, что есть, можно трансформироваться в то, что нужно. 

NL: Вы думаете, что когда-то получится победить коррупцию? 

Д.Ф.: А если мы не сможем, нас не будет. 18 и 19 век еще как-то прощал это, но сейчас мы не можем с этим мириться. Если сейчас не действовать алгоритмами, пропадем. Да, это дело не одного года, возможно – не десяти. Но если через 100 лет останется все, как есть сейчас… 

NL: Скучаете за «охотой»? 

Д.Ф.: Скучаю, конечно. Но не по немытому райотделу, не по поломанным жигулям. По духу, по идее, по идеальной милиции.

NL: Спасибо вам за интересный рассказ.

Презентация книги Дениса Фомичева пройдет 27 февраля в стенах музея Николаевского академического художественного российского драмтеатра. В рамках мероприятия можно будет приобрести книгу, пообщаться с автором и увидеть некоторых прототипов повести. Начало запланировано на 15:00. 

Сама многострадальная картина семь лет «пылилась» в качестве вещдока, сейчас находится на реставрации, ее должны закончить до осени этого года – к 450-летию со дня рождения Караваджо.

Общалась Анастасия Михайлова, специально для NikLife
Фото беседы: Мария Горшкова