Не могу смотреть на мужчину, как на пример: новый студмэр о привычках, партийной принадлежности и планах

Прочитали: 1191

Не отходя от своей традиции брать интервью у новоизбранных студенческих мэров Николаева, NikLife пообщался с 19-летней Дарьей Чернявской, ставшей обладательницей данной номинальной должности в этом году. Девушка родом из Херсонской области, в Николаеве она учится на филолога. В своих социальных сетях изначально она позиционировала себя как общественница и член «молодежки» партии мэра города. Но, так как виртуальная жизнь зачастую бывает идеализированной, мы решили узнать больше о «младшей коллеге Сенкевича».

В беседе девушка объяснила, зачем ей статус так называемого студмэра: именно он поможет ей быть ближе к властям. Как оказалось, в «самопомощное» молодежное крыло Дарья попала случайно, но планирует в дальнейшем заниматься политикой и занять депутатское кресло, и при этом восхищается «солидарной» главой Николаевского областного совета Викторией Москаленко. Она не пьет, не курит и фантазирует о том, что в городе появится молодежный центр в стиле хай-тек. В ходе общения NikLife затронул темы бродячих собак, личной жизни, а также заданий от старшего коллеги. Дарья рассказала о том, как ее идеи отфильтровали в «молодежном» управлении; поведала, что мэр видит следующий День Европы с проезжающими по городу платформами, как на бразильском карнавале; а также не поделилась своими идеями, которые обсуждала с новоизбранным «молодежным» управленцем, посчитав, что они могут показаться смешными.


NL: Зачем тебе статус так называемого студенческого мэра?

Дарья: В меня вселила мотивацию Виктория Романенко (региональный координатор «Студенческой республики» – ред.), когда пришла преподавать в мой университет. Она вселила в меня идею совершенствования политики в целом, и в частности молодежной политики. Я загорелась желанием что-то менять и, когда возникла возможность попробовать себя в качестве студенческого мэра, я не отказалась. Мне кажется, что студенческий мэр – это хоть и номинальная должность, но она больше приближена к властям, нежели чем у какого-то общественного деятеля.

NL: Как твоя победа связана с дружбой с региональным представителем и организатором студенческой республики?

Дарья: Мы с ней (Викторией Романенко – ред.) хорошо дружили на протяжении полутора года. Она сказала: «Не хочешь попробовать себя в качестве студенческого мэра?», да и в принципе как и всем другим кандидатам. Я согласилась, и после этого наша дружба как-то приостановилась. В определенный момент я даже как-то обижалась на нее, потому что у нас есть общие подружки, и они куда-то вместе выходили, а меня отделяли. Мы на протяжении игры с Викторией не общались, только по рабочим моментам.

NL: Сколько денег ты потратила на участие в фестивале?

Дарья: Мне помогал глава совета нацменьшинств в Николаевском городском совете Анар Ахундов и мой университет имени Сухомлинского. Да, и молодежное крыло партии «Самопомощь», я забыла упомянуть. Оно помогло мне выступить от партии и как кандидат. Сколько точно я потратила, не могу сказать, но частично за мой счет поехало 48 человек.

NL: Ты заявляла о желании сделать молодежный центр в своём университете, при этом молодежный совет при мэре хочет такой центр в мэрии. Не логично объединить свои силы?

Дарья: Мы уже объединили силы. [...] Александр Федорович сказал, что у него есть помещение для того, чтобы сделать там центр. И он в любом случае нам поможет, и я буду объединять молодежь в подготовке центра. Я думаю, этими общими силами мы все же сделаем центр и в ближайшее время. В идеале, в моих фантазиях, чтобы это было отдельное здание хайтек-вида, что-то модернизированное, чтобы оно заинтересовало молодежь. Не просто здание давнего построя, а что-то именно классное. Нам разрешили проводить различные мероприятия и встречи и у нас в университете. Это, конечно, нельзя назвать полноценным молодежным центром, но это неплохая альтернатива для объединения молодежи и ВУЗов в целом. Также неформальным молодежным центром можно назвать креативное пространство «Понтон», где проводится очень много молодежных мероприятий.

NL: Какие у тебя взаимоотношения с молодежным управлением, как оцениваешь их работу?

Дарья: Да, я общаюсь очень хорошо с Сашей Рябенко, который сейчас начальник «молодежного» управления. У нас было очень много разговоров и о молодежном центре, и о других проектах, которые тоже можно внедрить. У меня, конечно, было очень много идей, таких прям заоблачных. Теперь я понимаю, что возможно это фантазии. Я не скажу, что это, это может показаться смешным. Но суть в том, что Саша Рябенко все-таки дал мне понять, идеи отфильтровать помог.

NL: Уже встречались с мэром лично, о чем общались и к чему пришли?

Дарья: Я очень ждала встречи с Александром Федоровичем (Сенкевичем – ред.). Мне нравится, что он действительно поддерживает молодежь и молодежные инициативы, даже в связи с тем, что творится сейчас в городском совете: сейчас достаточно много проблем, которые касаются всего города. Он выразил на встрече свои идеи, и даже несколько по варианту проведения Дня Европы. Уже есть некоторые идеи. Он предложил создать грандиозный фестиваль, как в Бразилии. Разнообразные ездят платформы – он тоже хочет, чтобы у нас или по Соборной или по Проспекту ехали эти все платформы. Мы будем это все всячески поддерживать, и мы будем готовить документы, чтобы нам выделили средства на сооружения конструкций и дальше будем думать.

