«Это моя недосказанность»: Денис Потреваев о закулисье «Голоса страны» и жизни вне шоу

Прочитали: 9396

У каждой «звезды» свой путь к музыкальному Олимпу. Кому-то достаточно записать всего один хит, который станет «вирусным», а для кого-то эту дорогу проложили годы работы и десятки кастингов. С 2011 года своего рода трамплином в шоу-бизнес для начинающих вокалистов стал проект «Голос країни». Это ощутили популярные ныне артисты – ALEKSEEV, Тоня Матвиенко и Арсен Мирзоян, LAUD (Влад Каращук), Мария Яремчук и многие другие. В числе участников в разное время было и немало николаевцев: Анна Гадомич, Екатерина Тихонова, Александра Казакова, Юлия Сиренко, Александр Чехутский, Игорь Скаржинец, а также многие другие. 

И уже дважды испытал свою судьбу на проекте известный николаевский вокалист Денис Потреваев. Впервые он пришел на шоу в 2014 году, когда ему было всего 19 лет. Шоу стало для молодого человека настоящим испытанием на прочность, ведь он лицом к лицу столкнулся с жестоким миром поп-культуры. Потреваев был в команде Ани Лорак и покинул проект после «батлов» с Никитой Алексеевым. Ныне он – успешный исполнитель, его хиты звучат на всех радиостанциях. Второй раз испытать судьбу Денис решил в 2021 году. Певцу понадобилось семь лет, чтобы преодолеть то разочарование и депрессию, которые наступили из-за реалий шоу — все оказалось не так уж и объективно, как демонстрируют зрителям. В какой-то момент он даже думал покончить с вокалом и занялся бизнесом, но на плаву его держали выступления в театре. 

В большом эксклюзивном интервью NikLife Денис Потреваев рассказал, о том, как в детстве сжег дом дедушки, курил с Алексеевым в перерывах между репетициями, играл тень дракона и Высоцкого в русском драмтеатре. Поделился желанием сняться в кино, объяснил разницу между тренерками Ани Лорак и Тиной Кароль, а также поведал о манипуляциях и «протягивании своих» в прямые эфиры, зрительском голосовании и планах на будущее. 


Детство, страх петь перед отцом, футбол и первое караоке

NL: Талант, артистичность, харизма – это то, что дано немногим. Вы, безусловно, талантливый человек, потому что сумели буквально за несколько минут покорить публику. Откуда у вас такое обаяние? Разве с детства были таким открытым человеком? Расскажите немного о семье, в которой вы родились.

Д.П.: Я из очень простой семьи. Родился я в Нечаянном — это Николаевская область, Николаевский район. Мой отец музыкой занимался и хотел продолжать, но его родители сказали, что все это несерьезно: «Иди и получай профессию, которая тебя прокормит в дальнейшем». Он пошел учиться совершенно другой отрасли, гидротехнике. Сейчас этой профессии вообще, наверное, нет. Все время я видел в нем стремление к музыке, он играл на гитаре. В семье были настоящие музыкальные вечера. Я за всем этим наблюдал.

Я почему-то очень стеснялся петь при отце. Больше всего боялся его мнения. Маме своей я пел тихонечко, и она говорила отцу: «У него есть слух и даже голос, нужно развивать его». А отец ей: «Когда я это все услышу? Он стесняется при мне это делать. Тогда может быть я поверю. А так, это все на словах». Я подслушал этот разговор. У меня был выпускной в четвертом классе, и мне пришлось петь. Отец пришел туда – я помню его глаза в тот момент… (смеется). С этого все и началось. 

NL: Хорошо ли учились в школе? Какой был ваш любимый предмет?

Д.П.: Любимый предмет — музыка. Я все время участвовал в разных концертах и самодеятельности, КВН, разных творческих кружках. Это мне давало плюсик небольшой. Я был хорошистом и, в принципе, хватал все на лету, но бывало, что уезжал на какие-то соревнования музыкальные. 

NL: Когда вы начали заниматься вокалом? Приходилось ли вам выбирать между творчеством и более традиционными для подростков увлечениями: футболом, баскетболом, возможно, боксом?

Д.П.: Действительно, я занимался футболом. Играл за наш Нечаянский футбольный клуб, и кличка у меня была музыкальная, как сейчас помню, — Дима Билан. Я к этому нормально относился. Когда отец услышал и заметил, что я действительно пою, он сказал: «Все! Покупаем караоке и будем учиться петь». Так я начал понемногу развиваться и петь. Дальше был  вокальный конкурс и мы приехали в Николаев. Меня позвали учиться в музыкальную школу — Татьяна Андреевна Яровая, муниципальный театр-студия.  Шесть лет я там проучился. Параллельно играл в футбол. У меня были периоды, когда я говорил, что хочу больше играть. Какому парню может нравится ходить и заниматься на фортепиано?! Меня заставляли, можно так сказать, по полчаса в день уделять инструменту. Я их отыгрывал, а в голове крутилось, что я с пацанами гоняю в футбол. 

