«Жизнь в золотой клетке не для меня»: карьера, любовь и принципы мировой «звезды» belly dance Аллы Кушнир

Прочитали: 15442

Имя николаевской исполнительницы танца живота Аллы Кушнир широко известно не только в Украине, но и по всему миру. Хрупкая, очаровательная, харизматичная и невероятно сильная духом девушка — одна из лучших танцовщиц belly dance в мире

Алла Кушнир – вице-чемпионка мира и Европы по восточным танцам, победительница телевизионного шоу «Al Rakesa» в Египте, участница ливанского «Hezzi ya Nawaem» и финалистка первого сезона шоу «Україна має талант». Николаевчанка была ведущей программы «Східні танці» на телеканале MAXXI TV. Ныне она развивает свой YouTube-канал, на который подписано более четверти миллиона пользователей, а также блог в Instagram. Страница собрала уже 753 тысячи фолловеров. Алла Кушнир — успешная танцовщица и преподавательница belly dance.

До распространения пандемии коронавируса, который фактически парализовал жизнь всех стран, Алла пять лет прожила в столице Египта и эпицентре восточной культуры — Каире. Это крупнейший город Ближнего Востока, его население составляет порядка десяти миллионов человек. Египтяне и весь мусульманский мир уже давно высоко оценили талант николаевской танцовщицы. Мастер-классы и выступления Аллы Кушнир собирают аншлаги в Украине, Бразилии, Венесуэле, Мексике, Китае, Европе и многих других странах Латинской Америки. 

Учитывая такие высокие достижения танцовщицы, сегодня тяжело поверить в то, что Алла Кушнир — юристка из Николаева. Девушка с внушительным творческим потенциалом успешно закончила Юридическую академию и абсолютно не жалеет о том, что получила такую серьезную профессию. Правовая подкованность не раз выручала Аллу Кушнир во время подписания международных контрактов. 

В эксклюзивном интервью для NikLife Алла Кушнир рассказала о своем творческом пути, как она переехала в Египет, открыла собственную школу танцев и в чем секрет ее успеха. Поделилась, сколько у нее концертных костюмов, какой из них – самый дорогой, а также – о чем мечтает и как покорить ее сердце.

 


Ответственность и сила духа — путь к реализации мечты

NL: Алла Кушнир — яркая, харизматичная и успешная девушка. Какие основные черты характера помогли ей достигнуть такого успеха?

А.К.: Самое первое, что нарабатывается годами и с этим не рождаются, — это ответственность. Умение противостоять сложным ситуациям и не сдаваться. Конечно же, мечтать и осуществлять эти мечты, зная стратегию. Действовать в том направлении, не изменять своим мечтам. Еще много таких секретов, которые меня привели к тому состоянию стабильности, которое у меня сегодня есть. Сейчас я – счастливый человек, практически. 

NL: Как так вышло, что несмотря на страсть к искусству и восточным танцам, семь лет жизни вы отдали обучению юриспруденции? Почему изначально не выбрали какую-то творческую профессию?

А.К.: Наверное, из-за существующих устаревших стереотипов и, возможно, увидев какие-то неудачно сложившиеся судьбы людей из области искусства, родители решили, что я должна быть юристом. Я согласилась, но знала, что буду на сцене в любом случае, хоть и несколько в ином качестве. Я думала, что я буду make-up artist, музыкантом, декоратором, преподавателем сценшага, сценречи. Я думала, что буду работником за сценой, даже если я закончу и получу диплом юриста. Я уверена была, что на сцене я буду. 

NL: Были ли в вашей жизни ситуации, когда именно образование вам помогало? Возможно, спасло от каких-то проблем при подписании контрактов с нечестными партнерами или организаторами? 

А.К.: Конечно, пригодилась. Самое первое — это сформировавшийся круг общения. Те студенты, те классные ребята, которые навсегда останутся в памяти. Я встречаю, вспоминаю их и могу вернуться в те прекрасные времена. Это мои друзья из Юридической академии. Я рада, что многие из них достигли высот, занимают высокие позиции в Николаеве. У них все сложилось. 

Работа в искусстве также должна иметь юридическую поддержку в виде контрактов, а у меня они международные. Контракт должен содержать условия обеих сторон. Естественно, это все вычитывается. Есть такое понятие, как имя бренда. Оно тоже у меня зарегистрировано на английском языке — Alla Kushnir. Теперь я могу открывать школы под своим именем. Я являюсь плательщиком налогов, что тоже немаловажно. Образование очень сильно пригодилось. Я рада, что у меня был такой прекрасный опыт. 

