Последний капитан забытой «Одессы» - непризнанный Украиной николаевский герой

Прочитали: 5470

 

Вчера, 8 декабря, состоялась встреча с настоящим героем, имя которого за рубежом известно многим, но в Николаеве тех, кто его знает, почему-то мало. В рамках проведения Международного фестиваля документального кино о правах человека «Docudays.UA– 2013», в антикафе «Молоко» был показан фильм о нелегкой доле, выпавшей на плечи не только этого человека, но и его товарищей. Речь идет о трагической судьбе капитана теплохода «Одесса» Владимира Лобанова и экипажа этого судна, арестованного за долги Черноморского морского пароходства. «Одесса»  целых пять лет простояла в порту Неаполя. Геройский поступок украинских моряков, их преданность Родине, проявленная в защите отечественного судна, так и не была оценена по достоинству государством – зарплаты им так и не выплатили, а семьи погибших на судне членов экипажа в Неаполе также не получили никакой денежной помощи.

В воскресный зимний вечер все пришедшие на мероприятие стали не только слушателями удивительной истории последнего капитана «Одессы», но и очевидцами всего того, что происходило на борту судна в последние годы. Это стало возможно благодаря снятому французской кинокомпанией фильму «Моряки «Одессы». Эта картина заняла первые места на международных кинофестивалях Парижа, Торино, Салерно, её показывали по ТВ и в кинотеатрах европейских стран, США, Канаде, Аргентине, Бразилии. А в Украине «Моряков «Одессы» показали всего один раз – на І Международном кинофестивале в Киеве, несмотря на то, что герои фильма – украинские моряки. Таким образом, показ этого фильма, снятого еще в 2006 году, в Николаеве стал вторым на территории Украины.

К слову, на мероприятии присутствовал организатор фестиваля Андрей Лохматов, который признался, что этот фильм изначально не был запланирован программой кинофестиваля.

 - Фильм «Моряки Одессы» вообще не в программе фестиваля. В Киеве, например, даже не знают, что мы его сейчас показываем. Мы вышли на этот фильм и на Владимира Лобанова через Оксану Янишевскую – депутата областного совета. Когда она об этом мне рассказала, я подумал, что это такая интересная история, начал «гуглить» и, оказывается, что в свое время об этом очень много писали украинские газеты. Подумал, что нам, николаевцам, это будет очень интересно, тем более, что капитан теплохода «Одесса» живет в нашем городе, - начал вечер воспоминаний Андрей.

Сам Владимир Николаевич, хоть и с грустью и тоской в глазах, вспомнил всё, что происходило в те годы, откровенно рассказав об этом всем присутствующим.

- В 96-м году был арестован теплоход «Одесса» за долги Черноморской морской компании. В Неаполе…Это было 13 судно по счету. «Одесса» приносила каждый год 10-11 миллионов гривен: кругосветные путешествия, круизы. В основном работали с немцами, по два-три года в Одессу вообще не заходили. Когда наложили арест за долги государства, арестовали в порту Неаполя. Сначала арестовали на месяц, пассажиров отправили по домам, потом продлили арест. И продлевали все дальше, дальше и дальше. Экипаж частями отправляли домой. На это судно накладывали все больше и больше арестов по другим долгам и другим судам. И в общей сложности оказалось, что через год на теплоход наложили долг где-то 17 крупных судоходных компаний мира. И он составлял несколько сот миллионов. Практически, также как за всё Черноморское пароходство, - начал капитан.

Далее Лобанов рассказал о трагедиях «Одессы», о денежных махинациях, которые так и нависали над экипажем все эти годы.

- В общем, вся эта эпопея длилась пять с половиной лет. Пять с половиной лет экипаж находился на судне, замены не было, и умерло у нас там, в Неаполе, три человека. У пароходства денег не было отправить их домой, мы искали, где придется…Даже через консульство пытались вопрос похорон решить. Нам выделили деньги – 10 тысяч долларов. Консульство отправило гроб нашим механикам, а потом мы выясняем, что это всё стоило три тысячи. Семь тысяч долларов они положили себе в карман, - рассказал Владимир Николаевич.

