Что на самом деле николаевские депутаты делали в Грузии

Прочитали: 7185

Поездка николаевских депутатов в Грузию показала, что возможно все. Здесь смогли избавиться от коррупции, здесь не угоняют автомобили, чиновники встречают людей с улыбкой на лице, а наибольшим уважением пользуются полицейские и врачи. После того, как мы прошли по ведомствам, посмотрели, как живут обычные люди, оценили результаты их реформ, глава облсовета Игорь Дятлов сказал: «Если это получилось у Грузии – может получиться и у Украины». Участники делегации были поражены переменами в стране, которая еще десять лет назад во многом уступала Украине. Теперь, как мне кажется, Грузия может стать для нас настоящим эталоном, к которому следует стремиться. Посмотрев, как грузины живут сегодня, каждый из гостей загорелся желанием сделать все возможное, чтобы и наш Николаев сделал несколько шагов вперед, навстречу уровню европейской Грузии.

Далее – мои личные впечатления от всего увиденного и услышанного.

Генеральный консул Грузии в Одессе Теймураз Нишнианидзе не раз рассказывал о поразительных результатах реформ, которые  произошли на его родине. Во многое было трудно поверить. Например, в то, что предоставление «бумажных» услуг там упрощено настолько, что сейчас даже подумывают, не организовать ли в ведомствах окошко по типу «мак-драйв»: подъезжаешь к нему, опускаешь стекло в машине, протягиваешь руку и получаешь у чиновника нужные документы. Но верить – одно, а увидеть своими глазами – совсем другое, и убедиться в том, что подобное возможно - нам посчастливилось на днях. Игорь Дятлов давно собирался посмотреть, как грузины организовали свое местное самоуправление, как справляются с теми проблемами, которые для николаевцев – словно кость в горле. Наконец, определили дату поездки. В бюджете расходы на подобные командировки не предусмотрены, поэтому все желающие собрались вместе и отправились в Грузию за свой счет. К делегации присоединились депутаты областного совета: Артем Хачатуров (ПР), Дмитрий Фалько (ПР), Вадим Мериков (ФЗ), мэр Южноукраинска Евгений Квасневский, вице-мэр Николаева Роман Васюков, депутаты городского совета: Игорь Копейка (ПР), Сергей Дятлов (ПР), Максим Бекало (ПР), предприниматели: учредители группы компаний «OREXIM» Юрий Будник и Борис Козырь, гендиректор судоходной компании «НИЭСКО» Андрей Тимощенков, учредитель ООО «Бизнес Реал» Алексей Пелипас, помощник главы облсовета Дмитрий Дмитриев, а также съемочная группа телекомпании «НИС-ТВ» - Анастасия Прокофьева и Сергей Каланжов, и я.

Роман Васюков. В аэропорту. Едем к самолету  

Пока в аэропорту ехали к самолету, много шутили. Делегацию особенно забавляли посты в фейсбуке Романа Васюкова и оппозиционный статус Вадима Мерикова. Они вдвоем и хохотали больше всех.  

В самолете Роман Александрович угощал всех шоколадками, а мы с Настей не могли отвести глаз от заснеженных гор и крохотных домиков, видневшихся в окошке.

Первое, что бросилось в глаза при выходе из аэропорта – выстроившиеся в рядочек  такси: все одной марки, одного цвета, с одинаковыми шашечками. Отсюда рукой подать до памятника винограду, вокруг которого уже очень скоро вытянется виноградная лоза. Не ради урожая, но чтобы каждый турист, видя этот символ, понимал, что Грузия – родина лучшего в мире вина. Сразу отмечаем умение грузин подавать туристам свою страну.

Перед аэропортом

На въезде в город, Роман Васюков, разглядывая Тбилиси из окна, сообщил всей делегации: «Я же говорил, здесь ходят «Эталоны» и «Богданы»! И пусть не говорят, что эти автобусы не подходят для инфраструктуры Николаева!».

В Тбилиси мы прибыли в воскресенье, потому первый день посвятили знакомству с местными достопримечательностями, с культурой страны, а также посетили местные святые места.

Немного о Грузии

Первые христианские поселения в Грузии появились еще в I веке, хотя как религию христианство приняли в 326 году. В здешних горах очень много заброшенных храмов, которые потихоньку  восстанавливают. Ежегодно государство выделяет 25 миллионов лари (1 доллар = 1,6 лари) на церковь. Причем церковь за эти средства не подотчетна. Самый древний из действующих храмов – Некреси – датируется IV веком. С территории монастырского комплекса Некресси открывается потрясающий вид на Кавказский горный хребет.

