Какая гадость, эта ваша заливная рыба! Что мы знаем о главном новогоднем фильме последних 50-и лет

Прочитали: 1183

«Памяти Андрея Мягкова»

Новогодние праздники уже давно ассоциируются не только с оливье и мандаринами, но и с фильмом «Ирония судьбы, или С легким паром!». Знакомые герои, знаменитые актеры «старой гвардии» и выученный наизусть сюжет киноленты, которую многие просматривали уже несколько десятков, а то и сотен раз, все равно продолжают смотреть снова и снова. Пятьдесят лет подряд.

Однако, не все знают, что скрывается за, казалось бы за незатейливым, но в тоже время интересным и затягивающим, сюжетом. «Иронии судьбы», которую невозможно представить с другими актерами. Лента могла выглядеть совсем иначе, ведь некоторых из персонажей утвердили на роль совершенно случайно и спонтанно. Как и любимые фразы из киноленты иногда были даже не прописаны в сценарии, а получились по чистой импровизации.

Ввиду того, что главного героя картины не стало, NikLife решил познакомить своих читателей с историей культовой ленты.

История картины началась в 1968 году, когда ее написали кинорежиссер Эльдар Рязанов и его друг, драматург Эмиль Брагинский. К моменту постановки она уже пользовалась популярностью и успешно шла в нескольких театрах по всему Советскому Союзу. 

Кинорежиссер Эльдар Рязанов и драматург Эмиль Брагинский

Есть две версии ее появления, но в обоих случаях за основу была взята реальная история из жизни. По одной авторы взяли случай вычитанный авторами в газете. По другой сюжет был написан по рассказу композитора Никиты Богословского. Его знакомый якобы 31 декабря пошел в баню, потом поехал к друзьям, которые отмечали годовщину свадьбы, и сильно напился. После этого над ним решили подшутить один из гостей и привез пьяного товарища на Киевский вокзал. Подкупив проводницу поезда «Москва — Киев», знакомый Богословского разместил товарища в общем вагоне, оставив ему только веник, портфель и 15 копеек. Чем закончилась эта история, – неизвестно. Но многие предполагают, что именно она послужила основой для сценария.

Известно, что изначально фильм не хотели выпускать в прокат, поэтому Рязанов решил предложить сюжет телевидению, где киноленту одобрили. Собственно поэтому, он и стал двухсерийным. Съемки начались в январе 1975 года. На роль Нади пробовались многие актрисы, в частности Людмила Гурченко, Валентина Талызина, Светлана Немоляева, Ольга Волкова. Однако, Рязанову никто не подходил, и тогда он вспомнил о фильме «Анатомия любви», где главную женскую роль исполнила Барбара Брыльска. Ее он и решил пригласить на пробы. Позже Барбара признавалась, что с Ипполитом она не хотела с целоваться в сценах, а он же наоборот все время норовил это сделать. А роль Гали, которую играет Ольга Науменко, изначально должна была сыграть актриса Наталья Гвоздикова, однако пробы она не прошла. 

Светлана Немоляева и Ольга Волкова

Людмила Гурченко и Валентина Талызина

 Ольга Науменко и Наталья Гвоздикова

А вот роль Жени Лукашина досталась Андрею Мягкову случайно. По задумке режиссера актер должен был не вызывать в кадре отвращения к пьяному человеку, а наоборот оставаться наивным и обаятельным. Роль должна была достаться Андрею Миронову, но тогда говорить о том, что он «не пользовался успехом у женщин», по сюжету было невозможно, ведь никто бы просто в это не поверил. На роль Лукашина также пробовались Иннокентий Смоктуновский, Олег Даль, Пётр Вельяминов и Станислав Любшин. Миронова же Рязанову порекомендовала ассистент по актерам и, хотя, в комедийные способности Мягкова, который уже на тот момент успел стать узнаваемым, особо не верили. Но по итогу именно он получил роль.

Трудности были и с ролью Ипполита. На нее уже был утвержден актер Олег Басилашвили, однако во время съемок у него скончался отец, а через некоторое время его друг и коллега артист Большого Драматического театра Ефим Копелян. Поэтому, Олег никак не смог приехать на съемки и Рязанову пришлось срочно искать ему замену, так Ипполитом стал Юрий Яковлев. Костюмы сшиты специально на Басилашвили пришлись удачно впору и Яковлеву. Собственно, когда Лукашин выбрасывает его фотографию из окна, можно заметить, что поднимает Надя фото, где уже изображен не Яковлев, а Басилашвили. К слову, ляп с фотографией Ипполита не единственный в фильме. В самом начале можно заметить, что в титрах допущена опечатка в слове «исключительно», где пропущена буква «л».

