«Юра, мы все потеряли»: что сейчас с космонавтикой в Украине, и может ли быть космодром на Николаевщине

Прочитали: 4250

На фоне Дня космонавтики украинский сегмент пользователей соцсетей традиционно наполнил ленту всевозможным контентом о первом полете человека в космос. Между шутками о Юрии Гагарине и дайджестами об украинских конструкторах ракетно-космических систем с каждым годом все громче звучат сожалениями о том, что за период независимости отечественная космонавтика фактически пришла в упадок. «Юра, мы все потеряли», – говорят не все, но многие.

Как мы знаем, Украину по привычке называют «космической державой», но оснований для этого остается все меньше. У страны нет автономного доступа к космосу, в отличие от США, России, Китая, Японии, Индии и стран-членов Европейского космического агентства (ЕКА). Конкурировать с ними Украина не может из-за отсутствия собственного космодрома.

Перспективные исследования и освоения космического пространства, якобы, остались в прошлом, и держава упустила статус лидера в сфере космонавтики. Да и мечты построить космодром на границе Николаевской и Одесской областей с каждым годом кажутся менее и менее реализуемыми. Но, все ли плохо на самом деле? А если да, то почему? Рассказывает NikLife.


После распада СССР на территории Украины располагалась примерно треть советской ракетно-космической промышленности. В шахтных пусковых установках размещались 176 межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками. Харьковские заводы выпускали бортовую аппаратуру для этих ракет, киевский «Арсенал» – головки самонаведения. Заводы, конструкторские бюро, НИИ, специальные технические факультеты также работали на перспективу развития космонавтики.

В последние годы существования Союза одним из важнейших индустриальных центров страны советов стал Днепропетровск, где расположились два гиганта ракетостроения. Конструкторское бюро «Южное» разрабатывало межконтинентальные баллистические ракеты, а завод «Южмаш» выпускал их до сотни штук в год. 

В годы независимости оба украинских предприятия оказались в сложной ситуации. Заказов космического назначения на украинских заводах осталось совсем немного. Один из них – основная конструкция первой ступени американской ракеты «Антарес», которую NASA использует для доставки грузов на Международную космическую станцию. Завод «Южмаш» также производит емкости и системы подачи топлива, клапаны и датчики, разработанные в КБ «Южное». 

Кроме этого, «Южное» и «Южмаш» разрабатывают и производят двигатель четвертой ступени европейской ракеты «Вега», которая доставляет на орбиту телекоммуникационные спутники. Также у «Южмаша» заказывали изготовление ракеты семейства «Зенит» – для российской компании S7 Group, точнее для ее американского подразделения. Завод спасался производством ветроэнергетических установок и деньгами, которые пришли по программе утилизации баллистических ракет – ее финансировало Министерство обороны США.

Как и «Южмаш», в начале девяностых его конструкторское бюро лишилось всех государственных заказов. Тогда его руководство объехало Национальные космические агентства Европы, США, Бразилии и Китая, подписало контакты с корпорациями Boeing и Locheed-Martin, проектировщиком спутников SS/Loral и немецкой компанией DASA, которая сейчас входит в концерн Airbus. Тогда Украина вошла в несколько больших космических проектов.

Осложнилось положение украинских предприятий космической отрасли и тем, что все большие космические проекты Украины зависели от России. После аннексии Крыма и начала войны страны разорвали почти все связи. Оба государства перевели собственную космическую промышленность на автономные начала. Правда, независимый от чужих технологий доступ в космос для бывших партнеров пока остается под вопросом. 

На рынке космических запусков теперь действуют частные компании (американские SpaceX, Orbital и Blue Origin, японская MHI, индийская PSLV). Тем не менее это открывает и новые возможности. Сотни частных телекоммуникационных компаний нуждаются в том, чтобы выводить на низкую околоземную орбиту малые спутники и целые их «созвездия». Это рождает спрос на дешевые, быстрые и простые запуски. В бизнес космических запусков, который всегда считался крайне рискованным и малоприбыльным, теперь идут десятки частных компаний Японии, США и Европы.

Сейчас ни завод «Южмаш», ни КБ «Южное» не корпоратизированы, то есть не являются акционерными обществами. Остались неизменными их структуры управления советского образца. «Южмаш» обязан поддерживать советский режим секретности, освещать и отапливать огромные площади, где некогда собирали по сто ракет в год, а сейчас не собирают ни одной. Все это создает для него огромные накладные расходы. Кроме того, с точки зрения любого потенциального западного партнера «Южмаш» и КБ «Южное» не владеют своими активами. Они не могут брать кредиты под залог имущества (только под гарантии правительства), образовывать дочерние предприятия и сдавать свободные цеха в аренду.

Для современной Украины существует несколько очевидных вариантов развития космонавтики. Первый – строить тяжелые ракеты-носители и договориться с другой страной о гарантированном доступе к космодрому, чтобы их запускать. Второй – создавать малые ракеты-носители, которые не требуют полномасштабного наземного космодрома или вовсе крепятся под фюзеляжем самолета и стартуют из верхних слоев атмосферы («воздушный старт»). Третий – создать собственный космодром.