Добывают нефть 

Сегодня Грузия – это единство ультрасовременной архитектуры и первозданной природы. Здесь само небо касается гор, и облака опускаются на их вершины. Здесь всадники на лошадях мчатся окольными путями, а вокруг озер пролегают велосипедные дорожки. Здесь вдоль трассы бегут ослики, запряженные в телеги, а за ними виднеются нефтедобывающие установки.

Этот  гордый горный народ по праву гордится своей древней историей. Слушая рассказы гида о правителях разных периодов, понимаешь, насколько глубоки корни грузинской цивилизации и насколько богат этот народ духовно. Удивило, что золотой век Грузии связывают с именем женщины-правителя. Ее вклад в историю государства настолько велик, что правительницу, вопреки правилам грамматики, называют не царицей, а царем – царь Тамар (1166—1209гг.). Ее предшественник - Вахтанг Горгасал (440 -502 гг.), известен тем, что сумел объединить разрозненную на то время страну и стал одним из самых почитаемых правителей; также он прославился своим ростом – 2,40 м. При этих словах гида мы невольно взглянули на Игоря Дятлова - руководителя нашей делегации и самого высокого среди нас. Даже в составе нашей небольшой делегации он сумел объединить совершенно разных людей, не только занятых в разных сферах деятельности, но и сторонников разных политических сил. Рассказывая об участниках делегации, он говорил: «Независимо от политической принадлежности у нас в паспорте написано одно и то же: город Николаев». Да и рост его немногим отличается от роста грузинского правителя – почти два метра.

В монастыре святой Нино 

Это единственный языческий храм. Кому поклонялись древние - до сих пор не установлено

В Грузии по сей день сохранилась традиция давить виноград ногами. В столичной мэрии нам презентовали диск с видео, на котором мэр Георгий Угулава вместе с местными виноделами в высоких сапогах давит виноград. Кстати, настоящее грузинское вино – либо сухое, либо полусухое. Есть столовые дамские вина – они немного деликатней по вкусу, но мужчины их не любят из-за низкого градуса. А неповторимый вкус в грузинское вино привносят персиковые сады, которые обязательно располагаются неподалеку от виноградников. Даже сами виноградные лозы здесь не пропадают зря – грузины заметили, что именно на них жарится самый вкусный шашлык.

Грузия изобилует романтическими историями. К примеру, в деревне Мирзаани в крае Кахетия, граничащем с Тбилиси, в 1862 – 1918 гг. жил Нико Пиросмани – тот самый художник, который продал все свое имущество и купил миллион алых роз для своей возлюбленной.

Интересно, что наш стереотип настоящего грузина – смуглая кожа и карие глаза – в корне неправильный. Один из основных грузинских этносов – сваны. Их поселение расположилось высоко в горах – 2 700 м над уровнем моря, и считается самым высоким поселением в Европе. Вероятно, благодаря этому сваны сохранили чистоту грузинской крови. Они отличаются голубыми глазами и светлыми волосами. На их территорию с суровым климатом никому и в голову не приходило посягать. Даже евреи, приходя торговать в Грузию, не оставались в Сванетии. Когда-то все грузины были, как сваны, но со временем кровь смешалась. Кстати, у генконсула Теймураза Нишнианидзе глаза тоже светло-голубого цвета.

Несмотря на то, что сама природа защищала сванов от врагов, они все же бдительно соблюдали все меры безопасности. Возводя храмы - строили фундамент, стены, потом сверху спускали громадные иконы, и только тогда стелили крышу – чтобы ни одну икону из храма нельзя было вынести. До сих пор в высокогорных храмах сванов сохранились иконы, датированные I веком.

Сегодня Сванетия богата туристическими маршрутами. Но уж если сюда ехать – то минимум дня на три. В Сванетии можно подойти к краю ледника и увидеть, где он превращается в реку. Гид расскажет удивительные истории построенных здесь башен. А также о том, как ни о чем не догадывающиеся древние сваны готовили пиццу с семенами марихуаны и плели корзины из конопли.

Расспрашивая о том, как живут современные грузины, мы удивлялись переменам, произошедшим за последние десять лет. До 2003 года свет в Грузии включали только по праздникам. И еще по пятницам – в этот день по телевидению выступал губернатор. Потому на пятницу грузинки планировали стирку, глажку белья и т.д. Всеми положительными переменами грузины обязаны Михаилу Саакашвили, о чем не забывают упомянуть, рассказывая о хороших дорогах, отсутствии коррупции, полном доверии полиции и абсолютном отсутствии криминала. Сегодня ночной Тбилиси восхищает своей красотой. Местные власти позаботились о ночной подсветке. Ночью здесь сверкает все: храмы в горах, исторические здания, мосты, улицы.