После откровенного рассказа капитана начался не менее откровенный фильм. В «Моряках «Одессы» были кадры повседневной жизни состава судна. Питались они, чем Бог послал, грелись, чем могли, на берег почти не сходили. Единственной связью с сушей были катера, которые то и дело «показывали норов» и часто ломались. В фильме были показаны моменты судебных заседаний в Италии, постоянные торги по поводу судна.

Многих зрителей ошарашила сцена в морге с умершим Анатолием Валем, членом экипажа арестованного судна. Сам капитан говорил о нем: «У нас было два афганца. Сейчас одного будут показывать. Он уже умер. В Афгане выжил, а в Неаполе не смог».

- Анатолий Валь, который умер, ему даже от пароходства государства положена компенсация (тысяч тридцать или сорок гривен). Электромеханику ещё выдали, а его семье, сказали «нет». Он умер не на судне, умер после всего. У него на нервной почве язва получилась, открылась, сердце остановилось. Его доставили в госпиталь, до утра его откачивали, утром повезли вроде бы куда-то в палату, на осмотр. Мы сидели, ждали, а потом пришли, сказали, что отправили его в другое место. Мы туда пока добрались, потом спрашивали, что с ним. Говорили, что с ним нормально всё, сейчас в палате, все уже хорошо. Мы вызвали журналистов, они приехали и вот, только они сообщили, что он умер. Ему не сделали операцию. В связи с тем, что у него не было страховки, - комментировал кадры фильма Лобанов.  

Отсутствие медицины, всякой помощи со стороны государства привело к трагичным последствиям. Единственным, кто помогал экипажу, стал итальянский народ и украинская диаспора. Все неравнодушные к проблеме «Одессы» присылали еду, вещи, не давая окончательно «загнуться» судну и его «жителям».

Капитан также назвал практически точную сумму, которую должны были выплатить «заложникам» арестованного судна.

- По суду нам должны были выплатить, в общем-то, где-то порядка полтора миллиона евро на всех, - откровенно заявил Владимир Лобанов.

В итоге, судьба экипажа такова: основанная часть состава после долгих лет, проведенных по неволе за границей, вернулась на Родину, так и не получив никаких денег. Меньшая же часть, отдав свою жизнь судну, так и не вошла в родной дом.

Весь экипаж собрался вместе, чтобы проститься с "Одессой"

Судьба некогда «гордости Черноморского пароходства» тоже завершилась трагично: «Одесса» еще несколько раз перепродавалась, но, в итоге,  в 2007 году отправилась в Индию в свой последний путь – там её порезали на металл.
У последнего капитана судна был инфаркт на нервной почве, множество травм, но сейчас он мирно живет в Николаеве, иногда даже выходя в море.

- У меня действующий диплом. Я когда нужно, когда есть возможность, выхожу в рейс, - рассказал Лобанов.

Капитана Владимира Лобанова по праву можно считать народным героем. Только, почему-то, его родное государство, очевидно, так не думает. Еще в то время, когда «Одесса» стояла в порту Неаполя, итальянцы искренне удивлялись патриотизму Лобанова и его команды, которые за все пять лет не только не дали разграбить судно, но и сами не продали ни одной тарелки, хранившейся на борту. Папа Римский Павел II после того, как Владимир Николаевич, рискуя жизнью, во время сильнейшего шторма спас все судна и корабли в порту Неаполя, связав их вместе и не позволив им разбиться друг о друга, вручил ему Орден Кавалера Святого Георгия и папскую грамоту. Власти Неаполя были намерены дать Лобанову звание «Почетного гражданина», дать трехкомнатную квартиру, однако на это было необходимо согласие украинской стороны. Кабинет министров Украины сказал - «Это политика», и не дал свое «добро» на присвоение капитану звания.