Отельно-ресторанный бизнес, первая роль в театре и съемки в кино

NL: Вы закончили высшее музыкальное училище, а потом поступили в филиал университета культуры на специальность отельно-ресторанного бизнеса. Почему не на музыкальное дело, шоу-бизнес или режиссуру? Вас родители направили на «более практичную и надежную» профессию или это было ваше решение? 

Д.П.: Говорят, помимо музыкального образования, должно быть еще какое-то. Я мыслю так же: человек не должен уметь только что-то одно. Сфокусироваться четко на музыке — это не мое. Мне нужно пробовать себя во всем. Но Вселенная постоянно меня возвращает меня к музыке.

NL: Как судьба свела вас с театром? В определенный период времени вы работали профессиональным вокалистом в русдраме, играли в мюзиклах и спектаклях. Как вам такой опыт?

Д.П.: Я пришел в Русский драматический театр, еще будучи студентом третьего курса музучилища. Я понял, что нужно подрабатывать, нужно как-то развиваться. Нужно было хорошо одеваться, зарабатывать какие-то деньги, и я услышал, что есть возможность попасть в Русский театр штатным вокалистом. Я пошел на прослушивание и меня взяли. 

Свой первый спектакль я сыграл недавно, до этого в основном в музыкальных программах был задействован. По факту, самая первая роль была в спектакле «Дракон» (по пьесе-сказке драматурга Евгения Шварца – NL). Покойный директор театра Николай Кравченко ставил этот спектакль. Я играл тень дракона. Это «гениальная роль» (юморит). Я просто все два акта стоял на сцене, отыгрывал, искал какой-то образ. И это все. Но я хочу заметить, что в театр я пришел «дубовым». Настолько «дубовый человек», который только начал разбираться, что, где и как. Я вообще не знал, как себя там вести. Благодаря театру, я действительно стал более раскованным, что-то понял про актерскую профессию. Не углублялся прям полностью, но для себя что-то почерпнул. Театр, безусловно, дал свой плюс в мою копилочку. 

В спектакле «А сыновья уходят в бой» я сыграл главную роль Высоцкого. Был еще такой у меня опыт. Но это уже после «Дракона», после того, как я два акта стол на сцене и у меня одна фраза была. В конце я просто подтверждал: «Да!». Сейчас я также периодически участвую в различных мероприятиях, которые проводятся в театре. 

NL: Украинский кинематограф сейчас активно развивается, появляется много молодых «звезд». Не планируете и дальше развиваться не только в вокале, но и в актерском мастерстве?   

Д.П.: Я такой человек, что не могу сидеть долго на одном месте. Я долго и не смог высидеть просто в театре. Была возможность остаться и укорениться, играть в спектаклях. Я все время вроде бы «здесь», но еще и «вон там». Но мечта (сыграть в кино, — NL) у меня есть, и надеюсь, что она в ближайшее время сбудется. 

Но, для этого нужно ходить по кастингам, и это все тоже отдельная работа. Нужно стучаться и, понятно, что придется где-то и охранника сыграть немого. (улыбается) Это то, к чему нужно идти. Надеятся, что кто-то тебя там когда-то заметит, что в Николаеве такой хороший и харизматичный парень, конечно, не стоит. Нужно пробовать и заниматься. 

Подготовка к спектаклю «А сыновья уходят в бой», в котором Денис Потреваев исполнил роль Высоцкого

Отказ от вокала после вылета из «Голоса» в 2014 и исцеление театром

NL.: Чем вы сейчас занимаетесь? Выступаете сольно или с коллективом? 

Д.П.: После четвертого сезона «Голоса», когда меня «выкинули» из проекта, я подумал своей маленькой головой, что мне не стоит музыкой заниматься вообще. Ведь, все не просто так, и это, наверное, какой-то знак. И хотя мне писали много комментариев по типу: «Ты достоен, с тобой так несправедливо поступили», я отдалился от этого. У меня было все, и в том числе менеджмент (по образованию Денис менеджер, — NL) в этот период времени. Поэтому, я не пошел в консерваторию и не развивался музыкально, пошел в отельно-ресторанный бизнес. Надо ли мне оно было? Пускай будет! Вот еще одно образование! Все! 

Я искал кучу разных отговорок, чтобы не петь. Нормально я не пел лет семь. Где-то пел в караоке. Я занимался ивентами, спортпит продавал, параллельно работал в театре. Это была маленькая возможность держать себя хоть чуть-чуть в форме. Я на это потратил годы, учился в музыкальной школе, музучилище — это 10 лет жизни. Прямо взять и забыть я тоже не смог. Ключевое слово в «Голосе страны» — перезагрузка. Четвертый сезон, конечно, тоже был «перезагрузкой», но меня он «поставил на паузу». Сейчас я увидел, сколько людей поддержало меня, и это просто невероятно мотивирует. 

Денис Потреваев на «Голосе страны» в 2014 году

На  «Голос. Перезагрузка» в 2021 году Денис Потреваев пришел с песней  «All By Myself»

Необычное хобби, экстрим и романтика

NL: Нам известно, что у вас есть необычное хобби — вы любите мастерить из дерева? Так ли это? Почему именно работа с деревом? Можете «похвастаться» какими-то своими изделиями? 