Днем же, гуляя по проспектам столицы, любуешься горными массивами под голубым небом и нереальной архитектурой. Здесь есть как советские «коробки с окнами», так и аккуратные исторические здания, фасады которых правительство бережно отреставрировало. Но глаз цепляет совершенно другое – архитектура Дома юстиции, который напоминает грибок со множеством шляпок, стеклянный Мост дружбы через реку. Мне даже трудно подобрать слова, чтобы описать здание главного офиса партии  Саакашвили, который находится за городом - это куб с туннелем внутри. На вопрос, откуда у вас такая архитектура, получаем сногсшибательный ответ: «Саакашвили нравится». Все современные фантастические здания сооружены здесь за последние несколько лет, а многие еще находятся в процессе строительства.

Большинство грузин говорят и на русском, и на английском. Редко, но можно встретить на улице человека, который на вопрос, говорите ли по-русски, ничтоже сумняшеся ответит: «Нэт».

Вообще, все грузины очень приветливы. Гостеприимность и доброжелательность – национальная черта этого народа. Несмотря на недавнюю войну с Россией, на русскоязычных здесь не смотрят искоса, а в некоторых ресторанах даже подадут меню на русском. Украинского, конечно же, не знают, но здешние артисты исполняют украинские народные песни не хуже наших. В общем, имеющихся у нас знаний с головой хватило, чтобы чувствовать себя комфортно.

Прозрачная полиция

Понедельник закружил чередой официальных визитов. Для начала наведались в Министерство внутренних дел. Само здание напоминает волну. Весь фасад – из голубого стекла. Перед зданием – большой бассейн, единственная задача которого – эстетическая. Делегацию николаевцев встречает заместитель министра Леван Изория, который в приветственном слове первым делом отмечает важность укрепления грузинско-украинских взаимоотношений. Делегация располагается за большим столом, и грузинские министры рассказывают о том, как проходили реформы.

Когда в 2003 году грузины провели опрос среди школьников, оказалось, что 75% из них мечтают стать ворами в законе. Эти данные как в зеркале отразили грузинское общество того времени. Раньше, рассказали нам в МВД, чтобы устроиться на работу в ГАИ, грузины не жалели взяток по 20 тысяч долларов, а проработав какое-то время, становились очень состоятельными людьми. Хотя официальную зарплату могли не видеть месяцами. Уровень доверия людей к правоохранительным органам тогда не превышал 5%.  

Реформа МВД была очень жесткой: за один день уволили весь личный состав ГАИ и ППС – а это 16 тысяч человек (!) и уже на конкурсной основе заново набрали сотрудников в реформированную службу. Всех воров в законе пересадили в отдельные тюрьмы, лишили их возможности контактировать с другими заключенными. Стоимость конфискованного у них имущества составила до миллиарда лари (примерно 625 миллионов долларов). Упразднили ряд ведомств, количество сотрудников внутренних органов сократили с 70 тысяч человек до 30 тысяч. Сразу же нашлись недостающие раньше деньги на зарплату, новую технику и другие нужды. 

Сегодня, утверждают в МВД, коррупции в Грузии нет. Зарплата сотрудника патрульной службы начинается от 700 долларов. На одно рабочее место в полиции – конкурс из 25 желающих.

Когда грузины только ввели реформу и уволили правоохранителей, в течение трех месяцев после этого улицы и дороги патрулировать было некому. И тем не менее, количество правонарушений за это время уменьшилось. На момент начала реформы новые сотрудники, прошедшие по конкурсу (обязательно стройные, ни один «живот» даже не подпустили к тестированию), прошли обучение за… две недели. Сегодня профессиональных полицейских в Грузии учат в течение 9-12 месяцев. Кроме того, все сотрудники регулярно проходят тестирование на «психическую пригодность».

Артем Хачатуров и Евгений Квасневский

Справа налево: Максим Бекало, Игорь Копейка, Юрий Будник, Борис Козырь

Теймураз Нишнианидзе

Вадим Мериков 

В центре - заместитель министра Леван Изория

Когда мы приехали на один из полицейских участков столицы, увидели перед собой современное стеклянное здание. Внутри нет ни кабинетов, ни перегородок – все сотрудники сидят в одном помещении, здесь же принимают граждан.