Андрей Миронов и Иннокентий Смоктуновский

Олег Даль и Пётр Вельяминов

Станислав Любшин и Олег Басилашвили (который изначально был утвержден на роль Ипполита)

Начинается фильм с анимационного ролика с шагающими зданиями, хотя, как говорят некоторые источники, должен был начаться с кадров многоэтажек снятых с вертолета. Однако, сцену пришлось убрать, возможно потому, что это выходило недешево. Этим хотели показать типовость советских городов, одинаковые постройки и похожий советский быт, например, квартиры Нади и Жени. Снимались, к слову, в павильоне на «Мосфильме». Это была одна квартира, а чтобы создать образ двух разных, приходилось переставлять мебель и менять декорации местами. В качестве типового дома по адресу 3-я улица Строителей, 25 в фильме сняты два панельных дома, расположенных в московском районе. Дома 125 и 113 по проспекту Вернадского, на которых сейчас  дос­ка, где указано, что именно здесь «жил Женя Лукашин из комедии Эльдара Рязанова». Правда, эту табличку не единожды воровали. 

Сцена в бане, где герои выпивают, после чего главный герой и оказывается в самолете, снимали также в «Мосфильме». Этаж был плохо отапливаемым, а пальмы, лавочки и столы были принесены. Хотя многие зрители думали, что сцена снималась именно в настоящий бане. Но, как писал Эльдар Рязанов в книге «Неподведенные итоги», собрать в человеческое время этих четырех господ, работающих в разных театрах и снимающихся в разных фильмах, оказалось физически невозможно.

Актерам нужно было сыграть пьяных в бане, сидя на холодном цокольном этаже в одних простынях и быть, при этом трезвыми. Существует история, что в один из съемочных дней актерам удалось пронести  на площадку спиртное и заменить алкоголь в кадре. И после нескольких сцен пьяных актеров заметить было сложно, что и случилось. Подвыпивших заметил Рязанов и остановил съемки, отправив всех домой, а сцену решили переснять. На следующий день внимательно следили, чтобы никакого алкоголя в кадре не было и устраивали настоящий досмотр, Рязанов лично проверил все бутылки на предмет алкоголя. А вот в фильм вошли кадры именно с по-настоящему выпившими актерами.

Кстати, сам режиссер фильма также снялся в одном из эпизодов. Требовалось найти актера, на плече которого Лукашин будет класть голову во время полета, а искать кого-то уже не было времени. Поэтому, оператор киноленты Владимир Нахабцев предложил Рязанову сняться в этой сцене. Кстати, слова к знаменитой песне «У природы нет плохой погоды» на музыку Андрея Петрова были написаны также самим Рязановым. В свою очередь сделать двух главных героев фильма Надю и Женю новоселами предложил художник Александр Борисов. Сделано это было для того, чтобы оправдать поведения героя, ведь в необжитой квартире легче не заметить ошибку. 

«Во-первых, у нас действительно люди чаще всего получали ордера накануне праздников. Во-вторых, это еще более оправдывало поведение героя — ведь в новой, необжитой квартире не заметить свою ошибку значительно легче. А в-третьих, что, пожалуй, самое главное, такое решение дало нам возможность строить чисто кинематографические мизансцены с многообразным использованием переднего плана, то есть определило изобразительную стилистику фильма», – писал Эльдар Рязанов в своей книге «Неподведенные итоги». 

Сцена в самолете, где снялся режиссер фильма Жльдар Рязанов

Особенные сложности возникли и со съемками зимних сцен. На первый взгляд и не скажешь, что снег и метель – бутафория, но это действительно так. Именно на момент съемок снега как раз и не было и снять действительно новогодние сцены оказалось проблемой. Чтобы создать имитацию снега и метели съемочная группа скупила всю вату в ленинградских аптеках и нафталин. Деревья и остальное «украшалось» подручными способами.  В ход шла также резаная бумага и с помощью пригнанных ветродуйных машин создавалось ощущение метели. При общих сценах можно заметить, что крыши домов не покрыты снегом, в то время, как на улице сугробы. В некоторых источниках упоминается, что снег привозили из аэропорта Пулково, чтобы создать правдоподобность. 

