«Чтобы быть оригинальным, нужно быть самим собой»: о личном и публичном с «Игорем и Леной» из «Країни У»

Прочитали: 4695

Игорь Ласточкин и Владимир Борисов — украинские комики и актеры, которые стали популярными благодаря искрометному юмору. Они, как многие артисты, начинали свой путь с игры в КВН, в том числе и в составе команды «Сборная Днепропетровска» (позднее «Днепр»). Тогда же появилась идея создать целую серию номеров о супружеской паре «Игоря и Лены», которые покорили зрителей. 

Впервые данную миниатюру показали еще в 2010 году на фестивале команд в Юрмале. В центре внимания супруг Игорь (в роли — Игорь Ласточкин), который постоянно критикует свою жену Елену (в роли — Владимир Борисов). Эпизод в 2012-2013 годах стал самым популярным номером команды во время участия в различных лигах КВН и принес «Днепру» славу. 

В декабре 2013 года команда дошла до финала Высшей лиги КВН, где заняла второе место и перешла к съемкам в скетчкоме «Країна У». На экранах Игорь Ласточкин и Владимир Борисов появились в уже хорошо знакомых образах «Игоря и Лены».  В 2015 году в жизни Ласточкина появился новый юмористический проект — «Лига смеха», а в 2018 — «Танцы со звездами». В обеих шоу юмористу удалось завоевать победу.  

На данный момент Игорь и Владимир продолжают активно развивать свою медийность, занимаются написанием сценариев, а также гастролируют. Этим летом, после длительного перерыва в связи с эпидемией коронавируса, «лигосмешные» команды-легенды наконец-то презентовали горожанам свою программу

NikLife также не упустил возможность пообщаться с популярными артистами. В эксклюзивном интервью Игорь Ласточкин и Владимир Борисов рассказали о том, что обязательно входит в их райдер, какой юмор любят в Николаеве и с чем у них ассоциируется «город на волне». А также – почему в провале развития туризма в регионе артисты винят именно главу Николаевской ОГА

Естественно, мы поговорили о всех шоу, которые стали судьбоносными для комиков и не устал ли Владимир Борисов от роли «Леночки», с которой его ассоциируют уже более 10 лет. Расспросили Игоря Ласточкина, почему его семья избегает публичности и легко ли жить с профессиональным комиком. А напоследок, узнали о дальнейших планах артистов и желании развиваться в жанре stand up.


Лобстеров в райдере нет, но без Sony Playstation не обойтись 

NL: У вас есть райдер? Без чего вы не можете обойтись на гастролях?

И.Л.: Мы часто вспоминаем на гастролях, что можно, оказывается, и райдер составить. Как-то мы сели его составлять и просто ржали: «Так, давайте, что нам надо? Нам нужны фрукты, вода, 7 эклеров…». Дошли до того, что вафли не надо.

В.Б.: На самом деле, у нас все довольно просто, без какиих-то вычурностей. Все просто — нарезка, бутерброды, вода, чтобы была попить. 

NL: Вы не требуете лобстеров и черную икру? 

И.Л.: Я думаю, что это уже нездоровая история какая-то. 

В.Б.: Артисту должно быть комфортно — это нормально, но когда какие-то уже выкрутасы… Нет! 

И.Л.: У нас в райдере только, чтобы  в автобусе телевизор был и можно было играть в Sony Playstation. И то, мы свою Playstation берем, мы не просим, а могли бы и просить. Sony Playstation, и какие-то оскароносные фильмы туда загрузить. 

Особенный николаевский зритель и отношения с комиками

NL: Вы уже успели познакомиться с николаевским зрителем. Как принимали? Какие эмоции остались после концерта?

И.Л.: По-моему, одна из самых ярких реакций была в Николаеве. Еще в Сумах — это самые пики были. Видно, что прям изголодались и заждались. 

В.Б.: Все на пятерку, а здесь на пятерку с плюсом. 

NL:  Вообще отличаются ли зрители в городах? Можно ли сказать, что в разных городах реагируют на разный юмор? Что больше всего «заходит» в Николаеве? 

В.Б.: Мне кажется зашло практически все, поэтому получается, что юмор здесь любой ценят. «Ветераны» (команда «Ветераны космических войск», с которыми парни выступали в Николаеве – NL) — это одно, а мы явно отличаемся, а смеялись над нами, над ними и над Марком (Марком Куцеваловым – «Прозрачный гонщик» – NL), который вообще космос. Получается, любой юмор здесь ценят, что собственно и приятно.  