Участок нам показывал майор Георг Мерабишвили. За семь лет он прошел путь от простого инспектора до начальника управления. Как и многие молодые управленцы, пришедшие к власти в 2003 году, получил образование в Европе. Майор рассказал, что в месяц полиция фиксирует 30-40 нарушений. В основном – мелкие кражи, хотя в прошлом месяце здесь зафиксировали редкое происшествие – подрез.

Слева -  Георг Мерабишвили

Георг Мерабишвили рассказал, что угоны машин в Тбилиси отсутствуют в принципе. Минимальное наказание угонщику, если бы такой был, - от четырех лет, и это только для попавшегося впервые. А если сотрудник МВД нарушает правила дорожного движения, он не смеет пользоваться своим служебным удостоверением и  показывать его патрулю – ему запрещено законом.

Полицейские охотно говорили о своих зарплатах. Так, начальник управления зарабатывает около 6 тысяч лари.

По результатам опросов, сегодня полиции доверяют 87% грузин.

Как выяснилось, глава Николаевского облсовета идею о муниципальной милиции тоже вынашивал давно. В Тбилиси же мы увидели реальный механизм, который можно реализовать в наших условиях «под копирку». Да, муниципальные правоохранители – это не реформа в целом. Реформой занимается МВД на государственном уровне. Но на сегодняшнем этапе мы в состоянии контролировать безопасность на улицах Николаева – по примеру Днепропетровска, который такую систему уже ввел.

«Результат реформ в Грузии мы почувствовали сразу, как только приехали, - поделился глава областного совета Игорь Дятлов. - На улице видели много экипажей полиции, которые сменялись один за другим. И даже (улыбается) сложилось впечатление, что нас сопровождали. Тбилиси, где проживает 1,5 миллиона человек, обслуживает в среднем 100 экипажей. Огромное количество машин с мигалками, которые на дороге постоянно напоминают о себе, - это и есть профилактика. Когда человек знает, что рядом постоянно находятся правоохранители, в его голове глупые мысли не возникают. Считаю, что такая система обязательно должна быть внедрена на уровне муниципалитетов: в городе Николаеве, а затем и во всей области. Это колоссальный опыт, который надо перенимать - как сделать профессионального полицейского за две недели. Самое важное - Грузия не останавливается на достигнутом и продолжает совершенствоваться. Надеюсь, наше сотрудничество будет более тесным. Эти встречи не останутся для нас незамеченными».

Милые чиновники

Почти все чиновники Грузии собраны в одном-единственном здании – Доме юстиции, том самом, которое внешне напоминает гриб со шляпками. Но их даже сложно назвать чиновниками в нашем понимании – скорее, приветливые и всегда улыбающиеся менеджеры. Помещение Дома юстиции громадное, здесь нет стен и кабинетов. Изнутри Дом юстиции напоминает муравейник. Сидящие за столами-трибунами госслужащие  обслуживают 10 тысяч людей в день. Если где-то и возникает очередь, то буквально через минуту ее уже и нет. Здесь предоставляют 70% всех административных услуг: от получения свидетельства о рождении до заключения договора купли-продажи. Каждую услугу человек оплачивает. Но если чиновник задержит подготовку заказанных документов хоть на минуту – человеку вернут и внесенную им плату, и документы отдадут бесплатно.

По ценам: зарегистрировать предприятие стоит 50 лари. Процедура занимает максимум четыре дня. Если ждать не хочется – за 200 лари компанию зарегистрируют в течение одного часа.

Главная интересность Дома юстиции – кафе, в котором вместе с украинским борщом можно заказать официанту и оформление необходимых документов. А ребенок, которого не с кем оставить дома, может поиграть в детском уголке.

«Я впервые в Грузии, удивлен этой страной, этим островом свободы в постсоветском пространстве, - делится впечатлениями Вадим Мериков. - Я поражен реформами правительства и президента, все идет к лучшему. Дай Бог процветания этой стране». Комментируя увиденное, николаевский депутат не скрывает эмоций: «Настолько это удобно, настолько все сделано для людей, с любовью и уважением! В очереди человек стоит не более 50 секунд, оформляется заказ не более шести минут. Все удобства продуманы, вплоть до кафе. Впечатлен страной, их реформами, законами, людьми, тем, насколько они приветствуют развитие своего государства. Впечатляет! Я уверен, что это достижимо и для Украины. Каждый из нас должен хотеть это сделать, тогда мы сможем провести реформы независимо от того, кто у власти и кто президент. Все зависит от каждого из нас, от украинцев. Если сегодня сельский голова не будет коррупционером – будет порядок в селе. Все зависит от нас, от депутатов, от простых людей».  