Д.П.: Да, у нас есть в Instagram своя страничка, можно сказать, – небольшое портфолио. Мы даже сделали небольшое количество заказов оптовых и в розницу. Мы делаем индивидуальный декор для нашего ивента: режем все надписи, имена именинникам. В том числе и для Русского драматического театра мы делали игрушки перед Новым годом с фасадом театра. Мне это нравится — это что-то другое. 

NL: Вы больше романтик или экстремал? Можете рассказать о своем самом романтическом поступке и самом экстремальном событии в жизни? 

Д.П.: У меня, скажем так, раздвоение. Но, я могу из детства рассказать об экстремальном событии: мы с братом моим когда-то сожгли дом дедушки. Это было очень экстремально для всех. Знаете, как в селе, есть пашник, и там солома, все заготовки на зиму. Дедушка все это заготавливал. Там были еще мотоциклы, машины, все! Большой деревянный пашник и сарай. Отдельно стояла солома. Мы с братом баловались там вредными привычками. Мы еще те парни были! Взяли сигареты украли и пошли покурить, но спичка была одна. Я, как старший и умный парень, в 6 лет говорю: «Давай мы подожжем тут маленький костерчик и вдвоем прикурим». Вот мы подожгли это все и подул ветер, все вспыхнуло, начало гореть. Я спрятался и говорю: «Иди скажи бабушке, что соседи сожгли солому». Брат, конечно, пошел, но в итоге сгорело все до тла.

Все сгорело, но, слава Богу, тот дом, в котором жили, не сгорел.Даже сейчас, когда я приезжаю к себе на родину, мне говорят: «О, это же тот парень, который сжег дедушкин дом».  

NL: А что касается романтики? 

Д.П.: Я думаю, девушке виднее: романтический это поступок, или нет. Однажды я поздравлял на День Независимости жену с днем рождения в микрофон. Просто на весь город сказал перед тем, как петь. Есть и другие романтические моменты, но это уже только для двоих.

«Голос страны»: страхи, амбиции, работа с Ани Лорак и Тиной Кароль

NL: Многие талантливые люди до конца не верят в свои силы – в чем-то боятся конкуренции – но на пути к успеху главным препятствием являются именно эти сомнения. Чем для вас является проект «Голос страны»? 

Д.П.: Все сезоны, до одиннадцатого, я смотрел и думал: «А не пойти ли мне еще раз? Похоже, я готов, вырос психологически». И думалось, что мне уже проще будет все это воспринять — любой результат. Но сыграла сила противоречия, которая всегда есть в человеке: «Надо идти, хотя нет, рано еще, годик посижу, нет». С одиннадцатым сезоном уже получилось так, что моя супруга Катя настояла на том, чтобы я поехал на предкастинг. 

Существует очень много предкастингов, через которые пройти перед «слепыми прослушиваниями» — тоже большая борьба с собой. Можно слететь на третьем этапе предкастинга и все. Это очень плохо. Для меня это очень плохо — что-то начать делать и тут же упасть без какого-либо результата. Я внутри понимал, что мне нужно побить свой результат 100%, если я пройду, потому что я – человек конкурсный с детства. Мне важно доказать себе, родителям, сейчас уже – сыну, показать пример. Ой, как мне было внутри: «Вдруг меня там не услышат опять?».

NL: Вы дважды приходили на кастинг, проходили отбор и надеялись, что судьи к вам повернутся. Когда вы испытывали большее волнение: в 2014 году или вот сейчас?

Д.П.: Я не помню четко, как было в 2014 году, но то, что волнение было в этом году, – 100%. Просто я пытался правильно себя настроить. Это волнение должно быть не во вред тебе. Волноваться – это хорошо. Если человек – робот и может себя успокоить до валерьяночного состояния, то на сцене он не может дать никаких эмоций. А они должны быть 100%. Если человек нервничает, он выходит на сцену, все эмоции и волнения перебаривает, трансформирует в песню. Это правильные эмоции, и этого очень тяжело достичь. Я думал над этим, концентрировался на том, как я воспринимаю то, что со мной происходит. 

Репетиции с Тиной были просто офигенные. Но, я в этот момент не успел все оценить и понять, что это очень круто. Только когда уже уехал домой, прошли сутки, и я осознал. Как позднее зажигание, и тут ты уже думаешь — блин, это же так круто было!

Разница в том, что в этом сезоне я пошел не с тем настроем, что поникну, если вдруг будет что-то не так. Нет, я пошел, чтобы получить опыт. Когда я прошел в «батлах», это самоутвердило меня. Мне все говорят, что я вырос, не зря пересидел. А кто-то говорит: «Нет, ты обманываешь, ты занимался и штудировал все это». Нет, я даже не распеваюсь. Мне «Голос» еще дал возможность распеваться перед выступлением. 

NL: Вы были в командах Ани Лорак и Тины Кароль. Что можете рассказать о своих тренерках? Чем каждая из них вам запомнилась? Кто был требовательней? 

Д.П.: Тот раз ко мне повернулось две женщины, и я почему-то пошел к Ани Лорак. Здесь тоже была возможность пойти к Виннику, к Монатику, но я увидел Тину Кароль и пошел к ней. Очаровала она меня или нет – я не знаю, но я пошел к ней. Она и вправду очень красивая и талантливая женщина. 

