«Благодарный зритель – счастливый актер»: говорим с Богданом Паршаковым о современном театре

Прочитали: 2511

Концерт-холл «Юность» и творческое объединение «Необычные люди» возвращают на сцену полюбившуюся зрителям «сумасшедшую» комедию «Осторожно, люди!». Впервые она была представлена в конце 2020 года и за это время успела объехать Украину.

В этот раз в театральной команде произошла замена. 30 ноября на сцену Николаевского академического драматического русского театра выйдут уже привычные Ангел и Черт в исполнении Сергея Мельникова и Олега Кошевого. А вот проктолога, вместо режиссера Алексея Павлищева, сыграет актер, известен своими ролями в лентах «Приключения Мишки Япончика» и «Ликвидация», Богдан Паршаков.  

Мы решили пообщаться с Богданом в преддверии его николаевской премьеры и узнать, что нового он привнес в постановку, как прошло знакомство со сплоченной командой, как на него лично повлиял злосчастный 2020 год и как приходилось поддерживать связь со зрителями во время локдауна. Кроме того, мы поговорили о современной интерпретации театральной классики, а также о том, как часто он ностальгирует за «Мишкой Япончиком» и «Ликвидацией».


NL: 30 ноября Вас можно будет увидеть на спектакле «Осторожно, люди». Какие были ваши первые впечатления от сценария? Как поступило предложение стать частью этой команды?

Б.П.: Очень-очень впечатлил сценарий, и причем получилось так, что незадолго до этого я взялся попробовать себя, как постановщика в подобной истории, но в более легкой драматургии, больше комедия положений. 

Да, конечно, радости от встречи с Олегом было много, ведь мы старые товарищи. Посмотрев спектакль, я даже не успевал смеяться, очень высокоинтеллектуальный юмор. Суть предложения Олег мне озвучил до спектакля и я сразу же понял, что будут свои сложности в определенных моментах, местах. Лично у меня, конечно. 

Вообще, высокоинтеллектуальный юмор – самый сложный жанр, но я его люблю, а он любит меня, так что.. Конечно, было очень заманчиво принять участие в таком проекте. 

NL: Легко ли далась работа в команде, которая работает над этим спектаклем целый год?

Б.П.: Скажем так, влиться получилось легко. Потому что, к примеру, с Олегом Кошевым (один из актеров в спектакле «Осторожно, люди» - NL), мы вместе учились. Сережа Мельник - с ним много общих знакомых. И вообще они были настроены принять меня в семью. Ребята боевые, да и я кое-что видел, кое-что умею. Как говорится, жизнь заставила быть опытным. Что-то я привнес в спектакль, но и они мне во многом помогли, безусловно. 

Тут вся сложность в драматургии и опять же в стилистике спектакля. Вообще, хочешь хороший результат – ищи подход к партнеру. То, что они просили – у меня не с первого раза получалось, оно ж у актеров как? Знать – значит уметь. Потому что, когда ты знаешь, оно работает в режиме автовоспроизведения. Но ребята тоже смышленые, поэтому все получалось.

NLКрасной нитью в постановке проходит тема добра и зла, верите ли вы в то, что одно не может без другого или в то, что должен быть баланс между ними? 

Б.П.: Дело все в том, что по началу оно все заявляется как черное и белое, но по ходу пьесы выясняется, что белое далеко не белое, да и черное не такое уж и черное. И во время просмотра зритель думает, а все таки получается черт прав, да и ангел далеко не ангел. И все эти грани в один момент стираются и тогда уже зрителям решать, кто прав, а кто виноват. И со всеми этими мыслями зритель уходит. 

NLСтоит сказать, что режиссер изначально задумывал этот спектакль в  в контексте всех событий, которые произошли в 2020 году. Каким он запомнился вам? Как карантин повлиял на вашу работу? Как, по вашему мнению, карантин повлиял на работу сферы культуры в целом? 

Б.П.: Алексей Павлищев – вообще большая умничка. Потому что я сам сейчас сталкиваюсь с тем, что такое быть играющим тренером. Что такое развести, поставить, что такое делать декорации и карантин опять же. Быть актером, режиссером, и создать хорошою команду. 

Что касается локдауна, скажем так, все что было – рухнуло, нового не построили. У нас большие изменения произошли в трупе. Но я скажу, все что не делается все к лучшему. Потому что пришло время попробовать себя в чем-то новом. Добавлю, что многие выдающиеся работники Одесского академического музыкально-драматического театра имени Василя Василько, в котором я проработал большое количество лет, ушли от нас. Пришла также молодежь и преемственности поколений не случилось. А сидеть было как-то не удел, ведь, как говорится, не за зарплатой я пришел. Тогда я и ушел. В этот момент я осознал, как сильно я люблю зрителей, доносить до него информацию и получать эту отдачу. Благодарный зритель – счастливый актер. Деньги-деньгами, их никто не отменял, но вот зритель - эта отдача энергии. 

В принципе, локдаун очень сильно повлиял на всю сферу, потому что нет зрителя и проверить политику театра, туда ли мы идем в репертуарном отношении, понравится ли это зрителю, нет возможности. Нужно ставить, ставить, ставить и когда спадет локдаун, хлынут эти все премьеры и зритель просто не будет успевать ходить на спектакли. Опять же, спектакли поставили, а уже зритель решит нравится оно ему по качеству или нет. И к слову, актер без зрителя абсолютно не защищен. Делай с ним что хочешь. 