Роман Васюков уверен: «Электронная система контроля – это то, к чему мы должны стремиться в нашем городе, чтобы эффективно работал центр административных услуг». Он отмечает, что на сегодняшний день не доволен работой николаевского центра административных услуг. Но уверен, что «мы после увиденного в Грузии сможем реализовать то, что нам понравилось».

Артем Хачатуров, рассуждая о скорости внедрения подобной реформы, отметил, что еще в 2006 году Грузия решила переходить на электронный документооборот. Еще тогда начали сканировать все документы, и на сегодняшний день этот процесс еще не завершен – осталось перевести в электронный вид 10% документов.

Мечта – стать грузинским пенсионером

Очередная порция удивления и восхищения ожидала в министерстве здравоохранения. Само здание министерства выходит сразу на улицу. Внешним видом и расположением напоминает больницу №4 на пересечении Пушкинской и Адмиральской. Представьте себе: идете по улице, шаг вправо – и вы уже на пороге министерства.

Грузия решилась на реформы, потому что другого выхода просто не было. Государство не имело денег даже на то, чтобы отремонтировать небольшую больничку в районе, что уж говорить о серьезных клиниках. Тогда грузинские больницы просто… продали.

Максим Бекало, Игорь Дятлов

Сегодня практически все медицинские центры – частные. Можно пересчитать по пальцам одной руки, сколько больниц осталось в государственной собственности (инфекционная, туберкулезная, психбольница и еще несколько). В основном, больницы принадлежат страховым компаниям. Отдав медицину в частные руки, грузины ввели медицинскую страховку. По мере того, как заведующая управлением политики здравоохранения Тея Гиоргадзе и сотрудник аппарата министерства Тамара Манджавидзе рассказывали о реформе, глаза николаевского медика Максима Бекало постепенно округлялись, становясь все больше и больше.

Тамара Манджавидзе

Игорь Копейка 

Сразу после министерства мы поехали смотреть саму клинику. Здание клиники скорее напоминает современный 12-этажный бизнес-центр, чем больницу. Гендиректор этого медучреждения Георгий Ингороква провел нас по больничным палатам и подробно ответил на все вопросы. Ни в одной грузинской больнице вы не найдете оборудование старше 1998 года – закон не позволяет. А белоснежные, оборудованные по последнему слову техники палаты с огромными окнами и потрясающим видом на Тбилиси, наверное, тоже способствуют скорейшему выздоровлению. В клинике патоно Ингороква (патоно – грузинский аналог русскому «господин») ежедневно проводят 20-25 операций. В прошлом году в этой клинике сделали 15 операций по пересадке почек, в этом году запланировали уже 40 таких операций. Минимальная зарплата медсестры – 400 долларов. Врачи зарабатывают по-разному: и 16 тысяч, и 20 тысяч лари – все зависит от работы, - открывает нам тайны Георгий Ингороква. При этом, по словам гендиректора клиники, здесь лечатся люди совершенно разного уровня достатка. Страховку маленьким детям, пенсионерам и малоимущим оплачивает государство, работающим людям – зачастую корпорация. Сам патоно Ингороква преподает в университете и возглавляет кафедру. Его студенты здесь же в отдельном зале наблюдают за ходом операций он-лайн на большом мониторе и по ходу дела общаются с оперирующим хирургом.

По мнению грузинского медика, в государственных клиниках все быстро приходит в негодность просто потому, что там никто не дорожит имуществом больницы, никто не за ним не ухаживает. В частной же клинике человек вкладывает свои деньги и трепетно относится ко всему нажитому. Окупаемость частной больницы – в среднем 7-8 лет. Причем пациентам не приходится с километровым перечнем лекарств бегать по аптекам – стоимость лекарств уже входит в плату за лечение, их выдает врач на месте. Зарабатывать на медикаментах больницам запрещает закон. Таким образом, сомнений в выписанном лечении у пациента просто не может возникнуть. Доход больницы получают только от услуг врачей.

«То, что мы увидели, восхищает, - поделился депутат городского совета, главврач со стажем Максим Бекало. - Это совсем другая система. У грузин единственных из всего постсоветского пространства действительно получилось провести успешную реформу. Основа этой реформы в том, что государство помогает своим жителям через частные страховые компании, а остальную работу – непосредственно оказание медицинских услуг, проводит частный бизнес. Они продали все лечебные учреждения за исключением двух-трех. Мы видим, это сложная система, не такая однозначная. Но это расцвет здравоохранения. Мы видим абсолютно новые больницы, только за прошлый год открыто 100 новых больниц, исключительно частных. Абсолютно новое оборудование. Вот сейчас мы находимся в университетской клинике в Тбилиси. За два года сюда вложено порядка 36 миллионов долларов. Это чистый бизнес. Они рассчитывают окупаемость и т.д. В первую очередь ощутили положительный эффект от этой реформы именно незащищенные слои населения. Они первые начали получать дотации от государства. Государство на каждого тратило порядка 15 долларов на страхование. Эти деньги передавались частным страховым компаниям, которые заключали договора с частными больницами. На сегодняшний день все пенсионеры, дети, малоимущие – полностью обеспечены медицинским страхованием.  Каждый пенсионер  в год может позволить себе лечение на 10 тыс. долларов. Сюда включены и операции, и стоматология».