Что касается тренировок, Ани Лорак и Тина Кароль – небо и земля. Тина каждого поименно знала в своей команде. Ей не говорили по наушнику в монитор — это Денис, это Николай. Она просто знала. Мы с ней по Skype созванивались много раз, много советов давала, много мотивации. Мы с ней разговаривали лично раз пять, она мне говорила: «Денис, вот это нужно сделать… Над этим нужно поработать… У тебя все возможности пройти в прямой эфир… Ты там будешь!». И это тоже сыграло роль, потому что когда тренер так в тебя верит — это дорогого стоит. 

NL: Вы общались после окончания проекта с Ани Лорак? Она давала вам какие-то наставления? 

Д.П.: С Ани Лорак после окончания шоу мы, просто «чик», и пропали. Может быть, я со своей стороны не настоял на каком-то общении. Понятно, что никто не будет за тобой бегать и помогать в чем-то, если ты сам не поднимешь себя, не начнешь писать и биться. Нет, никакой отдачи совершенно не было. Проект закончился. Она занимается своими делами, и, понятно, что она забыла, кто такой вообще Денис Потреваев.  

Здесь я ушел с проекта уже два месяца назад. Просто показали это только сейчас. Уже за эти два месяца с Тиной Кароль мы где-то и как-то коннектились. Вот я ее отметил на видео, и она сразу отреагировала, написала мне мотивирующую фразу: «Ты очень сильный!». И это уже после того, как закончился проект. Я – уже не ее подчиненный на проекте, не участник ее команды, но все равно она переживает за мою судьбу. Она действительно сказала мне, что мы не прощаемся, что проект — это просто ступенька и этап, не нужно это так воспринимать его как конец света. 

NL: Поговорим о шоу «Голос. Перезагрузка». С какими целями, надеждами, внутренним настроем вы пришли на проект? 

Д.П.: 7 лет назад я даже не знал, что дают победителю. Здесь я шел и я знал, что все не стоит на месте. Действительно, победителю квартиру дарят. А почему нет?! Почему об этом нельзя подумать? Должна быть цель, которая двигает тобой, иначе ничего не будет. В этот раз, после того, как я побил свой результат, удовлетворил свое внутреннее желание. Дальше уже, конечно, глаза горят и хочется быть в финале, как минимум. 

NL: В прошлый раз шоу закончилось для вас на этапе «батлов». Что вы чувствовали во время работы с Евгенией Фроловой? Были настроены больше на борьбу или на дуэт? 

Д.П.: Я за то, что нужно всегда оставаться людьми. Проект — есть проект и он закончится. На сцене мы, безусловно, – конкуренты, потому что кто-то один пройдет. Но нужно в общем сделать номер, чтобы он прочитался людьми, и они поняли, что мы хотели сказать. Я просто для себя в голове понял, что прохожу дальше. Мне это надо больше, чем кому-либо, хотя к Жене я очень хорошо отношусь. Мы прям с ней подружились и поддерживали друг друга и на репетициях, и перед выходом на сцену. Она очень переживала. При чем, мы перекидывались добрыми словами, желали друг другу удачи. Все в человеческих рамках. Я вообще не понимаю, когда люди «гонят» друг на друга в проекте. Это все показуха, должно быть все, как в жизни. 

NL: Пройдя дальше, вы почувствовали какое-то облегчение, что рубикон пройден или наоборот вошли в азарт?  

Д.П.: У меня осознание сразу не приходит. Даже можно увидеть там мои глаза. Там еще не очень хорошо слышно, там же ж павильон. Они что-то говорят и ты прислушиваешься к каждому слову. И там говорят: «Ты проходишь». Из-за этого до тебя все запоздало приходит и только к утру ты понимаешь, что прошел дальше. 

После преодоления «батлов», я почувствовал внутри, как начал немного расслабляться, а нельзя этого делать. Я прошел и почувствовал такое спокойствие. Потом, когда ты уже победитель, то нужно выйти и дать эмоцию, а ты понимаешь, что на сцене выдал все, а остальное забрали вот эти нервы. И ты даже не можешь обрадоваться. Просто спокойствие. 

«Нокауты», ревность Дана Балана, любимчики на проекте и поддержка ALEKSEEV

NL: В «нокаутах» вы исполняли песню «Сияй». Довольны ли вы выбором Тиной Кароль данной композиции или обсуждались какие-то другие варианты?

Д.П.: Было много вариантов. Эта песня мне очень нравится. Я даже, когда в первый раз ее услышал, был в восторге — это такой трек потрясающий, гениальная песня. Понятно, что не было там каких-то слов. Возможно, слышно, но сам припев, мелодическая линия, вот этот речитатив — мне это все нравится. Я эту песню намеренно дал в списке тех, которые хочу исполнять. Были там и зарубежные хиты, и украинские песни, но выбрали именно эту. Тина сказала: «Эта песня для тебя — возможность раскрыться по-другому». 