Межконтинентальные баллистические ракеты в цехах «Южмаша», 1996 год

Тяжелые ракеты-носители и чужой космодром

Украина, унаследовавшая треть космической промышленности СССР, располагала ключевым ресурсами. Например, на своих оборонных заводах она могла конвертировать межконтинентальные баллистические ракеты Р-36М2 Сатану»). СССР произвел около сотни таких ракет, и Россия в то время снимала их с боевого дежурства – их можно было превратить в ракеты-носители, чтобы выводить на околоземную орбиту телекоммуникационные спутники. 

Национальное космическое агентство Украины договорилось с «Роскосмосом» о том, что модифицируют ракету-носитель специалисты «Южмаша», а запускать ее будут с казахского «Байконура». Модифицированную ракету-носитель назвали «Днепр». Для того чтобы обслуживать коммерческие заказы, в 1997 году Россия и Украина создали компанию «Космотрас» со штаб-квартирой в Москве.

Первый запуск осуществили в 2006 году. А в 2011 году пусковая компания была заморожена. В прессе появились сообщения, что, по мнению министерства обороны России, дальнейшая реализация программы становится экономически невыгодной и экологически небезопасной. В 2013 году из списка акционеров вышел Фонд госимущества Украины. К 2014 году среди акционеров не оказалось украинских компаний, и «Космотрас» превратился в проект России.

Проекты, где не требуется космодром

В 1995 году Украина вышла на международный космический проект «Морской старт», где ракету предполагалось запускать с плавучей океанской платформы в районе экватора. Запуск с экватора позволял ракете нести тяжелые спутники (весом три-шесть тонн), а мобильность платформы – выходить на нужные заказчикам орбиты. Это был один из самых красивых и амбициозных проектов в истории космонавтики ХХ века.

Идея запускать ракеты из океана появилась в США еще в середине 60-х годов, разрабатывали ее и в Советском Союзе. Консорциум «Морской старт» основали в 1995 году российское НПО «Энергия», американская корпорация Boeing и норвежская компания Kvaerner. Это было исключительно коммерческое предприятие, без государственных денег. Норвежцы построили плавучую платформу для запусков и корабль, где был оборудован центр управления полетами. Boeing предоставила модуль полезной нагрузки и управляла портом, где ракету грузили на платформу и заправляли.

Украина проектировала и собирала «Зенит-2» передовую для своего времени двухступенчатую ракету-носитель. В качестве топлива ракета использовала (сравнительно) экологичные жидкий кислород и керосин высокой степени очистки. Кроме того, ей не требовалась вертикальная башня обслуживания. На три четверти «Зенит-2» состоял из комплектующих, которые производились в России.

28 марта 1999 года консорциум запустил первую ракету. К 2009 году он провел 30 запусков, из которых только два закончились авариями. К сожалению, проект сразу столкнулся с проблемами: частые смены руководства норвежской компании, учет интересов иностранных акционеров и заказчиков. В 2007 году во время старта прямо на океанской платформе взорвалась «Зенит-3SL», и от услуг консорциума отказался крупный заказчик. А в 2009 году «Морской старт» объявил о банкротстве. Однако по сути проект заморозили, а его коммерческие перспективы до сих пор остаются неясными.

«Воздушный старт»  идея не новая, технологически зрелая, но рискованная с точки зрения бизнеса. В этом проекте легкая ракета-носитель крепится под фюзеляжем самолета и стартует из верхнего слоя атмосферы. Осенью 2018 года руководство «Южмаша» добилось того, чтобы проект «воздушного старта» включили в черновик космической программы Украины на 2019-2023 годы. Ракету окрестили «Зенит-1NL».

Самоходная стартовая платформа Odyssey, переоборудованная из платформы для добычи нефти, и сборочно-командное судно Sea Launch Commander

Собственный космодром

Полноценной космической державе нужны «своя» ракета-носитель и, что не менее важно, доступ к космодрому, откуда она может стартовать. Украина попыталась заполучить свою площадку для выхода в космос в нулевых годах вместе с Бразилией. Космические агентства двух стран договорились построить космодром «Алкантара» и запустить с него ракету-носитель «Циклон-4».

Бразилия основала собственную ракетную программу еще в 1970-х годах. Участок на атлантическом побережье в муниципалитете Алкантара оказался идеальным для строительства космодрома он расположен ближе к экватору чем, например, стартовые площадки на мысе Канаверал, и окружен безлюдными джунглями, а траектории пусков проходят над океаном.

Контакты с Бразилией установил еще Леонид Кучма в начале своего второго президентского срока. В октябре 2003 года Украина и Бразилия подписали ключевой договор. Согласно документу, к декабрю 2006 года бразильская сторона должна была построить центр управления полетами, командный пункт и коммуникации, включая аэропорт и морской порт. Обслуживать коммерческие заказы должен был украино-бразильский консорциум Alcantara Cyclone Space. Украина внесла в его уставной капитал 240 миллионов долларов. 

