Феномен прошлого: в Николаеве возрождают советские идеалы

Прочитали: 3073

В пятницу, 14 ноября, в Николаеве представили новую книгу издательства Ирины Гудым – «Феномен Рябошапки». Вряд ли кто-то из молодого поколения николаевцев, не заглядывая под обложку, поймет, о ком идет речь. Зато не найдется такого представителя старшего поколения, кто бы не знал об этой легендарной для советской Николаевщины личности.

Рябошапка был председателем колхоза в селе Щербани Вознесенского района. И до, и после Рябошапки Щербани представляли и представляют собой отсталую глушь, из которой стремительно сбегает вся более или менее толковая молодежь, чем, конечно, никого теперь не удивишь. А само село знают только по редкостным упоминаниям в криминальных сводках, да те, кто, проезжая по трассе в сторону Вознесенска, видели указатель – «Щербани 20».


Но при «совке» во времена главенствования Николая Рябошапки это село было настоящим оазисом в южноукраинской степи. Колхоз-миллионер гремел на весь Союз. Это было одно из первых сел, куда провели газ и воду. Огромные поля, на которых колосилась тугая пшеница, и которые орошались уникальной системой мелиорации. Для этого в селе сделали огромный искусственный пруд, который в Украине называли «Щербановским морем». Этот же пруд вздувался от обилия разнообразной рыбы, а на его берегу возвышался двухэтажный спорткомплекс и эллинг для байдарок и каноэ. В теплый сезон дети, от мала до велика, занимались тут греблей и другими видами спорта.

В киевском киноархиве есть огромное количество видеоматериалов, посвященных Рябошапке и его селу

Лучший в Украине детский сад, новейшая школа, Дом культуры регионального значения, в котором начинал свой карьерный путь нынешний директор Николаевского театра драмы и музыкальной комедии Николай Берсон – все это было здесь. Двухэтажная больница с родильным отделением и санаторием, сады с великолепными яблоками, достойными головы Ньютона, консервный завод, сырзавод, бройлерная фабрика, фермы, музыкальная школа, свой духовой оркестр, - Щербани были реальным и настоящим социалистическим раем в действии. Неудивительно, что специалисты из индустриального Николаева приезжали жить и работать в Щербани, где им обязательно выделяли жилье, и где они из инженеров-механиков и прочих технарей становились людьми, влюбленными в землю, ее солью, кровью и потом.

Теперь же здесь царит разруха и серость. И заводы, и бройлерную фабрику давно разобрали по камешку, чтобы сдать на металлолом все металлические части – один только «скелет» торчит в небо как напоминание. В Доме культуры протекает крыша, а пол пузырится от влаги и старости. В сельской библиотеке плесневеют книги, советские байдарки регулярно латают смолой, а в пруду, арендованном для развлечения богатых любителей рыбалки, квакают лягушки и растут целые джунгли камыша.

Молодой, но уже откровенно усатый председатель колхоза

Наверное, это и стало причиной появления презентованной книги. «Феномен Рябошапки» остался неразгаданным и неповторимым. Вернее, все очень просто – человек, настоящий хозяин, просто знал, умел и любил использовать рационально все ресурсы и возможности, которые дает земля и природа. Сейчас, к сожалению, в этом никто не заинтересован. Сильно стараться надо. К тому же, Рябошапка одним из немногих понимал и видел связь между хорошей экономикой и культурным уровнем населения. Поэтому в Щербанях был единственный на весь Союз заместитель председателя по культуре – молодой Николай Берсон. В нынешних условиях же чем более необразованный и темный человек, тем легче вытянуть из него деньги.    

Люди, работавшие с предприимчивым и хлебосольным председателем колхоза, до сих пор хранят о нем самые теплые воспоминания, хотя его нет уже более двадцати пяти лет.

В кабинете у Николая Берсона до сих пор стоит портрет Рябошапки - работодателя и друга

По их словам, Рябошапка все делал для блага колхоза в условиях советской нищеты, когда на благоустройство государство не выделяло почти никаких денег. Ему удавалось невозможное, потому что он умел договориться с кем угодно и где угодно. Все, кто знал Рябошапку, любят вспоминать один случай – как на всесоюзном съезде председателей колхозов он так убедительно выступал перед Хрущевым, что тот презрел регламент в пять минут, и провел за приватной беседой с главой украинского села целых 40 минут.

С женой, "Лидочкой"

Николаевский фотограф Александр Крымко, как оказалось, тоже был частым гостем в Щербанях по приглашению председателя. На презентации он тоже ностальгировал о былом, о щербановских малосольных огурцах с медом, и показывал старые фотографии, на которых улыбающийся Рябошапка с пышными казацкими усищами сидит рядом с горячо любимой женой Лидой. В 28 лет, после рождения второго ребенка, ее парализовало. Но, как говорят, муж заботился о ней и любил безумно до конца ее дней.

Рябошапка часто носил вышиванку, а с друзьями, родными и рабочими разговаривал на украинском языке

Какими только эпитетами и характеристиками не одарили Николая Рябошапку на презентации: уникальный, поразительный, удивительный, легендарный. В нем были мощь, драйв, энергетика, сила, харизма, порядочность и еще целый букет разных добродетелей. Глава колхоза в воспоминаниях современников показался каким-то полубожеством, земным, немного языческим из-за своей страсти к земле, но добродушным, рачительным и очень обаятельным.

Издатель Ирина Гудым и автор Сергей Порфирьев

Поэтесса Людмила Чижова

Было немного не по себе от пыльной нафталиновой атмосферы «совка», от какой-то светло и болезненной ностальгии людей старшего поколения об их лучшем прошлом, которое никогда не повторится.

Авторы книги – николаевская поэтесса Людмила Чижова, много лет прожившая в Щербанях, журналист Сергей Порфирьев и историк Дмитрий Заковоротний, который не дожил до издания своего труда несколько лет.

По словам знакомых и коллег, главная заслуга Рябошапки в том, что он окружил себя молодежью и не боялся экспериментировать

Дочь Рябошапки Ольга, заслуженный врач Украины

Председатель проводит обряд посвящения в хлеборобы


Анна Голбан