На самом деле я училась, у меня не было никаких послаблений. Моя племянница продолжила эту стезю. Она сейчас студентка КНУ имени Шевченка, тоже юридического факультета. Мы не сдаемся. Наша семья все-таки хочет «добить» эту сферу. Я думаю, что в ее случае все состоится. 

NL: С какими важными и яркими событиями у вас ассоциируется Николаев? Можете поделиться детскими воспоминаниями? Изменился ли по вашему за эти годы город?

А.К.: Самое первое — это жизнь моя. Я родилась именно в этом городе — 11 июня. Люблю эту дату, люблю это место и свое имя. Дальше был период моего становления и формирования. Как личность я сформировалась в этом городе. Выстоять, защититься, стать ярче, найти себя, понять чего ты хочешь — это все произошло в этом городе. Событий было очень много, каждое из них было ступенькой моего  становления.  

Когда я вернулась, то узнала, что Варваровский мост — уникальный. Это единственная переправа, которая разводится горизонтально, а не вертикально. Я, как и многие горожане, об этом раньше не знала и была приятно удивлена. 

Все-таки я считаю, что Николаев — чистый и зеленый город. Может быть, эта ассоциация у меня из-за того, что я прожила в Каире — в мегаполисе, в городе среди песка. В Николаеве прекрасно жить людям, которые любят тишину, комфорт, имеют определенные достижения и решили осесть. Для этого город подходит превосходно. Молодежь хочет вырываться, но есть же преданная молодежь, которая остается и продолжает вкладывать силы и развивать наш город. 

NL: Вы скучали по Николаеву? Жизнь в мегаполисе оставляет свой отпечаток и порой заставляет чувствовать себя одинокими. Вы сталкивались с такой ситуацией?

А.К.: Даже если это не мегаполис — это все-таки чужбина. Конечно, за эти годы бывало всякое. Есть языковой барьер, даже если ты уже владеешь языком. Все равно это сложно, потому что думаешь ты на русском. Твои родные люди далеко и особенно грустно становится в праздники. Те праздники, которые присущи нашему народу, нашей нации, наши традиции празднования там не отмечают. Естественно, в эти моменты очень скучаешь. А так, я очень активно работала и я знала, что вернусь — моя база будет в Украине. Я всегда знала, что я буду здесь. 

Но я не останавливаюсь в рамках нашего государства, потому что школа моя будет международной. Немного помешала ситуация сегодняшняя. Я шла к этому, потому что я танцую и продолжаю танцевать, но уже перехожу к тому моменту, чтобы быть преподавателем. Я хочу сконцентрироваться на этом, чтобы мои школы работали в разных странах мира. В этом направлении я сейчас готовлюсь, воспитываю учеников, выбираю лучших, чтобы доверить им этот исчезающий вид. В этом году мы потеряли последнего учителя  — Махмуд Реда. Он умер в возрасте 90 лет. Это был великий человек, и мне посчастливилось у него учится. Поэтому, нужно танец спасать, возрождать, как и все то, что сейчас забывается. Возможно, молодежь сейчас  интересуется направлением менее активно, но я думаю, что есть отдельные люди, которые стараются сохранить танец и его секреты. 


NL: Николаев — это ваша родина, но вы давно не живете в «городе корабелов».  До карантина порядка пяти лет вашим домом был Каир. Как вы попали в Египет, с какими сложностями столкнулись, кто вам помогал адаптироваться?

А.К.: В Каир я пыталась попасть с 2011 года. Естественно, у меня были амбиции и планки, которые нужно было достигать. Мне вновь, наверное, посчастливилось. Ведет меня моя звезда, потому что в 2013 году мне пришло приглашение стать участницей телепроекта в Египте, который называется «Al Rakesa». Будучи уже действующим тренером, звездой, к тому моменту я уже посетила более 45 стран мира. Мне пришлось сделать шаг назад и вернуться к конкурсной программе. Это был большой риск, потому что я могла быть дисквалифицирована, могла быть осуждена египетскими педагогами. Это бы очень сильно повлияло на мою карьеру как учителя. Но я решила рискнуть. Просто в один день собралась и уехала. Я остановила весь свой гастрольный и фестивальный график. Я планировала попасть в финал, и, когда была уже в четверке, я была уже спокойна. До последнего не ожидала, что все-таки победа будет за мной, но в конце решила поднажать, и у меня все получилось. После этого последовали приглашения, предложения от различных менеджеров компаний. Долго не думая, я понимала, что я долго к этому шла и решила, что все-таки поеду. 