NL:В основном, на афишах вас представляют как звезду «Ликвидации» и «Приключений Мишки Япончика». Приятно ли вам именно такое представление? Считаете ли Вы это главными ролями в своей жизни?

Б.П.: Сама формулировка «звезда» мне не очень нравится. Это не из-за лишней скромности, но как-то не привычно. Мне просто особо не знакомо понятие звезда, потому что я все таки больше времени провел на сцене, в коллективе, где понятие «звезда» просто отсутствовало и стиралось. Все работали на главного героя, сегодня, условно, ты главный герой – работаем под тебя, завтра кто-то другой – работаем под него. И совсем не важно какой ты категории. Мне все таки кажется, что термин «звезда» больше для эстрады подходит, нежели для сцены. 

NL:Вы очень часто говорите о театральных ролях. Можно ли сказать, что им вы отдаете предпочтения больше, нежели ролям в кино?  

Б.П.: Вот не могу так, все роли для меня важны. В кино там по-другому интересно, там другие сложности. В театре, к примеру, сегодня что-то не получилось, можно, грубо говоря, это исправить завтра. В кино же другая сложность, пока ты доедешь на площадку, пока тебя вызовут в кадр, то есть в театре если с партнером что-то не получилось, конкретно в этот раз, то у тебя еще будут выходы и выходы. В кино если не ту ноту поймал, то это уже все – не так сыграна сцена. 

И вот, например, у меня было такое, что будучи на площадке выяснилось, что у меня есть добавочный текст, а я только приехал с Одессы и сразу на площадку. И вместо того, что сосредоточиться на роли ты думаешь о тексте. Потом смотришь в записи и видишь совсем не то, что себе представлял, будучи в кадре. 

Вот тоже режиссер Сергей Гинзбург после «Мишки Япончика» пригласил меня в фильм «Сын отца народов» про сына Сталина Василия, который учился в летном училище, был такой смышленый мальчуган, но то, что он сын Сталина наложило очень большой отпечаток на его жизнь. Я там сыграл старшину в училище и очень долго работал над ролью, точил эту роль до «немогу». 

Режиссер говорил, что ты можешь еще больше. Эта вера режиссера в актера помогла мне и действительно я поработал. В кино редко так удасться получить этот кайф от взаимообмена энергиями между актером и режиссером. Потому что, как правило, режиссер мало уделяет этому времени. Но когда вышел фильм – один из таких отзывов как раз о моей роли. Мол, мой эпизод чуть ли не самый веселый и позитивный за весь фильм. Но я смотрел и я не могу адекватно оценивать свою работу. 

Еще интересная история была с Сергеем Гинзбургом, когда мы снимали «Мишку Япончика». Мне тогда было 33, а ему за 50. Там же в основном пацанский коллектив, ружья, револьверы, винтовки. Мы их крутили, разбирали, а Гинзбург вместе с нами в этом всем ребячестве. На него возраст не влиял. Всегда очень душевно в таких коллективах. Тоже так душевно мы провели время вне съемок в «Сын отца народов». 

NL: Часто ли ностальгируете за теми временами? 

Б.П.: Ну как ностальгирую... Это было здорово, это было весело. Гинзбург тогда сказал, что после «Япончика» все актеры станут известными. Но, честно говоря, я, наверное, после съемок очень много времени был в театре, на гастролях, зная, как там у ребят из Москвы. Вот раньше у нас в Одессе снимали 5 фильмов, грубо говоря. Два становились классикой, третий становился смотрибельным, четвертый неплохим, а пятый нормальным – качество было.

Если говорить о ностальгии, то я скорее вспоминаю, как там относились к актерам, к гонорарам, к материалу. Как тогда относились ко всему колхозу, который сопровождал киношный процесс. И как сейчас на всем пытаются сэкономить, где-то заработать. По факту все ложиться на актеров. Из 8-часовой смены, стало десять часов, теперь – 12, переработки уже никто не учитывает. Гонорары очень упали. И поставили в такую ситуацию – хотите снимайтесь, хотите не снимайтесь. 

NL:В ваших театральных работах преобладают постановки классических произведений, как вы считаете, классика все еще актуальна или же нынешним зрителям она ближе в окантовке современных реалий?

Б.П.: Ну, во-первых, классика на то и классика, что она вечная, а в современной обработке она только приветствуется. Вот знаете, есть классика и в этой современной обработке все так переворачивается, что зритель попросту не понимает на какой спектакль он пришел. Вот возьмем к примеру, «Сватання на гончарiвцi». Люди приходят и видят, что Степан любит Стецька. И зрители понимают, что от классического произведения просто ничего не остается. 

В этом плане такие постановки часто называют «европейским театром» и многие кивают головой, чтобы просто не выглядеть дураком. Но попробуй где-то в европейской стране сказать, что это «европейский театр». А что сейчас сделали с актером на сцене? Его просто нивелировали. Сейчас актер – это просто декорация. А декорация и антураж главные герои происходящего. Был актером, а стал декорацией. И вот опять же, что скажет зритель на такие спектакли. И с такими постановками по маленьким городам не поездишь. 

NL: Спасибо большое за интересную беседу, будем ждать вас на театральной сцене Николаева!

Алена Сидорова