И.Л: Я еще скажу, что мы от концерта к концерту что-то меняем, потому что понимаем — здесь что-то не работает. К примеру, что-то добавляем. Здесь не сработала шутка — давайте ее уберем. Это постоянный процесс. Практически к концу гастролей у нас идеальный концерт. Вы попали практически под конец. 

NL: Возможно, у вас даже есть шутки, которые ассоциируются именно с Николаевом? 

И.Л.: Да, мы вчера эту шутку написали. Чтобы я стал мэром Николаева и в телефоне у Зеленского был подписан, как Игорь Николаев. 

Игорь Ласточкин и Владимир Борисов на концерте в Николаеве


NL: На проекте «Лига Смеха» вы были тренером команды «Пошло — Поехало», в составе которого выступал николаевский комик Юрий Степанец. Поддерживаете ли вы связь на данный момент? И как относитесь к тому, что он решил податься в политику и стал депутатом местного городского совета? 

И.Л.: Я думаю, что у него есть понимание, что нужно для людей с ограниченными возможностями (людей с инвалидностью – NL). Если он эту ситуацию поправит, улучшит — ради Бога. Дай Бог ему здоровья и сил. После проекта мы пересекались, были же еще зимние кубки, спецпроекты. Там мы пересекались. Просто это немного сложновато, чтобы он приехал в Киев… Это целая история. Папа рядом все время с ним. Это не так и просто увидеться. Созвониться по Skype, Zoom можем. Тем более они сейчас идут в новый сезон командой «Пошло — Поехало». Я думаю, что будем видеться уже чаще.  

NL: Также, вы были частью проекта «Країна У» и снимались вместе с николаевскими юмористами – Юлией Мотрук, Евгением Косниковским и работали вместе с уроженцем Николаевщины Александром Станкевичем. Общаетесь ли вы? Отслеживаете ли вы их деятельность? Возможно, вы будете еще сотрудничать?

И.Л.: С Юлей и Женей не сильно пересекались. А вот со Станкевичем опять в «Країне У» снимаемся. 

NL: Александр Станкевич возил вас на экскурсию в Николаевскую область?

В.Б.: Мне кажется, ему даже неудобно и он говорит: «Вы хотите поехать и увидеть, как все-таки в Киеве хорошо жить?». Я понимаю, что Вознесенск — это маленький городок. Наверное, в принципе и смотреть нечего. Или есть?! Скажите, стоит туда ехать?  

Николаевский туризм как бы есть, но о нем никто не знает  

NL: Судя по экстремальным увлечениям Игоря и вашей любви к активному отдыху на гастролях, вам бы понравилось сплавляться по порогах в Мигее или скалолазанием в Актовском каньоне на Николаевщине. Неужели Станкевич об этом не упоминал?

В.Б.: Ничего из того, что вы перечислили, Саша не упоминал. 

И.Л.: Потому что он не такой активный, наверное. Он большой, и ему все эти вещи экстремальные неудобны. 

NL: Сейчас все большей популярности приобретает внутренний туризм. Возможно вы также хотели бы посетить какие-то необычные места. 

И.Л.: Я совершенно недавно узнал, что в Украине оказывается есть пустыня (речь идет об Олешковских песках на Херсонщине – NL). Почему бы там не сделать украинский Burning Man?!

В.Б.: Рафтинг — я один раз в жизни на таком был, более-менее нормальным был в Турции. Я могу сказать, что это очень кайфовые ощущения. Из всего списка (отдыха в Николаевской области, — NL) меня это больше всего заинтересовало. Я бы с удовольствием. 

NL: Получается, что вы практически ничего в Николаевской области и не знаете?

И.Л.: А почему вы не популяризируете область? Нужно видео делать, а не только рассказывать об этом. Потому что эти каньоны, как в Америке, и ты себе представляешь каньон в Америке. А как он на самом деле выглядит – не понимаешь. 

В.Б.: Вот у меня нигде не всплывало ни в соцсетях, нигде, что есть какие-то каньоны в Николаевской области. Получается, не сильно продвижение происходит. Кто этим будет заниматься — главный вопрос. Это должны делать, в первую очередь, власти. 

И.Л.: Кто? Губернатор! 

В.Б.: Чтобы вы понимали, когда мы приехали, у нас был единственный вариант благодаря знакомым, как активно провести время в первой половине дня, до того, как в Херсон поедем. Поехать в Коблево и там покататься на катере. Не здесь! Благодаря такому человеку, как Дмитрий Комаров, я знаю о Кинбурне. Его очень многие смотрят. Я знаю про эти пляжи — украинские Мальдивы — красиво! 