Я приехала туда, и самое первое, с чем столкнулась — это другая культура, другая вера, абсолютно другой язык, менталитет, традиции. Это все нужно было знать, изучать, потому что ты приезжаешь на территорию другого государства, а тем более мусульманского государства. Еще и с профессией, которая имеет такую тонкую грань от искусства до чего-то… Если неправильно подать, то можно быть неправильно понятым. Все эти тонкости нужно было знать, изучать. Вначале я делала какие-то ошибки. Возможно, падала, но затем поднималась и работала дальше. Мне стало комфортно где-то через полтора года. 

Когда я переезжала уже в Каир, я владела некоторыми знаниями арабского языка, потому что я слушаю арабские песни с 19 лет. Я знаю практически все переводы песен, которые я исполняю. Еще у меня был достаточно хороший разговорный английский. Большинство моей команды владело английским языком. В первый год очень много слов прилипло, потому что ты постоянно общаешься, смотришь телевизор. Сложностей с языком не было. Сложности были с менталитетом, какими-то нюансами традиций, которых я раньше не знала. Это все нужно было изучать, вникать, интересоваться, спрашивать, чтобы не приехать и не посвятить коротенький период времени, а все-таки остаться надолго и попасть в какие-то проекты. Проекты, которые останутся в телевизионной истории этой страны, и мне это удалось. 

NL: Где по велению сердца сегодня ваш дом — в Украине или все-таки Египте?

А.К.: У меня есть совсем немного друзей в Каире, с которыми мы до сих пор в контакте, там еще очень много вещей осталось. Я буду продолжать летать в Египет, но, возможно, не на такие длительные сроки. Это моя вторая родина. Многие говорят: «Египет какой-то грязный… Много людей ходит, они просят, так выглядят». Чтобы все это понимать, нужно там быть. Те люди, которые ходят по улицам, они ходят из-за нужды. Большое перенаселение — 99 миллионов. Египет — это очень большое государство. Практически круглый год у них жара, песок и пустыня. Когда самолет приземляется, ты сразу опускаешься в такое песочное облако. Но при этом, всем люди сохраняют свою культуру, они ходят в национальной одежде, они любят свои танцы. Свадьбы у них проходят, как и 100 лет назад. Для меня Египет — это вторая родина и я научилась понимать людей разных и прощать тоже научилась. Были разные моменты, и я понимала почему они так делали, поэтому мне было уже легко.  

Конечно, моя душа в Украине, а сердце – в Египте. Все-таки, это моя родина, я очень люблю природу, я очень люблю ходить пешком. Я тяжело воспринимала то, что там нет такого озеленения, ночная жизнь другая. День начинается очень рано. Все-таки здесь моя душа, а в Египте — сердце 

NL: Насколько загруженным был ваш график? Как часто удавалось навещать семью и друзей в Николаеве? 

А.К.: Проживая в Египте, я очень часто вырывалась из страны, потому что у меня еще продолжались гастроли. Я летала в Латинскую Америку, Европу, Китай. Есть такой месяц Рамадан, который заканчивается в мае — это месяц, когда все деятели искусства практически замолкают и все мусульманские страны перестраиваются на spiritual mood (духовное настроение, — NL). Этот месяц был у меня свободен всегда. Конечно же, на новогодние праздники и Рождество я всегда старалась быть дома. 

Пандемия, карантин, возвращение в Украину и создание онлайн-школы 

NL: Ни для кого не секрет, что карантин — это боль всех артистов, чья профессиональная деятельность связана с международными гастролями. Как он повлиял на вас? Как вы справляетесь с теми трудностями, которые возникли в вашей жизни?

А.К.: О глобальности ситуации я уже знала в районе Нового года. У меня были ученики в Китае, они предупреждали, хотя я до последнего не верила, но к переезду готовилась. 4 марта 2020 года я приземлилась в Киеве, провела там неделю и приехала в Николаев, а 12 марта наступил карантин. Я была здесь, в Николаеве. Все были сосредоточены на проблеме, все усугублялось. и это негативно повлияло. Я просто не знала, что делать. Моя жизнь на протяжении 15 лет состояла из гастролей, выступлений, живого общения с учениками, и тут все настолько глобально изменилось. Не только для меня, но и для всего мира. Был ступор. Три месяца я не знала, что делать. Но в принципе, мне и нужно было отдохнуть. Понять, как действовать дальше. Тогда пришла идея создать онлайн-школу. 