И опять же ж, в оригинальной обработке, ничего не меняя. «Не болей» сделали вообще по-другому. Мне казалось, если ее сделают медленной, она будет цеплять каждой строчкой. Она ведь такая, эта песня. А здесь получилось, что они увидели ее быстрой, такой джазовой композицией, а мы еще должны были успеть передать эмоции. Это было непросто. 

В «Сияй» все в оригинале оставили. Я ее спел по-своему. Понятное дело, как Рамиль я ее не собирался петь. В такой позиции, как он поет, вообще сложно высокие ноты вокально брать, поэтому все было более плоско и попсово. Открыто, но люди отозвались. Кому-то понравилось, а кому-то нет — это нормально. 

NL: Вам легко далось исполнение этой песни, потому что многие зрители в комментариях настаивали, что она вам не подходит и не до конца раскрывает силу и красоту голоса? 

Д.П.: У меня на отборочном туре была «All By Myself» и там можно было показать свой голос по максимуму. Были и верхние ноты, в общем и технику — она либо есть, либо ее нету, все здесь вылазит. В батлах у меня была тоже совершенно другая, не такая как «All By Myself» — это классика, а это была более современная музыка, которую по-другому сделали. Здесь «Сияй» — это тоже другой стиль. Все три этапа я пел разные песни. У меня не было вот этой лирики однотонной. Конечно, у меня душа больше лежит к лирической музыке и мне ее больше нравится петь.  

NL: Вы довольны своим выступлением? 

Д.П.: Честно — не особо! 

NL: Дима Монатик и другие судьи хвалили вас, конкуренты называли выступление просто феерическим, а вот Дан Балан выступил с критикой. Вы согласны с его словами, что вам не удалось раскрыться на 100%?

Д.П.: Я почему-то ожидал, что от Дана «прилетит» критика. Не то, чтобы настраивал себя, но просто ожидал. Тем более, что его позвали основным экспертом. Тина в этот день просто прислушивалась к мнению судей и делала уже свой какой-то вывод. Я почему-то знал, что он это скажет, потому что мы с ним разные, очень разные. 

NL: После «вылета» из проекта вы опубликовали ролик данной ситуации под композицию «Это все ревность». Вы действительно считаете, что комментарии Дана Бала были продиктованы ревностью или это был юмор? 

Д.П.: Я просто распространил юмор, который сделали в TikTok, фаны романа «ДанТины». Я к этому отнесся, как к юмору. Люди тоже начали присылать смайлики смеха, улыбок, огня. Кто-то действительно подумал, что это правда. Это интрига и она нужна всегда и везде. Там еще были все вот эти моменты, реакции Дана на то, как с Тиной обнимаются, поддерживают. И он все время бросал эти взгляды свои.

NL: Как вы считаете, именно слова Балана повлияли на решение Тины Кароль попрощаться с вами? Пересматривая видео данного момента, кажется, что ваша тренерка сама шокирована от своего решения? 

Д.П.: Да, осталось такое ощущение. Я сказал, что я не очень доволен своим выступлением, потому что на репетиции это было намного ярче, как-то лучше, открытие. Поэтому, Дан и заметил что-то такое в исполнении. Съемка была в 2 часа ночи, а репетировал я в 7 утра. В 7 утра еще было куча энергии и прям хотелось покорять, а в 2 часа ночи как-будто человек перегорел. Я не общался ни с кем, копил в себе энергию. Тина мне сказала: «Ты должен раздать ее каждому». Я прекрасно это понимал. Изначально я даже не думал о смысле этой песни. Я знал, что там ключевое слово — «сияй» и мне нужно сиять. Вот такой вот отсыл к слову песни. 

NL: Что вы почувствовали, когда Кароль озвучила свое решение: непонимание, злость, растерянность? Вы сразу осознали, что произошло или для этого понадобилось какое-то время? 

Д.П.: Да, я сразу осознал, просто не очень хотел уходить. Мне действительно чуть ли не стул хотелось забрать с собой и унести. После репетиций она мне сказала: «Ты – явный лидер на прямые эфиры. Ты должен там быть, и у тебя большие шансы. У меня мурашки от того, как ты поешь верхние ноты». Вот эти все моменты, которые были на репетиции, мне дали каких-то сил, чуть уверенности. И тут в 2 часа ночи я выхожу и все вот так вот... Я предполагаю, из-за чего это все получилось. Голос немножко на верхней ноте покалебался. Я потерял чуть-чуть контроль, и это дало свои плоды. 

Я не хотел уходить, но у меня было такое ощущение, что вот она сейчас назовет: «Денис Потреваев! И на его место садится другой». После каждого участника, когда я на стуле сидел, меня прям, как по голове били. Я сидел и буквально пытался не слышать, что она скажет. Там назвали другого, поменяли другого. Когда вышла Катя Гладий и спела, я все понял… Хотя, мы с ней в очень хороших отношениях. Ее «украли» у Монатика, она к нам быстро пришла в команду, освоилась. Почему-то команда Тины, как по мне, самая дружная и простая. Все друг друга поддерживали и не было скверности за спиной.  