Каждое шоу — маленькая жизнь 

NL: Топ-3 самых значимых проекта в вашей карьере — это «Країна У», «Лига Смеха» и «Танці з зірками». Что каждый из них дал вам: друзей, реализацию своих амбиций или закрепили медийность? Возможно, даже изменил в какой-то мере жизнь. Какой из них для вас самый дорогой и родной?  

И.Л.: Я сейчас скажу, что кардинально изменило мою жизнь, — это фестиваль «Серебряная струна» в 11-м классе (смеется). Это же очевидно. Сколько я в «Танцах» участвовал? Где-то полгода. А сколько в «Лиге Смеха»? Мне кажется, ответ очевиден. Я постоянно варюсь в этом. «Лига Смеха» не прошла этапом условным, она длится сезон за сезоном. Там и друзья, знакомые меняются (по щелчку пальцев, — показывает). Например, пришла команда два сезона отыграла — это не как у КВН, ты залетел на пять лет и пока ты не достучишься до финала, ты оттуда не уходишь. Или просто, когда уже сил нет. Здесь очень быстро ротация происходит. Команда два года играет и уже считается ветеранами, и им нужно на покой. 

NL: «Країна У» — это очень длительный и значимый  проект в вашем творчестве. Легко ли удавалось находить новые темы для скетчей? 

В.Б.: Я бы сказал, что это момент некоего вдохновения, потому что ни один номер не писался по сценарию «сегодня сели — завтра закончили». Некоторые писались за два часа, условно, потому что идея удачно легла. А некоторые рождались чуть ли не неделю, по одной шуточке добавляясь. И здесь также происходило. Какая-то тема пришла в голову, бытовуха узнаваемая, и шутки туда прям сами сыпятся. А бывало сидишь, вроде и тема забавная, но она тяжело идет. Условно говоря, редакторы утвердили и нужно писать. Все упирается только в музу: пришла она или нет.   

NL: Игорь, вы являетесь победителем шоу «Танцы со звездами». Обращались ли к вам с предложением стать членом жюри, чтобы оценивать коллег в новом сезоне проекта? И часто ли с вами консультируются на эту тему другие артисты, участвующие в проекте?

И.Л.: Никого не отговаривал. Подходили ребята, которых взяли в сезон. Один подходил, не много. Спрашивал: «Как вы делали, как вы танцевали, как вы тренировались?». Я ему все рассказал. Там смотря какую цель ты ставишь. Если ты ставишь цель залететь туда, потанцевать пару-тройку эфиров, то ради Бога, можно и не убиваться. А если ты действительно хочешь до финала дойти, то нужно полгода вообще вычеркнуть и идти в зал танцевальный. 

NL: Вам пришлось как-то восстанавливаться после шоу?

И.Л.: Максимум неделю я отсыпался и отходил от этого. На самом деле ничего такого не произошло, что меня прям выбило из колеи. Возможно, если бы я проиграл, дойдя до финала и потратив столько сил, я б, наверное, иссяк и расстроился. Меня бы еще обида накрыла… А так, в принципе, все что я планировал, достигнуто и вот это понимание, что все было не зря, дало мне большей уверенности, сил и я как будто ничего не потерял. 

NL: У вас есть огромный опыт съемок в комедийных шоу и скетчкомах, а «Танцы со звездами»  показали, что вы можете удивлять и преображаться.  Не хотели бы попробовать себя не только в комедийных ролях, но и драматических?

И.Л.:  Прям желания дикого нет такого. Мне больше нравится то, что вызывает смех у людей. 


NL: Почти на протяжении всей юмористической карьеры, вы работали в дуэте или коллективе. За границей неимоверной популярностью пользуются стендап-шоу. Зрители заполняют залы, чтобы услышать и увидеть любимого комика. В странах бывшего СНГ это направление также постепенно развивается. А вы видите себя в этом амплуа? 

И.Л.: Стендапом, конечно, хочется заниматься. А вы знаете, что стендап — это не так просто?! Чтобы накапливать заметки, нужно помнить, что тебе нужно накапливать заметки. Постоянно помнить и записывать все, что ты видишь, все что вызывает хоть какой-то намек на смех — ты должен это записывать. Вот в чем дело! А ты параллельно еще что-то делаешь, работаешь. Это нужно сидеть где-то или просто, как Марк, ходить по городу и высматривать. 