У меня есть школа в Киеве, но она сейчас закрыта. Онлайн-школа ранее не существовала, мы ее открыли год назад, запустили первые записанные курсы. Сейчас у нас есть Zoom-занятия, которые проходят 4 раза в неделю  — это живые русскоязычные и англоязычные группы. В то время, когда наступают холода и «черный» локдаун — это очень спасает многих женщин, которые сидят дома и реально не могут никуда выйти. Я старалась понимать всех, ставила стоимость, которая не била больно по карману моих клиентов. Естественно, я понимаю, что это не живой урок. Все-таки, у нас Zoom-занятия и качество интернета меняется. Поэтому я сделала все. Я люблю танец, поэтому он в моей жизни присутствовал. Вот так мы и пережили карантин. И это было круто! Я решила эту школу развивать. Сейчас у меня более 1500 постоянных клиентов, которые уже занимаются на записанном курсе, а остальных я не считала. 

NL: Алла Кушнир — это, без преувеличения, звезда belly dance мирового масштаба. Вы объехали полсотни стран, в которых не только выступали на сцене, но и побеждали в международных проектах. В каких странах больше всего восторгаются танцем живота? Как ситуация обстоит в Украине?

А.К.: Все мусульманские страны восторгаются танцем живота, потому что это – их культура. Далее идут латинские страны — это очень близко по их менталитету и музыка созвучная. На мастер-классах, например, в Венесуэле в 2013 году, стояло 500 человек. Это был двухуровневый мастер-класс. На каждое движение люди реагировали. Это было безумно приятно. Колумбия, Венесуэла, Чили — в этих странах на мастер-классах всегда более 300 человек. Очень популярен танец живота в Китае. Они настолько хотят его познать, и настолько это от них далеко, что они готовы работать по восемь часов. Это люди, которые не будут ни пить, ни есть, ничего им не помешает. Китаянка может только умереть, тогда она закончит обучение. Отдаются на 100%. 

Какая ситуация в Украине? Прекрасная ситуация, потому что я была недавно на фестивале в Виннице и я увидела, что новое поколение, девчонки которым от 13 до 18 лет, владеют прекрасной техникой и шикарно выглядят. Максимально стараются выложиться на сцене. Зачастую у них всего две минуты для того, чтобы показать себя. Я очень довольна и рада, что танец живота отозвался в молодежи, потому что сейчас отзывается только TikTok и другие тренды. Танец живота — это исторически древняя культура, но она продолжает жить и это хорошо. 

NL: Belly dance на протяжении длительного времени был самым сексуальным и колоритным танцем. За последние 5-10 лет общество стало гораздо раскрепощеннее. Все больше девушек для раскрытия женственности и внутреннего «я» выбирают танцы на пилоне, тверк, бачату и т.д. Танец живота сейчас все также на пике популярности или современные веяния его все-таки вытеснили? 

А.К.: Как и все виды искусства, танец живота также развивается, и мне пришла идея создать фитнес  Belly dance. Для тех людей, которые далеки от арабской культуры и не могут погрузиться на 100%, но им нравится в какой-то мере танец живота и они хотят его познавать. Фитнес Belly dance — это более легкая форма восточного танца, которая помогает женщинам проявлять какую-то физическую активность и обучаться минимальным навыкам восточного танца, но не вникая в глубину. Это другое уже совсем направление, оно существует и очень популярно в Америке. 

Собственная школа танцев и планы на будущее

NL: У вас есть собственная школа танцев. Расскажите больше о ней: сколько лет функционирует, для каких танцовщиц она создавалась. Как вам удавалось управлять ею и преподавать, проживая в Каире? 

А.К.: Школа была открыта в 2011 году после телепроекта «Україна має талант». Она существовала 5 лет. Ученики нашей школы являются победителями разных фестивалей. Также до переезда я организовывала фестивали в Николаеве, а после переезда — в Киеве. Школа работала очень активно. После моего переезда, естественно, поскольку я практически сама преподавала и люди хотели видеть только меня, я ее закрыла и сдала в аренду. Пока она ждала своего звездного часа, моего возвращения и дальнейших решений. В данный момент школа на реставрации. Мы делаем ремонт, хотим обновится. Я думаю, что уже в сентябре-октябре мы откроемся и будем танцевать с новой энергией. 