NL: В этом году у зрителей впервые на шоу появилась возможность вернуть по одному участнику в каждую команду. Ваша группа поддержки была очень большой, и это не только николаевцы. Поклонники писали сотни комментариев, отправляли sms и записывали stories. Вы ожидали, что всего за три выступления сможете покорить своим вокалом столько сердец? 

Д.П.: Нет, такой поддержки я не ожидал. Мне было очень обидно от того, что я ушел. Опять пару дней была внутренняя депрессия, которую не хочешь показывать, потому что это действительно шаг, который нужно переступить и идти дальше. Когда нам сказали, что какие-то будут нововведения в проекте, но ничего конкретного не объяснили: «Все смотрите в общей группе, мы будем вас информировать». Никто не знал, что будут СМС, что будет возможность вернуть какого-то участника. Когда это объявили, у меня сразу началась агония, и я думаю — это же мой шанс, это моя недосказанность, я должен быть в прямых эфирах. Это желание быть там просто опять появилось. После выступления я действительно стал читать, что пошел резонанс. Люди начали писать, что человека несправедливо выгнали. Куда Тина смотрит? Я считаю, что я не самый слабый участник. 

NL: После окончания шоу вы встречались со своей наставницей Тиной Кароль? Что она вам сказала? 

Д.П.: Буквально обмолвились парой слов. Я вышел — это было 4 часа ночи. Помню по этим ступеням поднимаюсь, ноги тяжелые, и мне говорят: «Поговори с Тиной обязательно». Я ее очень долго ждал, пока она выйдет из гримерки. Она вышла и мы обмолвились буквально несколькими словами. Я ей сказал, что я все понял, хотя ничего не понял, из-за чего так получилось. И тут же хотел задать встречный вопрос, почему так получилось, ее мнение? Она как будто не хотела ничего говорить, даже оправдываться — это нормально и это ее решение. Почему она должна передо мной оправдываться? Я подошел и мы так на расстоянии с ней просто улыбнулись друг другу. Она на меня посмотрела и сказала: «Я никого не забываю, мы со всеми вами найдемся». И убежала. 

Она очень любит говорить, мотивировать людей, советует что-то. Но когда ты начинаешь объясняться ей, то что я заметил, вот эти сомнения какие-то она сразу пресекает. Здесь нужно понимать, что сразу с тобой разговор закончится. Сразу другой участник, как барабан крутится. Участников много и все хотят какой-то совет. У тебя есть контакт зрительный, и ты ее слушаешь, слушаешь, должен это правильно понять, а не просто говорить и переспрашивать по тысячу раз. Это не работает. 

NL: В 2014 году вы познакомились с Никитой Алексеевым. Тогда вы оба были начинающими артистами. Легко ли было с ним работать? Вы воспринимали друг друга как конкурентов или больше как друзей? 

Д.П.: Мы даже, когда еще не знали, что с ним будем в «батлах», что так совпадут карты, уже неплохо общались. Могли даже просто не на музыкальные темы поговорить. Просто о том, как прошел день. И потом стали друг друга поддерживать. Он очень простой парень. Мы даже ходили с ним курили вместе, нервничали. 

NL: Во время участия в проекте вы замечали, что к кому-то из участников уделяется «особое» внимание? Возможно, были явные любимчики? Никиту Алексеева «тянули» или все было честно?

Д.П.: Почему-то с репетиций я уже ощущал, что это коммерческий проект, как бы это грустно не звучало. Было ощущение, что его больше поддерживают, и это не просто мне показалось. Я это увидел на одной репетиции, на второй — есть какое-то особое отношение к Никите. Я это все ощутил и уже когда на батл с ним приехал, я понимал, что улетаю домой. Уже у меня был такой настрой. Я был уверен на 95%.

Мне отец говорит: «Что такое? Почему ты такой подавленный после этих репетиций выходишь?». А ты выходишь и понимаешь, что тебя под слив. Все делалось для того, чтобы выиграл Никита, – было такое ощущение. Я знал, нам даже строчки, что мы должны были петь, меняли перед съемками.

NL: А в «Голос. Перезагрузка» тоже были явные любимчики? Возможно, подобное отношение вы замечали и касаемо Никиты Ломакина и Милы Нитич?

Д.П.: У меня, как я уже понял, интуиция неплохо развита. Я прекрасно понимал, что Никита Ломакин будет в прямых эфирах. Действительно, этот сезон самый «звездный». Много таких ребят, которые вроде как уже состоялись в музыке, но им тоже нужна площадка для того, чтобы их слышали, особенно в карантин. Можно говорить все, что хочешь, но люди видят все. Да, у ребят свои какие-то жизненные истории, но они пришли на этот проект, чтобы по-новому зазвучать. 

NL: Вы ожидали, что на шоу «Голос. Перезагрузка», уже известный исполнитель, Алексеев выйдет на онлайн-связь и будет вас поддерживать? Далее он агитировал своих поклонников голосовать за вас и вернуть в прямые эфиры? Вы ожидали ощутить такую поддержку от состоявшегося артиста? 