В.Б.: Накапливать тонну материала, чтобы процедить и выбрать килограмм золота. 

И.Л.: Или, например, ты работаешь в Макдональдсе, у тебя вообще нет времени ни на что, но ты вечером приходишь и — ага сегодня была вот такая ситуация. Сегодня пришел человек и вернул салат, а салат никогда не возвращали еще. Какая-то вот такая вещь. Ты сидишь и выписываешь каждое предложение, конструируешь из слов и предлогов. 

В.Б.: Я еще хотел сказать, что в стендапе очень важно, чтобы история была твоя. Для меня лично нарочито выглядит, когда я прям вижу… Человек читает шутки, хорошие шутки, но это уже не стендап, а набор историй. Сидела авторская группа, написала и все – на ТНТ шуруй. А когда Ваня Абрамов рассказывает какие-то истории про свою жену, я знаю и его, и его жену... Я понимаю, что да — это он, это он про себя говорит. Он где-то утрировал, чтобы стало смешнее, так и наши шутки работают, но он рассказывает из жизни. Стендап — это когда играешь в правду. 

И.Л.: Играешь в правдивое свое отношение с ситуации. 

NL: Есть стендаперы, на которых вы равняетесь? Чей юмор вам больше всего нравится?

И.Л.: Очень много. Да любой стендапер, который собирает залы и просмотры, уже успешный. Я не могу выделить кого-то конкретно. Все, кто смешно выступает, мне нравятся. Их полно — Джимми Киммел, Луи Си Кей, Соболь, Идрак Мирзализаде, Ваня Абрамов. 

В.Б.: Каждый в своем стиле нашел себя и шутит успешно. Я думаю, что подражать кому-то — это уже путь не очень победный. 

И.Л.: Можно начать с подражания.

NL: А вы начинали с подражания? 

И.Л.: Конечно! Я весь КВН наизусть знал раньше, весь КВН.  

Темы-табу и сексистские шутки в Николаеве

NL: У вас есть темы-табу? О чем вы никогда не шутите? В юморе очень часто эксплуатируются сексисткие темы о женщинах, профессиях и т.д. Не считаете ли вы, что некоторые шутки обижают людей? На ком вы испытываете свои новые номера?

И.Л.: Мы для себя конкретно их не обозначаем. Просто если туда уходит мысль в эту тему, то возвращаемся обратно. У нас каких-то конкретных тем нет. Возможно, какие-то темы и оскорбляют женщин, но никто не запрещает им шутить над мужчинами. Я думаю, если они начнут этим заниматься, то это будет весело, на самом деле. Это же все придумано для того, чтобы посмеяться. 

В.Б.: Я хотел сказать, что как раз женские команды, в этом и прикол, что мужчина про мужчину так не пошутит. А они могут со своей колокольни, так сказать, пропесочить какие-то мужские брошенные носки и т.д. Получается тогда, грубо говоря, 1:1. Все шутят друг про друга. 

NL: Во время своего последнего визита в Николаев, на шоу «Friends Zone», вы пошло пошутили про «всунуть и жениться». Этот факт тут же подтвердил местный блогер Дмитрий Талпа. В дальнейшем он даже провел целую рекламную компанию и продавал букеты, которые «обеспечат хороший секс». Не кажется ли вам, что подобные шутки переходят какие-то разумные границы и унижают достоинство женщин? Особенно учитывая то, что вы – папа дочерей.    

В.Б.: Я, честно говоря, уже не помню в каком контексте. Это наверняка была импровизация. Когда несется импровизация, отсутствует гарантия, что все абсолютно шутки будут (корректными, — NL). Как мы говорили, мы концерт к концу тура прямо вытачиваем. На импровизации это невозможно, потому что там можно и оступиться, не на всех шутка зайдет 

И.Л.: Как он тогда в женщину попал (подколол Дмитрия Талпу, — NL)? 

NL: Вам было когда-то стыдно за какие-то шутки на импровизации? 

В.Б.: Наверное, иногда бывает. Если за свою, то я так воспитан, что лучше скажу: «Я заранее извиняюсь за следующую реплику» и скажу ее. Я же извинился. 

NL: Во время вашего выступления было довольно много импровизационных моментов. Какой процент вообще составляют подготовленные номера и импровизация?

В.Б.: В номерах это крайне редко происходит. 