NL: Учитывая то, что карантин затянулся уже больше чем на год, не задумывались ли вы об открытии филиалов школы танцев Аллы Кушнир в разных регионах Украины? Возможно даже на родине — в Николаеве? 

А.К.: Настолько сейчас хорошо работает вот эта онлайн-система, и я поняла, как можно достать человека через экран и вытянуть правильно движения. Пока это работает. Те ученики, которые хотят ездить на соревнования, но живут в других городах, активные участники фестивалей и победители. Для них не составляет труда приехать в Киев на 3-4 дня и получить живую сессию. Пока я буду делать удар и посылать все силы на международные бранчи, потому что эти студенты находятся очень далеко, и у них такой возможности нет. Самая первая страна будет — Саудовская Аравия. Уже есть партнеры, были разговоры и мы уже определились, что в скором времени эта школа будет. 

NL: Поделитесь своими планами на будущее. Вы пересмотрели свой вектор развития или все-таки ждете послабления карантина, чтоб вернутся в Египет?

А.К.: Конкретного решения нет. Я думаю, что это будет баланс между двумя странами. Я буду проводить какое-то время в Киеве, какое-то время в Каире. И буду посещать остальные страны. Я не могу конкретно сказать, потому что все случается настолько спонтанно. Если будет предложение, которое мне понравится, и мне нужно будет пробыть в Каире 3 месяца, я это сделаю. Если будет какой-то проект и мне придется не выезжать из Киева, я тоже буду этим заниматся. Я люблю масштабные и длительные проекты, потому что ты можешь погрузиться. Куда меня потянет, там я и буду. Все-равно база будет в Киеве, а родственники – в Николаеве. 

NL: На сегодняшний день Алла Кушнир — это больше танцовщица или уже тренерка? В каком векторе вы хотели бы развиваться? И есть ли еще куда, ведь кажется, что вы уже достигли совершенства? 

А.К.: Всех максимумов мы не можем знать, потому что танцы — это не спорт. Мы не можем точно сказать, кто лучше, кто краше. Сегодня ты танцуешь с одним настроением, а завтра – с другим. Кто-то появился новый, и ты расстроился, а там подтянулся. Разные моменты бывают, но, поскольку я очень люблю свое дело, могу сказать, что мое танцевальное время на сцене очень длительное. По сравнению с многими танцовщицами, оно очень длительное. Пока я себя на сцене буду устраивать как исполнитель, я буду на сцене. Как преподаватель я тоже существую очень давно, потому что я это люблю. Я люблю смотреть на трансформацию человека, как из девушки закрепощенной и стеснительной расцветает восточный красивый цветок. Мне это очень нравится. Пока я хочу быть везде. Пока у меня есть время, силы, возможности и есть мотивация. Я буду стараться успеть везде.  

 

Королевские костюмы, курьезы, непристойные предложения и самые яркие выступления 

NL: Belly dance чарует зрителей не только харизмой и пластикой девушек, но еще и невероятными костюмами. Танцовщицы в прямом смысле блистают на сцене. Сколько концертных костюмов в вашем арсенале? Кто их создает для вас и насколько это дорогое удовольствие? Сколько стоит ваш самый дорогой наряд? 

А.К.: Я могу сказать диапазон цены, потому что точной цены не рассчитано. Мои костюмы делают моя сестра и мама. Их цена колеблется от 800 до 1500 долларов. Костюмов у меня очень много, они находятся в Николаеве, Киеве, Каире. Мы исполнили практически все наши задумки, которые родились в нашей фантазии. Но сегодня, буквально перед тем, как прийти к вам, я меряла свой очередной новый костюм. Он будет красивого зеленого цвета. 

Самые любимые костюмы — это самые удобные костюмы, и они, конечно же, у меня есть. Мне всегда очень везет в красном цвете. Я люблю золотые костюмы. Костюмы, которые меня привели к победам, — это два невероятных костюма с проекта «Україна має талант». В тигровом я танцевала под водой и красный. Он у меня до сих пор есть. Также костюм в котором я победила на телепроекте «Al Rakesa». Его выполняла не моя мама, потому что в Египте нам делали костюмы. Это золотой костюм, который мне был подарен. Таких ярких танцевальных моментов у меня было очень много, поэтому я не могу сказать какой любимый. Все они любимые, а когда костюм новый, он не снимается в первый месяц. 