Д.П.: Вообще не ожидал. Конечно, это шоу, и оно где-то предсказуемо. Прям, чтобы ожидать, то  нет, я не ожидал. В первый раз я не знал, а во второй раз мы с ним списались. Он мне ответил. Я поблагодарил за то, что он поддержал меня, сказал хорошие слова. Мы с ним после проекта общались, но очень редко. Он оказался очень хорошим парнем, открытым и простым. Я даже помню, как после ночных съемок он искренне сказал: «Можешь переночевать у меня». 

Когда я ему написал, он сразу же мне ответил. Буквально через пару минут, несмотря на то, что у него очень много подписчиков. Перед окончанием голосования: «Ден, я сейчас запишу видео в твою поддержку». И все, через 15 минут выложил. 

NL: Редко кому удается сохранить хорошие отношения со своими конкурентами. За вас также агитировала и Евгения Фролова, которая в «батлах» с вами же покинула шоу. Вся команда Тины Кароль также искренне радовалась вашему выступлению, считала вас одним из сильнейших участников?  Как такое возможно на шоу, где царит жесткая конкуренция?  

Д.П.: Я верю в то, что люди, которые близки по духу, хорошие люди, притягиваются. Не бывает такого, что ты пришел в проект, в команду и начал со всеми общаться сразу, тебя все полюбили. Нет, я к этому даже не стремился. У нас свой круг сформировался сразу. Я зашел на студию, увидел Вику Брехар, которую Монатик «украл» у Тины Кароль и Женю Фролову. Мы с Викой сразу почувствовали коннект. У нас юмор с ней похож, друг друга подкалывали сразу же. Это уже сразу расположило.

Фролова такая очень спокойная, и мы с ней особо не разговаривали, но она сказала: «Я хочу быть в дуэте с парнем». И я ей сказал: «Будет тебе парень в дуэте». 

Виктория Гнатюк из Винницы — очень классный голос народный. Очень хотелось, чтоб она прошла. Очень добрая, открытая, прям тамада нашей команды. Мила Нитич тоже очень хороший человек. Очень простая, открытая, всегда поддерживала. Ломакин Никита, в принципе, тоже хороший парень. Я плохого ни о ком не могу сказать, прямо, что я кого-то ненавижу. «Закажу снайпера!» – такого нет. Зачем?! Это просто проект. После нужно остаться людьми. Это очень хорошо, когда у меня уже есть знакомые в разных городах Украины.

Было ли честным голосование за возвращение в прямые эфиры?

NL: 11 апреля вся страна узнала, что вы не вернетесь в прямые эфиры. Вы узнали данную новость гораздо раньше. Кто вам ее сообщил? Как восприняли? 

Д.П: Я знаю очень много нюансов и я, наверное, не хотел бы их рассказывать, как это все на самом деле было. Мне так намного спокойнее, когда я это понимаю, пускай это останется со мной. Я убедился после этого голосования, что действительно там все не так просто, но их проект — их правила. 

NL: То есть, результатов голосования, как и зрители, вы не видели? Их не показали ни в прямом эфире, ни самим участникам? Как же тогда происходило их обьявление?

Д.П.: Просто не было никаких сообщений, и все в догадках, кто там и что там. После нам ночью написали, что человек, который прошел по СМС, которого выбрали люди, уже экстренно вызван в Киев, что он приступил к репетициям. Вы можете догадаться, кто прошел, но не разглашать информацию до выхода прямых эфиров. В этой истории очень много «но». 

NL: Но ведь у вас была очень мощная поддержка зрителей и не только. Очень сложно без каких-либо доказательств поверить, что вам действительно не хватило голосов зрителей.  

Д.П.: Никто цифры не запрашивал, и эту информацию вообще никому не разглашают, даже участникам. За это могут уволить с работы, как минимум. Все хотели там быть. Видя активность, мне писали: «Ты 100% должен там быть». Просто участники писали, даже те, кто уже были в прямых эфирах. Мне после этого тоже говорят мои близкие: «Ну может что-то поменяется? Люди ведь голосовали и мы все это видели. Вдруг у них там какая-то ошибка. Ты должен быть там». Жена мне об этом говорила. Ее это еще больше подкосило, чем меня. 

NL: Как вы считаете, все на данном этапе было честно или имеет место какие-то «манипуляции» с голосованием? Возможно, все было известно еще до голосования? 

Д.П.: Есть такое ощущение. Что-то говорить мне кажется, нет смысла. Люди все видят, все понимают. В любом случае, это круто. На 1+1 благодаря «Голосу страны» у меня была колоссальная реклама. Я три дня видел себя на канале перед слепыми прослушиваниями. Очень красиво все было. 

Что ждет Дениса Потреваева по окончанию «Голоса» 

NL: Страница вашей жизни под названием «Голос страны» закончилась. Что вам дал проект, как изменил? 

Д.П.: Когда я ушел с проекта, всю поддержку ощутил, у меня появилось желание сделать свою авторскую песню. 

NL: Что это будет за композиция? Какая по характеру и жанру? Когда ждать релиз? 

Д.П.:  В ближайшее время, в мае, ее уже можно будет услышать. Эта песня не авторская. Я еще не написал ту песню, которую я хочу, но я знаю, что я хочу. Мы познакомились с очень талантливым парнем, у него хорошее видение, очень хорошую литературу пишет. Все очень просто, лаконично и в принципе по каким-то хитовым стандартам, как нам кажется. Песня хорошая, на украинском языке. 