Владимир Лобанов показал свою Папскую грамоту.

- Она печатается на папирусе. Вообще-то, я храню ее под стеклом. Тут написано: Папа Павел ІІ поздравляет Владимира Лобанова в присвоении звания ему кавалера святого Георгия, - сказал капитан

- Была такая история. Где-то в 2001 году был сильнейший шторм. За последние сто лет самый сильный. И в это время пришла эскадра НАТо в Неаполе: два авианосца, крейсера, эсминцы. И тут шторм. Кормой нас бросило на причал, мы на причале лежали. Все суда, которые стояли рядом начали друг друга бить, но они просто жестяные банки пустые, а у нас же стекло, витрины, рестораны, бары, иллюминаторы. Нужно было что-то делать, как-то это всё спасать. Рация не работала, я позвонил по телефону в порт, попросил хотя бы один буксир для поддержки, чтобы нас не выбросило на причал, чтобы мы не утонули. Они сказали, что не могу, что все буксиры заняты на американских кораблях и военных НАТО. Плюс те платят сразу, до спасения. Говорят: «Спасайтесь сами, как можете». Ну, я предложил все суда связать вместе. Стянем их все вместе, будет ходить, по крайней мере, не будем биться. Экипаж практически весь вызвался по этим судам попрыгать и связать их. И я так подумал, что, если кто-то погибнет, а вероятность высокая, то мне нужно будет и родителям, и детям, и женам рассказывать как это они погибли, а я остался жив. Хотя моя задача – это командовать, а не выполнять, но люди без еды, без продуктов, без зарплаты пять лет. Поэтому в связи с тем, что я отвечаю сам за себя, и надо мной никто не стоял и не стоит, я принял решение самому это все сделать. Сначала я со всем справился, но единственное, что последнее было судно, оно подходило, ну, минимум где-то метра два, и ближе потом метров на 50-70 уходило, потом снова подходило. Но постоянно оно сдвигалось, потому что якорь не держал его тоже. И, вот, надо было на него как-то перепрыгнуть, а это зима – дождь со снегом, ветер, судна сходятся, бьются – страшно. Я там долго стоял,  потом на планшер – это над палубой такой борт. Залез и прыгнул, но попал, попал, потому что вниз не смотрел. Потому что, если лететь метров тридцать в воду, то оттуда уже не выберешься. И, когда прыгнул, а поскользнулся и упал. Я разбил голову, сломал руку в локте, ключицу, два ребра, коленная чашечка пополам, шесть позвонков вылетело, кобчик сломал. Короче, достаточно. Потерял сознание, потом очнулся. Там вода заливает, волны, сверху дождь идет, меня в этой воде носит между бортом и трюмом – то туда ударит, то туда. Ну, полежал, погоревал немножко. Потом всё таки я пополз, заполз по трапу на бак. Ребята увидели меня, сказали, что я без сознания пробыл часа 2. Потом они всё таки стянули эти судна. И вот так мы спасли наш теплоход, - закончил свой рассказ последний капитан «Одессы».

К слову, сейчас Владимир Николаевич является президентом украинской диаспоры в Италии, помогает украинцам за рубежом. Эпопея вокруг уже несуществующей «Одессы» продолжается по сегодняшний день. Верховный суд Украины отменил все приговоры судов низших инстанций о выплате долгов перед моряками с формулировкой «Они знали, на что шли» и отправил дело обратно на пересмотр в Одессу. Следующее заседание назначено на 27 декабря. Сам Владимир Лобанов после всего, что ему пришлось услышать от украинских политиков, министров, послов и даже Президента Виктора Ющенко настолько разочарован, что уже не надеется на справедливость со стороны властей своего родного государства.

Напомним, 5 декабря, в Черноморском государственном  университете имени Петра Могилы состоялось открытие фестиваля документального кино «DocuDays.UA– 2013»  о правах человека. Фильм оказался сложный, тяжелый для восприятия, поэтому посмотреть его до конца оказалось не всем под силу.