NL: Количество ваших выступлений уже исчисляется десятками тысяч. Были ли какие-то курьезные случаи? 

А.К.: Их было много. Самый яркий — это насквозь проколотая нога. Со сцены ты уже не уходишь, а тебя уносят. Далее, когда ты очень быстро переодеваешься и меняешь наряды, то получается верх от одного костюма и низ от второго. Моменты, когда свет выключался во время выступления, музыка выключалась. Моменты, когда ты прилетаешь в другую страну, например Ниццу. Тут начинается шторм, приходит полиция и оцепляет театр. Говорит, что театр в опасной зоне, концерт прекращается. Но мы выходим из этой ситуации. Перемещаемся в очень маленькую студию и делаем онлайн-концерт со страницы организатора. Были очень разные ситуации. Опоздание на самолет. Перелет в Бразилию — это около 40 часов и из-за того, что ты пропустил один самолет, тот самый большой, из Германии до Бразилии, ты прилетаешь на само мероприятие. Тебя из аэропорта везут на выступление. 

NL: Учитывая то, что Belly dance — довольно откровенный танец, танцовщицы могут поддаваться какому-то давлению и неподобающему поведению со стороны заказчиков или гостей мероприятий. Как удается выйти из таких ситуаций? 

А.К.: Конечно же, это есть. Я думаю, что не нужно быть belly dance, можно быть обычной девушкой, чтобы получить сейчас непристойное предложение. Все зависит от того, как ты себя поведешь. Если ты в танцевальном бизнесе хочешь прожить долго, то от таких предложений лучше отказываться. Идя на такие предложения, ты будешь получать большие деньги, но при этом тебя звать танцевать никто не будет. Все будут прекрасно понимать, на какие предложения ты откликаешься. Танцевальная карьера заканчивается, когда ты идешь на эти предложения. Возможно, финансово у тебя все хорошо, но недолго. А танцевальная карьера уже заканчивается. Как ты себя поведешь, так и будут к тебе относится. 

NL: Что вы можете посоветовать начинающим танцовщицам? Как им достичь вашего уровня? Как себя подать и надолго задержаться? Какие цели нужно перед собой ставить?

А.К.: Самое первое — нужно определиться, чего ты хочешь от восточного танца. Если ты хочешь все — тренерство, выступления и хочешь реализоваться как артист, то это 24/7. Нужно понимать, что нет ничего — есть только танец, потому что времени нет. Если ты хочешь быть педагогом — ты должен развиваться в этом направлении. Есть свои узкие моменты, которые тебя подготовят. Нужно знать психологию человека, немного медицину, строение тела, как работает организм, какие движения кому подходят и так далее. Как вывести ученика на хороший уровень. Если ты – артист, там другие моменты. Нужно иметь очень хороший танцевальный вкус, выбирать правильно костюм, всегда хорошо выглядеть, быть всегда в прекрасном настроении. Ты не можешь в депресняке выходя на сцену. Тут уже другие моменты. Если ты хочешь танцевать для себя и наслаждатся, тогда не нужно ставить никаких целей. Нужно три раза в неделю танцевать для удовольствия. 

NL: У вас есть какие-то ритуалы?

А.К.: Я очень люблю украшения. Я их одеваю в большом количестве, и я знаю, если есть все-таки недоброжелатели, то я обязательно потеряю одно из украшений или оно поломается. Конечно же, парфюм — это очень важно и его должно быть много. Люди запоминают тебя по очень многим критериям. Запах — один из ключевых. Самое важное — это понимание того, что ты не сможешь больше повторить этот танец. Когда ты выходишь на сцену, как воспитать и достать из себу уверенность? Ты должен понимать, что ты танцуешь здесь и сейчас. Ты не можешь вернуться повторить и переделать. Люди стоят и смотрят на тебя, они не знают, что у тебя происходит. Ты сейчас для них танцуешь, и ты должен максимально ярко светить на сцене! Сцена — это место для того, чтобы сиять. Ты пришел радовать людей, и ты должен это делать. 

NL: В любой творческой профессии есть конкуренция. Балеринам в пуанты подсыпают стекло. Есть ли подобное среди танцовщиц вашего направления? 

А.К.: Нет, на самом деле всегда была здоровая конкуренция. У меня у самой никогда таких мыслей не было. Бог уберег! Я не могу вспомнить таких инцидентов. 