NL: Николаев – не самый маленький город, но здесь вы уже известный и состоявшийся артист? Не планируете двигаться дальше? Возможно уже стоит вопрос о переезде в столицу? 

Д.П.: Очень много раз задумывался. Мы с женой еще пару лет назад хотели уехать в Киев, потому что там, действительно, больше перспектив. Николаев, конечно, во многом уступает Киеву, как это не грустно. Но сейчас в Киеве мне предложили контракт с хорошим рестораном в центре — быть его резидентом. Я уже ездил до локдауна туда, но было бы намного удобнее, если бы мы там уже жили. 

У нас просто есть еще работа тут – организация праздников. Если «скромно», то у нас лучшие праздники в Николаеве. Уже до свадеб даже дошли. Есть такое маленькое опасение, как у всех людей перед чем-то новым. Мне приносит колоссальное удовольствие жить на два города. Я с детства люблю ездить из города в город, а в дальнейшем из страны в страну. Я уверен, что от гастролей я бы кайфовал. Конечно это утомляет, но это тоже свое удовольствие. 

Денис Потреваев с супругой и сыном

NL: Не поступало ли вам еще предложений о сотрудничестве в Киеве? Возможно от «1+1 Продакшн»? Тренеров «Голоса» или продюсеров? 

Д.П.: Пока это только разговоры. В проекте задействовано много людей, которых никто не видит. Есть очень весомые, которые уже возглавляют топовые школы в Киеве. Мне сказали: «У тебя есть все шансы петь на «Танцах со звездами». Почему бы нет?! Я надеюсь, что мы к этому разговору вернемся.

NL: О дуэте с кем из украинских звезд вы мечтаете? Кто ваш кумир? 

Д.П.: Я бы очень сильно хотел с Алексеевым. После этих событий, его поддержки, многие люди начали писать: «Скоро мы услышим новый дуэт тех самых парней, которые сохранили хорошие отношения». Я не исключаю, что такое может быть. Я понимаю, что Никита уже прям «звезда» мирового масштаба, и он это заслужил. Я пока только начинающий вокалист, но в принципе все реально. Я хочу дуэт с Тиной Кароль. Безусловно, она очень крутая вокалистка. Из женских голосов она на первом месте. Но мой кумир — Алексей Чумаков. Мало кто его знает, но я прям кайфую от самого начала его творческой жизни. Я не слушаю Моргенштерна, мне как-то Меладзе ближе по духу. Он сейчас в ТОПе, у него как вторая жизнь. Все его слушают, все его песни поют. Много звезд, с которыми я хотел бы спеть в дуэте, но Меладзе  — это №1, а Чумаков — это прям мечта-мечта.  

NL: Как вы решились спеть в маршрутке? 

Д.П.: В маршрутке я даже и не думал, что я могу это сделать. Просто так мне бы не пришло в голову, чтобы в маршрутке спеть. Поначалу для меня это был барьер, но я спел и кто-то заулыбался, кто-то даже зааплодировал, кто-то улыбнулся и значит — это было не зря. У кого-то поднялось настроение, а кто-то подумал, что я сумасшедший — это нормально. Хочется просто, чтобы люди побольше улыбались, верили в будущее. У людей, мне кажется, пропала вера, как говорит Кличко, «в завтрашний день». Хочется, чтобы люди выходили на улицу, и все было так, как они хотят. Конечно, пускай слушают хорошую музыку.

NL: Что бы вы хотели сказать своим поклонникам?

Д.П.: Всем людям хочется пожелать, чтобы никто не болел, потому что это сейчас очень важно в нашей жизни. Побыстрее, чтобы закончился локдаун, и люди больше улыбались. Также хотел бы поблагодарить всех, кто помогал мне финансово. Я обратился к одному известному в Николаеве человеку и он мне не отказал, так как он считает, что талантам нужно помогать. 

Завершая, стоит отметить, что «Голос страны», как и любое другое шоу, — это, в первую очередь, шоу. Для любого начинающего артиста, особенно в очень юном возрасте — это испытание, которое может дать шанс в жизни, а может ее сломать. Преодолеть этот путь и выйти из «Голоса» человеком, уверенным в своих силах и таланте, Денису Потреваеву помогла семья и поддержка зрителей. Сын, увидев рекламу с участием папы на телеканале с восторгом кричал: «Папа, там показывают тебя!». Супруга пропускала каждое слово судей и поддержку зрителей через себя, искренне переживала и  вдохновляла Потреваева на борьбу. 

Именно поэтому, всегда стоит помнить о том, что победа в проекте еще не гарантирует успешной вокальной карьеры. А колоссальная поддержка зрителей, готовых пополнять счет, чтобы отправить СМС — вот цель, которая и формирует артиста. Сейчас Денис Потреваев вдохновлен и наполнен энергией, готов творить и радовать слушателей авторскими треками. 

Общалась Дарья Козачук, специально для NikLife

Фото: Мария Горшкова