Еще одной загвоздкой при съемкой стал акцент Брыльской, и никто бы просто не поверил, что она – действительно учительница русского языка. Менять профессию не стали, а решили, что озвучит ее актриса Валентина Талызина, которой в фильме досталась роль подруги Гали. За эту роль Брыльска получила госпремию, а вот Талызина сильно обиделась тогда на нее. Говорила она, пела Алла Пугачева, а премия досталась «этой польке». И только спустя много лет актрисам удалось немного примириться, хотя Барбара говорила Талызиной, что мол «она же не сама себе присудила премию». Кстати, то, что именно она озвучивала Галю в фильме, как и Пугачеву, исполняющую песни, в титрах не указали. А вот за Мягкова песни в «Иронии судьбы» исполнял Сергей Никитин. 

Барбара  Брыльска, Юрий Мягков и Эльдар Рязанов

Тот самый кадр, где Лукашин выбрасывает фотографию Ипполита из окна, можно заметить, что поднимает Надя фото, где уже изображен не Яковлев, а Басилашвили

В одном из эпизодов можно заметить и Людмилу Гурченко, которую Эльдар Рязанов снял в пяти своих фильмах и Андрея Миронова, который пробовался на роль Лукашина. А заметить их можно в фильме «Соломенная шляпка», который крутят по телевизору в одной из сцен. 

Многие фразы из фильма стали крылатыми, и их до сих пор цитируют, но не все их них были прописаны в сценарии. Например, одна их самых запомнившихся фраз «Какая гадость это ваша заливная рыба» была чистой импровизацией Юрия Яковлева. Позже он признавался, что рыба, которую принесли на площадку, действительно была отвратительной. Собственно, как и фразы «О, тепленькая пошла» в сценарии не было. Все дело в том, что в павильоне «Мосфильма», где проходили съемки, по большей части текла только холодная вода. А вот когда из крана пошла теплая, для актера это стало неожиданностью. 

Отдельно можно упомянуть и способ съемки фильма, который была на тот момент новаторством. Рязанов применил съемку трехкамерной системой «Электроник-КАМ», позволяющей снимать, как общий план, так и лица актеров.

«При системе «Электроник-КАМ» три камеры могут работать одновременно. И если одна из них снимает общий план, то есть всех актеров вместе, то две другие пристально и крупно следят только за лицами героев. Эмоциональное состояние исполнителей на укрупнениях идентично душевной напряженности на общих кадрах — ведь снимались они в один и тот же отрезок времени. Поэтому в монтаже отсутствует ритмический и всякий иной разнобой между крупными и общими планами сцены. Благодаря многокамерной съемке очень легко и приятно монтировать фильм. А когда снимают последовательно одним аппаратом, то накладки встречаются довольно часто и не только затрудняют, но и «загрязняют» монтаж», – писал в книге Рязанов. 

Режиссер отмечал, что главным преимуществом такой камеры является то, что можно посмотреть отснятый материал. В то время, как для обычной камеры нужно было приобрести специальное оборудование. Собственно, это упрощает задачу, ведь можно отснять репетиционные сцены и сразу посмотреть их, проведя работу над ошибками. 

«Пожалуй, одно из самых главных его достоинств — возможность немедленно увидеть снятое тобою. На обычной камере, если ты не смог раздобыть дорогостоящую телевизионную приставку, ты снимаешь как бы вслепую. Ты не можешь сразу же воспроизвести и тут же лицезреть созданное, чтобы разобрать ошибки и вообще правильно оценить работу актеров, оператора, да и собственную тоже. Пленку отправляют в лабораторию, и только через несколько дней ты смотришь в просмотровом зале, что ты, собственно, «натворил». А если допущен просчет и требуется пересъемка, то исправить это зачастую нельзя: либо декорация уже разобрана, либо актер укатил на гастроли с театром, либо еще что-нибудь в этом же роде», – рассказывал Эльдар в книге «Неподведенные итоги».

Закончили снимать фильм летов в июне и шесть месяцев картина ждала, пока наступит новый, 1976 год, а вместе с ним и телевизионная премьера. Собственно даже во время этого ожидания у картины были неприятности и Рязанов нередко слышал доходящие до него слухи о неприятностях относительно фильма. Вышел фильм на экраны 1 января 1976 года в 17:45 по первой программе. 

В своей книге Эльдар Рязанов вспоминает еще одну историю, связанную с выходом фильма на экран. Однако, об этом ему рассказал Министр телевидения С. Лапин уже через несколько лет после премьеры «Иронии судьбы». Он-то и рассказал Рязанову, что во время съезда председателей партийных бюро им решили продемонстрировать «Иронию судьбы», однако, посмотрев фильм, она единогласно сказали, что выпускать ее на экраны нельзя. Но вот на окончательное решение это никак не повлияло, ведь Лапин, который и показал им ленту, уже успел заручиться поддержкой Леонида Ильича,  и что еще важнее – добиться его согласия на показ.