Как завоевать сердце Аллы Кушнир 

NL: Вы привлекательная девушка, и с легкостью могли бы стать женой какого-то арабского шейха. Известно, что даже предложения такие поступали. Почему вы отказались? 

А.К.: Предложение было, но я же его не рассматривала. С моей стороны я понимала, что, возможно, это несерьезно, поэтому я не выясняла дальше. Это же не происходит: «Здравствуйте, очень приятно, царь!». Есть гонцы, которые отправляются, говорят, спрашивают. Все открыто, тебя предупреждают, что тебя ждет, какая жизнь у тебя будет. Жизнь в золотой клетке — быть третьей или четвертой женой с краю. Можно, но не все шейхи 25-летние юнцы. Нужно понимать ситуацию, на что ты идешь, что интересно. 

NL: В одном из своих интервью вы говорили, что обожаете Восток, но вот восточные мужчины вам не по нраву, и вы отдаете предпочтение славянским молодым людям. В чем их отличия по отношению к женщинам, как личностям, их свободе, построению семьи? Многие девушки, увидев арабского мужчину, сразу же обожествляют его. 

А.К.: Если я когда-то сказала слово «не привлекают», то это от неосознанности. Я его исправляю на «мы разные». У нас разный менталитет. Для того, чтобы подходить арабскому мужчине в бытовом и семейном плане, нужно быть арабской женщиной. Они прекрасно сосуществуют, есть счастливые пары. Или нам нужно согласиться с многим, делать большие уступки. Чаще всего славянская женщина едет жить в арабскую страну, а не арабский мужчина. Если уже согласились, то не нужно потом говорить: «А я не знала! А чего мне сидеть дома?». Нужно открыть Youtube и посмотреть, как там люди живут, чтобы не было сюрпризов. Там все четко и понятно, если ты с этим не согласна — ехать не надо. Пробыв в Египте, пять лет я поняла, что со многим я смириться не могу. 

NL: Каким набором качеств должен обладать идеальный мужчина, в понимании Аллы Кушнир?

А.К.: Этот набор может меняться посредством того, сколько мы времени проводим вместе. Самое первое — это партнер по жизни. Скорее всего, это мое отражение в мужском обличии. У нас очень много будет точек соприкосновения, будет о чем поговорить, общие интересы, общие цели. Мы будем смотреть в одну сторону. Наверное, будет настолько много плюсов, когда будет наступать конфликт, мы будем понимать, что лучше этот конфликт исчерпывать до конца. Наверное, это. Также мужественность, чтобы чувствовать себя женщиной, для чего мы и пришли в этот мир. 

NL: Вы уже встретили такого мужчину или ваше сердце еще свободно? 

А.К.: Пока не встретила. 

NL: Вы очень сильная и самодостаточная женщина, многих мужчин это пугает. 

А.К.: Пусть тогда пугаются и идут дальше. Мне нужен тот мужчина, за которым я пойду.

NL: Какой поступок мужчины может вас поразить? 

А.К.: Спонтанный поступок. Сделать что-то, не спрашивая меня и это будет что-то глобальное. Чтобы изначально это меня ввело в ступор и немного разозлило, но потом я понимала, что это что-то хорошее. 

NL: Вы счастливый человек? Чего вам не хватает для счастья?

А.К.: Я мега-счастливый человек, потому что я занимаюсь тем, что люблю, и это помогло мне осуществить все мои материальные мечты. Есть еще другие материальные мечты, к которым я буду дальше двигаться. Баланс, как провести счастливо день, даже наедине с собой, я тоже уже знаю. Я счастливый человек, но как и все люди, конечно же я не могу считать, что я полноценно счастлива без любви. Я думаю, что так должно быть и это еще один аспект реализации меня, как женщины.  

NL: О чем мечтает Алла Кушнир? 

А.К.: У меня страшная мечта — хочу видеть человека и знать о чем он думает. Это несбыточная мечта. Из материального я называть не буду. Для себя уже намечтала. Хотелось бы, чтобы спокойнее стало в мире и вокруг нас, было более комфортно жить. Понятно, что всегда кому-то что-то нужно. Сколько не дай, нужно еще. У каждого приоритеты очень сильно меняются. Кто-то сильно болеет и бедный — для него здоровье важно, а для кого-то украли мерседес, есть второй, но важно вернуть машину. Пусть что кому нужно, тот то и получит в разумных пределах. 