Вскоре стало понятно, что ни Украина, ни Бразилия не успеют выполнить свои задачи в срок. Пока КБ «Южное» разрабатывало модификацию ракеты, а «Южмаш» собирал первый летный образец, в Украине произошла революция, страна пережила несколько кризисов, а отношения с Россией обострились. Несколько российских компаний, которые должны были поставить комплектующие для ракеты-носителя, вышли из проекта. Украина должна была выполнить их работу самостоятельно.

Неудачи преследовали и Бразилию. Сначала консорциум долго не мог получить экологический сертификат. В 2008 году жители близлежащей деревни заблокировали строительство космодрома. Федеральный суд встал на их сторону. Строительство космодрома возобновили и снова остановили в 2013 году, когда в Бразилии начался экономический кризис. К этому времени космодром не успели построить даже наполовину. 

Дату первого пуска постоянно переносили. В программе бразильского космического агентства годом первого пуска был указан 2014-й. В этом году в Украине закончилась революция и началась война. В 2015 году Бразилия вышла из проекта в одностороннем порядке. Официальной причиной назвали его экономическую невыгодность. 

Украина начала искать другую площадку для запуска ракеты. Новое место для космодрома присмотрели на восточном побережье Канады, и бразильский проект «Циклон-4» трансформировался в канадский проект «Циклон-4М», так и оставшись проектом. Начиная с середины нулевых годов Украина пыталась создать консорциум со странами, где такая территория имеется, но эти попытки завершились неудачей. 

Проект космодрома «Алкантара» на севере атлантического побережья Бразилии

Тогда появилась идея построить космопорт, собственно, на территории Украины. Инициаторы проекта считали его более чем реалистичным. Во всем мире используются ракетоносители легкого класса и малые ракеты до 20 тонн, которыми проще выводить грузы на орбиту. Для их запуска уже не нужны такие огромные территории отчуждения вокруг космопорта. 

Построить такую площадку на территории Украины предлагала украинская компании Space Logistics Ukraine. Ее основатель Дмитрий Легеза утверждал, что постройка такой инфраструктуры и модернизация всей  космической структуры  в Украине может стать огромным рывком для страны в технологическом, экономическом и научном плане. Свое окно в космос обеспечит стране авторитет на геополитической арене.

Инициатива уже нашла соответствующую локацию. В теории Украины построить собственный космодром можно на побережье Черного моря, на границе Николаевской и Одесской областей.

По предварительным расчетам, такая «стройка» будет эквивалентна постройке аэропорта. К сожалению, этот проект сталкивается с проблемами законодательного характера, землеотвода, экологии, экономической целесообразности и дипломатических отношений с Турцией. 

И стоило Space Logistics Ukraine сообщить, что они уже готовы приступить к конкретным, практическим шагам для реализации своей идеи, как руководство двух предприятий –«Южмаш» и «Паллада» – тут же заявило, что космодром будут строить они, и что уже готовится эскиз проекта.

В отличие от Space Logistics Ukraine, они бы хотели строить не стационарный космодром, а плавучий. Пусковая платформа, которую уже назвали «Оболонь» должна дрейфовать на плавучих доках (именно доки планируют изготавливаться в Херсоне) по океанам, их жизнедеятельность будет обеспечиваться тремя атомными реакторами, а обслуживать их будут до 4 500 человек. Общая стоимость комплекса может составить — без учета реакторов, двигателей и отделки жилых помещений платформы — от 12 до 15 миллиардов долларов, а полная — порядка 50 миллиардов долларов. То есть, более чем в 30 раз дороже, чем проект первого в мире частного космопорта, который Илон Маск строит в Техасе.

Легеза говорит, что ему все равно, кто построит, лишь бы он был. Это должно быть общее дело, и конкурентности в данном вопросе не место.

«Что даст космпорт Украине? Технологический и научный прогресс. Рост этой отрасли будет сумасшедший потому, что космос дает возможности для науки. Второе –  это экономический рост. Бесспорно, рабочие места новые. Вообще, если отрасль оживет , запуск такого проекта автоматически тянет за собой полную модернизацию всей инфраструктуры. И третье – это конечно, геополитический вопрос. Я считаю, что со страной, которая имеет собственное окно в космос, на мировой арене будут общаться совершенно по-другому. Я думаю, что это будет такая сумасшедшая  кооперация. Европа не имеет возможности у себя на территории расположить, как бы не говорили, что Украина густонаселенная. Она то густонаселенная, но мы со специалистами сходимся, что области Юга Украины с выходом в акваторию Черного моря  могут теоретически удовлетворить наши требования», – рассказывал в свое время NikLife Легеза.

Поэтому, сейчас энтузиасты отрасли не теряют надежду на создание отечественного космопорта. Возможно, в будущем он появится именно рядом с нами.

Проект будущего космопорта

Дмитрий Легеза, основатель компании Space Logistics Ukraine 

Материал подготовлен, в частности, на основании статьи Глеба Гусева «По траектории СССР – Украина: большая история украинского космоса, от Независимости до наших дней» для издания «The Babel».