Журналисты тут же отреагировали: это раньше у нас мечтали стать космонавтами. Теперь мечтаем стать грузинским пенсионерами.

«У нас тоже проходит реформа здравоохранения, но мы начали немного с других моментов, - продолжает Максим Бекало. - У нас сейчас идет подготовительный этап. Мы оптимизируем больничную сеть, сокращаем коечный фонд, который в принципе не нужен. По всем европейским нормативам его можно раза в 2-3 сокращать. Увеличиваем первичную медицинскую систему, приближаем ее к пациенту. Но  нам к этому еще идти не год и не пять лет.

Нет универсальной системы здравоохранения, которая бы подходила для всех стран – в мире такой еще не придумали. Надо обязательно учитывать местные традиции, условия. Но что-либо похожее я бы очень желал при своей жизни застать. Потому что пока я здесь ходил, у меня возникло чувство белой зависти, что у людей это получилось, что была политическая воля, что народ поддержал – не было возмущений. При том, что их реформа – в разы более радикальнее того, что проводится у нас. Можно только завидовать».

Мы нужны Грузии

После всей увиденной сказки наяву и поднявшего голову комплекса неполноценности визит в министерство сельского хозяйства Грузии нас, украинцев, немного взбодрил. Заместитель министра сельского хозяйства Давид Натрошвили рассказал, что аграрным сектором правительство не занималось. У них даже нет своего завода по переработке молока. А муку грузинам проще покупать у Украины, чем производить самим. И только сейчас, когда государство определило сельское хозяйство приоритетной отраслью, Грузия начинает развивать свое село. Но уже на первых этапах преобразований действует государственная программа, по которой землю крестьянам (а она вся в частных руках) вспахивают бесплатно. Стоимость этой программы – 200 миллионов лари.

Общаясь с заместителем министра, Игорь Дятлов рассказал, что в Николаевской области развивается как промышленность, так и сельское хозяйство, что у нас есть порты и перевалочные базы, развит экспорт сельскохозяйственных культур. Он представил грузинской стороне николаевских предпринимателей, которые приехали с серьезными деловыми предложениями. Зам министра несколько раз подряд повторил, что очень заинтересован предложениями и готов поспособствовать в общем деле. Тем же вечером министры перезвонили николаевским бизнесменам и устроили встречу с грузинскими предпринимателями.

«Мы встречались с замом министра сельского хозяйства, - рассказал нам на следующий день Юрий Будник, совладелец компании «OREXIM». - Грузия ищет инвестиции в свой сельскохозяйственный комплекс. У них, у грузин, очень конкретные вопросы, планы. Их интересует люди, которые придут с деньгами и сделают здесь сельхозпредприятие по выращиванию птицы, животноводства и т.д. Нас, предпринимателей, Грузия интересует как рынок сбыта наших товаров. Прежде всего, животноводческого комплекса и кормов. Потому что в Грузии особо ничего не произрастает. Это страна, которая является пищевым донором. В  Грузии созданы максимально комфортные условия для бизнеса. Вплоть до того, что практически отменена сертификация. Можно любому бизнесу, даже не очень большому, выйти на министерский уровень, обсудить свои проблемы. По настроению наших грузинских коллег, по их желанию и трудоспособности эта страна через три года будет иметь огромный потенциал как рынок сбыта наших товаров. В том числе неплохое место для размещения наших капиталов. Я договорился с министром сельского хозяйства, что его партнеры рассмотрят проект совместного предприятия по переработке и розливу подсолнечного масла украинского производства для сбыта на территории Грузии, Азербайджана и Таджикистана».

Видя, как Грузия относится к инвесторам, какие условия предоставляет заграничным предпринимателям - лишь бы они сюда пришли, распри на сессиях николаевского горсовета, когда депутаты едва ли не дерутся за цену земли для «Ника-Теры» - кажутся дикостью. Если бы это предприятие решило разместиться на территории Грузии, им бы и землю бесплатно дали, и коммуникации бы за свой счет провели – лишь бы инвестор работал и своим трудом делал страну богаче.