NL:  Вы считаете себя трудоголиком? Сколько времени в день вы работаете? Позволяете ли вы себе отдыхать? Возможно всего день безделья становится для вас мучительным?

А.К.: Раньше я себе не позволяла отдыхать и возможности не было. График был расписан и нужно было действовать. Сегодня я могу себе позволить день безделья, но я не буду лежать на кровати. Я буду идти пешком в парк, буду заниматься чем-то другим. Это не будет безделье. Я очень люблю готовить, экспериментировать. Я не ем мясо, поэтому мне приходится постоянно придумывать для себя какие-то новые рецепты, чтобы удовлетворить свои вкусовые потребности. Я не могу себя назвать бездельником, даже если я ничего не делаю. Я все-равно найду чем заняться. Да, я трудоголик. Если я работаю, то в неделю я танцую и преподаю от 5 до 15 часов. 

NL: Какое ваше коронное блюдо? 

А.К.: Десерт — я очень люблю делать панна котту. Конечно же, она идет с сахарозаменителем, тыквенным пюре, корицей, медом и грецким орехом. Это очень вкусный десерт. Еще я делаю коктейли постоянно, в состав которых входит протеин, веганское молоко, семена чиа, банан, овсянка. Я готовлю рыбу. Мое коронное блюдо — семга запеченная с овощами. Просто любимое — картошка фри из McDonald's. Раз в месяц могу себе позволить. Кока-колу могу выпить раза два в месяц. Если есть потребность скушать торт, я и это мог сделать. Но потом я понимаю, что нужно отработать. 

NL: Очень многое о характере человека может рассказать музыка, которую он слушает, парфюм и любимые украшения. Расскажите о своих предпочтениях.  

А.К.: К украшениям я отношусь спокойно. Я их очень часто теряю, но на заказ могу сделать себе. Это мое третье кольцо с цитрином, который был привезен из Бразилии. Это кольцо выполнено на заказ. Я его очень люблю. Парфюмы. Я точно не могу сказать название, потому что они арабские. Но я могу сказать состав, что обязательно должно быть в этих духах. Мне очень нравится, когда есть Misk и роза. Такие вот сочетания. 

Моя любимая песня — Celine Dion «A new day started», о том, что начинается новый день. Я могу ее часто слушать. А так предпочтения меняются. Я слушаю очень разную музыку и арабскую, и укрсинскую. Все зависит от настроения, но эту песенку я могу слушать через день. 

NL:  С каким напитком вы можете себе ассоциировать?

А.К.: Это латте на кокосовом молоке с кокосовой стружкой и шоколадом на дне. 

NL: Мы живем в тяжелое время. Многие артисты теряют себя, находятся в отчаянии, но есть и те, кто находит новые пути развития, как вы. Что бы вы могли пожелать нашим читателям и творческим людям в такое непростое время. Как не потерять себя, найти новые цели и идти к ним также?

А.К.: Нужно не отчаиваться и, наверное, в ту секунду, когда творчеством заработать нельзя, стараться найти какие-то еще выходы. При этом, не забывать о творчестве. Когда ситуация выровняется к нему можно будет вернутся. Не всегда творчество может выжить в таких сложных ситуациях.  Но именно творчество — это медицина для души, потому что без него люди все-равно не смогут себя чувствовать позитивно. Оно всегда нужно. 

Если ты чувствуешь, что близок ко дну и не можешь выплыть, то можешь заниматься творчеством для себя, делится с людьми. Твои фанаты всегда останутся с тобой. Постараться, попробовать какие-то новые выходы и направления, а затем, когда удастся выплыть, вернутся полноценно к творчеству. Бонусом останутся какие-то другие новые навыки 

Напоследок хочется отметить, что Алла Кушнир — настоящая гордость Николаева и всей Украины. Несмотря на головокружительную международную карьеру и признание, она осталась открытым, искренним человеком и настоящей патриоткой своей страны. Она с удовольствием приезжает в Николаев навестить своих родных и друзей. Для нее «город на волне» — это та самая маленькая и уютная гавань, в которой приятно прогуляться по знакомым улочкам и выпить кофе, наслаждаясь закатом над Южным Бугом. Возможно, что уже в ближайшем будущем она приедет в Николаев с мастер-классом belly dance. Тогда горожане собственными глазами увидят ту самую танцовщицу, которая покорила своей пластикой и глубиной души весь мир. 

Общалась Дарья Козачук, специально для NikLife

Фото: Мария Горшкова