И.Л.: Это происходит, если уже ловишь кураж и зрителю уже понятно, что номер смешной. 

В.Б.: Если зритель что-то выкрикнул и ты понимаешь, что у тебя пришла сиюсекундно идея ему как-то ответить удачно, тогда может быть импровизация, но в принципе идешь по сценарию. А вот когда мы вызвали людей из зала и с ними показывали номера — вот там импровизация была чистой воды. Что приходит в голову, все и насыпаем.   

«Лена, вы такой молодец!» 

NL: Владимир, свою медийность и популярность вы обрели благодаря съемкам в скетче «Країна У». Многие вас ассоциируют именно с образом Леночки и женским образом. Вы можете сказать, что именно эта роль изменила вашу жизнь? 

В.Б.: Она еще с КВН-на прилипла очень крепко. Я не знаю, прям поменяла ли именно эта роль, но жизнь в целом изменилась шагая от КВН-овских игр до финала и «Країна У». Юмор в целом поменял жизнь вообще в другом направлении, я не менеджер по продажам.  

NL: В некоторые периоды жизни вы хотели отказаться от этой женской роли, но она к вам возвращалась. 

В.Б.: Мы даже всей командой порой не хотели писать эти номера. Те, которые писались первыми, придумывались и было вдохновение. Идея сама толкает номер и шутки тогда легко пишутся. А когда тебе редактор говорит: «Ребят, все хорошо, но где Игорь и Лена?» — Да мы уже не хотим их писать.  — «Зритель будет ждать! Давайте!». Вот тогда, когда тебя напрягает это делать — кайфа уже меньше от такой работы.  

NL: Многие артисты и актеры становятся заложниками одной роли. К примеру, Андрея Данилко многие даже не знают, а вот Верка Сердючка — кумир миллионов. После такого фурора в женском образе не пришлось ли вам начинать медийную карьеру как Владимир Борисов, заново? 

В.Б.: Наверное, роль прилипла уже до последних дней, потому что люди, если видят и узнают, говорят: «О! Лена!». Я всегда говорю, если бы я встретил на улице условно Дукалиса, я бы сказал: «О! Дукалис!». Я, в первую очередь, вспоминаю образ. Меня это не коробит абсолютно. У меня есть одна история, которая сбила все напряжение, которое где-то витало в подсознательном. Когда одна из девчонок фанаток, ей лет 13, подошла и мы сфоткались, она счастливая говорит: «Лена, вы такой молодец!». Я искренне смеялся тогда очень сильно и я понял, что не поменять это. Если люди так воспринимают, то ради Бога. Зачем заморачиватся и копаться где-то внутри?!   

Принципы воспитания детей и семейная медийность

NL: Вы воспитываете двух дочерей. Как старшая реагировала на Леночку из «Країни У»?

В.Б.: Она в садике сказала: «Мой папа работает тетей», когда перечисляли, кто кем работает.  Она понимает, что папа – артист, и это роль. Это нормально! Это ради юмора. 

NL: На каких принципах вы их воспитываете?

В.Б.: Это точно не опирается на роль Лены и т.д. Это воспитание нашими родителями — ты считаешь, что так правильно и так нормально. Пройдя какой-то жизненный путь, ты узнал еще что-то, да и мир изменился за это время. Прежде всего, хочется максимально донести банальные  истины — что такое хорошо и что такое плохо. Каких-то поступков нельзя делать, потому что это кому-то вредит. Это очень банально, но хочется, чтобы ребенок знал честь, совесть, вот эти все красивые слова. Хочется, прежде всего, их вложить в голову. Я еще и приверженец того, если что-то нравится, в рамках Уголовного Кодекса, пусть занимается. Допустим, ей понравилось плаванье — она плавает до сих пор, ей понравился теннис — она теннисом занимается. Как многие дети, она хочет YouTube, блоггинг. Нет никаких запретов. У нее один видос получил уже 100 тысяч просмотров. 

 

NL: Хотелось бы немного затронуть тему и вашей личной жизни. Жить с комиком — это нелегко? 

И.Л.: Вы, наверное, немножко наперед забегаете, говоря, что с комиком жить непросто. Комик комику рознь, человек человеку рознь. Всех комиков под одну гребенку не причешешь. Они все разные люди, абсолютно. 

NL: А с вами легко супруге? В вашей обычной жизни много юмора? Подшучивает ли она над вами?