Туризм из ничего

Очень удивило умение грузин создавать «изюминки» для туристов на пустом месте. В крае Кахетия был ничем не примечательный город Сигнаги. Лет 6-7 назад грузины вложили в него огромные деньги: отремонтировали фасады домов, крыши, выложили улицы, сделали круглосуточно работающий ЗАГС. И назвали Городом любви. Этого оказалось достаточно, чтобы поток туристов окупил вложения. Сегодня местные жители Сигнаги (до 10 тысяч человек) занимаются тем, что сдают комнаты и квартиры в аренду и выращивают виноград. В Городе любви – милые улочки, мостики, памятник тамаде, уютные скамейки и толпы туристов.

Такая туристическая мекка укрепила наших депутатов в правильности того разговора, который состоялся между Игорем Дятловым и Романом Васюковым всего за несколько дней до этой поездки. Они сошлись на том, что необходимо завести в Николаев речной маршрут, по которому немецкие туристы изучают красоты Украины. Показать нам есть что, а для горожан – это новые широкие возможности для занятий мелким бизнесом, к примеру, можно производить сувенирную продукцию.

Встреча с мэром Тбилиси

Своим задором и дружелюбием мэр Тбилиси Георгий Угулава напомнил нашего покойного Владимира Дмитриевича Чайку. Наверное, все мэры отличаются каким-то особым обаянием. На первом этаже мэрии в холле сидят чиновники, к которым, как и в Доме юстиции, выстраиваются быстропроходящие очереди. К примеру, получить разрешение на строительство в мэрии Тбилиси можно за один день. Как и у нас, власть оплачивает обучение (переквалификацию) безработных граждан. Но помимо этого обеспечивает всем желающим бесплатные курсы английского языка и компьютерные курсы.

На представителей мэрии вице-мэр Николаева Роман Васюков и городской голова Южноукраинска Евгений Квасневский обрушили свой миллион вопросов. Многие из них были посвящены работе транспорта.  

В Тбилиси все автобусы большой и средней вместимости – «Богданы» – муниципальные. Именно они, в основном, и перевозят льготников, которых насчитывается около 600 тысяч на полуторамиллионный Тбилиси. А все маршрутные такси – современные «Форды Транзиты» с климат-системами и только сидячими местами – отданы в руки частников. Причем тариф на частные перевозки мэрия не регулирует. Каждый предприниматель сам назначает себе тариф. Но при этом по одному маршруту с частником едет муниципальный автобус с относительно низкой стоимостью проезда. Остановки оборудованы электронными табло, на которых можно видеть, через сколько минут приедет нужный транспорт. От трамваев и троллейбусов в Тбилиси в свое время отказались, о чем сейчас уже пожалели и принялись это дело исправлять. Как рассказал глава департамента транспорта мэрии Акаки Джохадзе, уже есть проект развития трамвайного депо, и даже готова первая линия, которую скоро запустят. Система работы транспорта в Тбилиси очень вдохновила Романа Васюкова.

Георгий Угулава

«Сравнивая системы, которые существуют в Тбилиси и в Николаеве, могу сказать, что путь, который мы избрали для себя два года назад, правильный. Мы в положительном смысле отличаемся от Тбилиси тем, что все-таки смогли сохранить остатки городского электротранспорта. В конце 2010 года мы получили по сути предприятие-банкрот («Николаевэлектротранс» - ред.), которое на сегодняшний день уже реанимировали, рассчитались практически по всем долговым обязательствам.  Сейчас занимаемся тем, что работаем над приобретением и обновлением подвижного состава».

Игорь Дятлов интересовался, как в Тбилиси справляются с мусором. Его мысли по этому поводу подтвердил мэр столицы.

«Мусором обязан заниматься муниципалитет, - после встречи заявил Игорь Сергеевич. - Частный бизнес еще не готов к тому, чтобы за счет своих ресурсов решать такие проблемы, как мусор. Должно быть коммунальное предприятие, четкий бизнес-план, финплан, нужно закупить современную технику, люди должны быть в штате коммунального предприятия. В Николаеве должно быть примерно так, как в столице Грузии – мусора нет. Эта проблема решена, и она больше не стоит перед жителями Тбилиси. Да, есть вопрос тарифов, это процесс, который постоянно обновляется. Так или иначе, мы видим результат».