«Помню, в начале декабря тысяча девятьсот семьдесят пятого года, — излагал Сергей Георгиевич, — у нас в Софрино в Доме творчества телевизионных работников проходил семинар. Съехались со всей страны председатели партийных бюро республиканских, краевых и областных комитетов Гостелерадио. Я им послал для просмотра вашу картину «Ирония судьбы». Они ее поглядели. А через день я туда приехал выступить перед ними. И во время своего выступления задал аудитории вопрос: «Как вы считаете, можем ли мы показать «Иронию судьбы» советскому народу?» В ответ раздалось дружное: «Нет! Нет! Нет!» Секретари партийных комитетов были единодушны. Никто из них не сказал, что можно показать. А я, — продолжал Лапин, — смотрю на них и улыбаюсь. Я-то с картиной уже успел познакомить Леонида Ильича и заручился его согласием. Вот так…», – вспоминает режиссер в «Неподведенных итогах».

Но трудности не оставляли режиссера даже перед самым выходом «Иронии судьбы» на телевидение. Так, незадолго до Нового Года, ему позвонили с телевидения и попросили записать небольшое обращение, чтобы, так сказать, смягчить эпизоды с пьянством в фильме. Однако, позже ему пришлось снова перезаписывать свое обращение к зрителям.

«Всех этих аппаратных игр я, разумеется, не знал, но какие-то мрачные, пессимистические разговорчики регулярно доносились до меня и портили настроение. Успокоился я только тогда, когда получил «Говорит и показывает Москва», где фильм стоял в программе 1 января 1976 года. За несколько дней до Нового года мне позвонили с телевидения и сказали, что все-таки надо снять мое небольшое вступление перед демонстрацией ленты. Это требуется для того, чтобы смягчить впечатление от пьянства, показанного в фильме, объяснить, что так выпить можно лишь в новогодний праздник. Я понимал, в какой стране живу, и послушно поехал на телестудию. Сказал все, что от меня требовали. В нашей практике это называется «идеологические костыли», «идейные подпорки». Казалось, все! Можно ждать премьеры. Но не тут-то было. 31 декабря, вечером, накануне премьерного показа, мне опять позвонили с телевидения и попросили приехать 1 января в 3 часа дня для того, чтобы переснять мое вступительное слово», – признается Рязанов в своей книге.

А дело было в том, что телевизионщикам не понравилось то, что она благодарит их за выход картины именно первого января. Они восприняли это, как издевательства со стороны создателя киноленты. Смутило их и то, что Рязанов назвал ее «рождественской сказкой для взрослых», ведь ни о каком Рождестве, как о религиозном празднике, не могло быть и речи в СССР. И вот ему пришлось 1 января вновь ехать на студию и перезаписывать все сначала, буквально за несколько часов до эфира. Дословно диалог кинорежиссёр также вспоминает на страницах своей книги:

«— А что я там не так сказал? — полюбопытствовал я.

— Во-первых, — послышалось в ответ, — вы благодарите телевидение за то, что оно предоставило для вашей картины такой замечательный день, как первое января.

— Но я действительно очень благодарен... — сказал я.

— Это выглядит как издевательство. А когда же еще показывать ваш фильм, как не первого января? А во-вторых, вы говорите, что «Ирония судьбы» — рождественская сказка для взрослых...

— Ну, правильно, — подтвердил я.

— Так вот, — сказал мне руководящий голос, — у нас нет рождественских сказок, мы не отмечаем религиозные праздники. Вам следует сказать — «новогодняя сказка».

Я не стал спорить и объяснять, что «рождественская сказка» — специальный жанр в искусстве, что Диккенс ежегодно публиковал свои рождественские сказки. Это было для меня не принципиально, лишь бы фильм показали, и я согласился. Первого января за три часа до эфира я приехал на улицу Королева, 12».

К слову ко всем сложностям, киноленту «Ирония судьбы или с легким паром» не раз обвиняли в пропаганде пьянства. Но никакие трудности и проблемы, возникающие во время съемок, не смогли помешать стать фильму культовым и одним из самых любимых не только советскими людьми, но и современниками. К слову, аудитория первого показа на телевидении оценивается в 100 миллионов зрителей. А уже 7 февраля по многочисленным просьбам зрителей киноленту показали снова. Он также успел выйти в прокат и в кинотеатрах. где его успело посмотреть около 7 миллионов зрителей. А в 1977 году Эльдар  Рязанов был удостоен Государственной премией СССР за картину «Ирония судьбы или с легким паром».  

Фото: из свобободных источников и Esquire