И.Л.: Не знаю, наверное, непросто. Не так, чтобы прям вообще… Она любит посмеяться над моими кривляниями. Какие-то шутки может не понять, какую-то шутку может оценить, но не рассмеяться. Я на ней всегда проверяю какие-то новые сценки. Мы, если что-нибудь пишем, (спрашиваем, — NL): «Там нормально, нет?» Она говорит: «А тут я не поняла». Даже по ее реакции, по отсутствию реакции, можно понять — это рабочий материал или он уже мертвый. Не обязательно, если она не смеется, то все! Но если она смеется, то значит это весело.   

NL: Ваша супруга – совершенно не публичный человек. Вас практически невозможно увидеть на публичных мероприятиях вместе. Это ее личное решение? 

И.Л.: Мы на этот счет никак не рассуждаем, вообще никак. Я захотел выставить фотографию с супругой, с ребенком — выкладываю фотографию. Не захотел — не выкладываю. Или, например, Аня сказала: «Не хочу эту фотку». Я не выкладываю! Где это уместно, неуместно… Это не моя инициатива не выставлять личную жизнь напоказ. Ради Бога! Что-то должно быть и личным, а что-то можно и публично показать. Я не вижу в этом какой-то проблемы. Ну не выкладываю, много кто не выкладывает. И непубличные люди не хотят себя напоказ выворачивать.   

Жизненные стремления и планы на будущее

NL: Какие цели ставит перед собой команда «Днепр»? Как показывает практика и успешный опыт «Квартал 95» и «Дизель шоу», квн-щики могут создавать качественный медийный продукт. Возможно, в планах создать свое шоу? Какие  тенденции в современном шоу-бизнесе? 

И.Л.: Вот так мы взяли вам все и выложили, конечно. Это и коммерческие тайны. 

В.Б.: Логично, что любой творческий коллектив стремиться делать что-то свое, но как только «все срослось» и мы понимаем, знаем что хотим делать, знаем, где наша условная площадка, тогда мы искренне и от души скажем всем: «Ждите!». 

И.Л.: Я вообще не думаю, что нужно всем говорить «Ждите!», надо взять и показать уже готовый качественный продукт!   

NL: А вообще, по вашему мнению, куда есть развиваться украинскому юмору? Какие грани жизни и юмора, форматы еще не до конца раскрыты? Чем сегодня можно удивить зрителя?

И.Л.: Вы для кого спрашиваете? 

В.Б.: Крутоголов, слушай! В юморе, чем дальше, тем уже больше занятых ниш. Придумать новое с каждой секундой сложнее, потому что придумывается и занимается ниша. Быть оригинальным в чем-то все сложнее. 

И.Л.: Чтобы быть оригинальным, нужно быть самим собой, тогда ты будешь уникальным. У тебя могут быть подражатели, но ты будешь уникальным и оригинальным. Вот и все! 

В.Б.: По поводу жанров, какой еще не до конца развит… Все жанры, которые веселят, значит они еще не развиты до конца, не выжаты до конца. Значит они будут жить. Могут быть и «Уральские пельмени», и стендап.
 

И.Л.: Пантомимы скоро вернутся, не переживайте. Забудут и опять вернут. Вы помните, в детстве все эти присказки? Скажи полотенце… Опять это все всплывает… 300 — тракториста. Это было черт знает когда, а сейчас это вызывает такой истерический смех. Вот вам и пожалуйста.  

NL: Вы уже попробовали себя и в роли актеров, и в роли сценаристов. Какой путь вам ближе? 

В.Б.: Мне все-равно хочется еще держать баланс. Мне интересно и писать, где-то на бумаге творчество делать, и все-равно выходить на сцену. Вот мы вернулись с концерта и я понимаю — это же кайф. Живая реакция зрителя — ее ничто не заменит. Невозможно передать эти эмоции, которые ты там получаешь. С другой стороны, все шутки, которые ты разговариваешь со сцены, они же были написаны. Команды сидели, порой ночами не спали. Кайф получаешь и от того, что помнишь, как порой трудно давался какой-то номер. Я бы 50 на 50 еще ходил. 

Подытоживая, отметим, что Игорь Ласточкин и Владимир Борисов, как и все артисты, за время карантина очень соскучились по живому общению со зрителем. Для них импровизации и овации зала — особый вид кайфа, который нельзя ни с чем сравнить. Конечно, за ограниченное время интервью мы не успели обсудить еще много интересных тем, но это еще один повод встретится после очередного аншлага в Николаеве. 

Общалась Дарья Козачук, специально для NikLife

Фото: Мария Горшкова