Еще несколько слов о Грузии 

По территории Тбилиси намного меньше Николаева. Проехать от одной крайней точки столицы до другой – 15 минут. В центре Тбилиси транспорта очень много. Но пробок, как в Киеве, здесь нет. Пока ехали, я все пыталась разглядеть ямы на дорогах – не нашла ни одной. Только на периферии, за городом, можно увидеть «латки» на трассе. Но и такого оживленного движения, как в Николаеве, на периферии нет.  Вдоль трассы продают «грузинский сникерс» или чурчхелу,  свежий хлеб – шоти, выпеченный в традиционных печах. Мы остановились рядом с одной из таких пекарен. Две женщины вымешивали тесто, а потом при помощи воды с солью приклеивали тесто к стенкам горящей печи, больше напоминающей колодец. Они подгибали ноги, наклонялись к самому дну, где тлели угли. Казалось, одно неловкое движение – и она упадет на эти угли. Но рисковые грузинки ловко приклеивали тесто, а через несколько минут уже доставали готовый душистый хлеб. Местный сыр (продают здесь же, на трасе), очень соленый. Именно его используют в работе дегустаторы, чтобы усилить вкусовые ощущения.

Отдельных слов заслуживает дорожное движение в Тбилиси. Если грузинские водители ездить за последние десять лет научились, то пешеходы руководствуются одним принципом: кто как хочет – так и ходит. Тут мало светофоров и пешеходных дорожек, так что поневоле приходится выбегать перед чьими-то колесами. Тем не менее, автомобилисты здесь достаточно толерантны, так что оказаться на проспекте в Тбилиси не так страшно, как в Николаеве.

Пьяный за рулем здесь – большая редкость, и это при том, что грузины – любители пышных застолий до утра. В Тбилиси даже есть услуга – за 15 лари тебя на твоей машине в любое время суток довезут до дома.

Автомобильных номеров, позволяющих ездить по своим правилам, в Тбилиси нет. При желании можно купить именной номер за 10 тысяч лари, но никаких дополнительных прав он не дает.

Особыми знаками отличаются только номера машин посольств. Но и тут грузинам нужно отдать должное – насколько они ценят внимание к себе со стороны других стран. Так, по номерам посольских машин можно легко понять, какой по счету страна открыла свое посольство на территории Грузии. Более того, грузины увековечили память польского президента Леха Качиньского, который приехал сюда во время войны с Россией в 2008 году – в честь поляка в Тбилиси названа улица. Еще есть улица Джорджа Буша – он тоже публично поддержал Грузию во время столкновения с Россией.

Особенно приятно было увидеть в парке Тбилиси памятник Тарасу Шевченко. На табличке написано: «Геніальному синові українського народу, видатному поету Тарасові Шевченко в дар місту Тбілісі від міста-героя Києва». Более того, в Тбилиси есть и украинский ресторан. Его помнят под названием «Украиночка», хотя недавно почему-то переименовали в «Словяночку».

Несмотря на то, что в Тбилиси в старых районах на домах сохранились таблички «обслуживает ЖЭУ №…», что такое ЖЭК здесь не знают. Все дома давно принадлежат ОСМД (обществам совладельцев многоквартирных домов), которые заказывают все коммунальные услуги у частников. Только электричество и газ покупают у государства. Зимой за газ грузины платят в среднем 300 лари. А 1 кВт электроэнергии обходится в 17 тетри (тетри – копеечки, 1 лари = 100 тетри).

За несколько дней знакомства с Грузией мы все влюбились в эту страну. Не только в горы, солнце, великолепную архитектуру и бескрайнее гостеприимство. Нас всех покорило стремление грузин развиваться, постоянно идти вперед, ускоряя свой шаг.

Игорь Дятлов по возвращении в Николаев рассказывал директору «НИС-ТВ» Виталию Мехеде: «Когда мы общались с населением - с таксистами, с водителями общественного транспорта, с прохожими на улице, - то у каждого из них был один ответ: «Нам некогда ждать». Они настолько заведенные этими реформами, что постоянно хотят развиваться: «Нам надо идти вперед. Вы возле Европы, а  нас от Европы отделяет несколько границ. У нас нет времени ждать, что кто-то придет и что-то для нас сделает. Мы должны все делать сами».

Пока наш проводник Заза Киласония, которому отдельная благодарность за знакомство с прекрасной Грузией, вез нас с журналистами в аэропорт, мы с Настей твердо решили по приезду учить грузинский язык. И пусть пока наши познания ограничились начертанием грузинской «а», Грузия обосновалась в наших сердцах прочно - на пмж. Нам всем предстоит еще много работать, чтобы Украина хотя бы отчасти приблизилась к тому, что уже получилось у этой страны. Но, поверьте, оно того стоит.  




Катерина Колпакова