NL: К слову, о проблемах Николаева. Какое твое отношение к проблеме бродячих собак?

Дарья: Я очень сильно люблю животных, так как выросла в селе, и у нас очень большое хозяйство: очень много собачек, кошечек, курочек и так дальше. Когда я приехала, бродячие собаки меня пугали, они же бывают неконтролируемые. Я даже слышала, что у собак бывают какие-то психические отклонения. То они добренькие, а то им что-то в голову стукнуло, и они могут укусить. Касательно всей этой проблемы, что убили, усыпили собак, я согласна с тем, что они сделали правильно. Сейчас очень много средств выделяются на содержание собак, а если денег не хватит, то собаки будут голодать и жить в клетках. Лучше, знаете, это может прозвучать немножко жестоко, но лучше быстрая смерть, чем постепенно умирать от голода или от чего-то другого. Я думаю, что, как в цивилизованных странах, эвтаназия – самый адекватный выход из этой ситуации.

NL: Что не так с Николаевом? Почему молодежь уезжает из него?

Дарья: Молодежь – это люди, студенты и те, кто закончил ВУЗ. Сейчас после ВУЗа молодежь уезжает из города в поисках лучшей перспективы. Первое, что нужно молодежи – это рабочее место, трудоустройство и место жительства. У нас в Николаеве молодежь сейчас не может найти места трудоустройства действительно с достаточной оплатой и они едут в другие города, такие как Киев, Харьков.

NL: Помнится, как раз на встрече с молодежью Сенкевич говорил о желании сделать Николаев образовательной меккой. По твоему мнению, насколько это воплотимо в современных реалиях Николаева?

Дарья: У нас застоялась сама система образования. То есть, все по-советскому, скажем так. А если мы хотим, чтобы студенты остались, точнее молодежь осталась в городе с образовательной целью, мы можем как-то изменить эту систему. Больше добавить практики, чтобы студенты больше соприкасались с профессией, на которую они учатся. Больше расширить систему неформального образования. Вот так заинтересовывать молодежь.

NL: Какие у тебя есть вредные привычки?

Дарья: Наверное, у каждого человека присутствует лень. Я не исключение, но и не яркий пример тоже. Но я в некоторых случаях ленюсь куда-то выйти, кому-то позвонить. У меня есть привычка – я не люблю разговаривать по телефону: мне лучше с людьми встретиться, поговорить напрямую, чем разговаривать по телефону. На меня даже мои родственники порой обижаются. Не знаю, даже стоит ли это менять? Живые разговоры, мне кажется, лучше. Касательно здоровья, вредных привычек у меня нет. Хотя иногда хочу сходить в McDonald’s или съесть шаурмы – это да. Хочется конечно просыпаться – есть кашку, на обед фрукты, но иногда не получается. Не скажу, что я не употребляю, иногда я могу себе позволить на день рождения пол бокальчика красного вина. Наркотики и курить даже не пробовала. Меня просто раздражает дым, даже дым кальяна.

NL: Твой парень, Максим Колесников, помощник депутата от партии «Самопомощь» Александра Репина, на которого был составлен протокол о коррупции, а теперь и вовсе оскандалился на должности заместителя директора департамента ЖКХ. Как это «помогать» такому депутату и чиновнику?

Дарья: Мы разделяем работу и отношения. Даже если взять «Студенческую республику», у нас были там некоторые разногласия. Он пошел самовыдвиженцем, и мы во время игры были противниками. Было три кандидата – Марина Зареченская, Ваня Мокряк и я, но во время игры он пошел самовыдвиженцем. Он был пассивным, но тем не менее он ходил на переговоры с другими кандидатами, вообщем вел тихую войну против. У нас возникли разногласия с этим вопросом. Мы решили разделять личную жизнь и политическую, общественную и очень мало общаемся на эту тему. Я регулярно слежу за новостями, но от Максима я ничего не узнаю.

Отметим, что на момент общения Дарья встречалась с Максимом, а на момент публикации – нет.

NL: Кем из николаевских политиков ты восхищаешься и почему?

Дарья: Я рассматриваю как пример Викторию Викторовну Москаленко. Не могу смотреть на мужчину как на свой пример. Я хочу смотреть на женщину, как она справляется с какими-то трудностями, как общается с людьми. Она действительно человек очень искренний и по общению с молодежью она никогда не лукавила и никогда плохого не делала. Я бы хотела ей следовать в политике. Даже взять к примеру, ее выход в декрет на несколько дней, ведь областной совет должен работать и нельзя упускать возможности изменить что-то. Из мужчин мне нравится образ жизни Александра Сенкевича. Стоит только посмотреть на его поведение, когда ему объявили импичмент.

NL: А почему ты вообще решила пойти в молодежное крыло «Самопомощи»?

Дарья: Я не знаю, на самом деле (смеется). Просто когда-то я пошла на кинопоказ, когда оно только начинало раскачиваться. Глава молодежного крыла сказал: «Ты не хочешь себя попробовать? Помочь нам проводить какие-то мероприятия? Ты вообще задумываешься о том, чтобы связать свою жизнь с политикой?». Я такая: «Ну да». Он: «Ну тогда давай с нами», и я решила попробовать. Вообще мне близка политика «Самопомощи» их политическая идеология.

NL: Какая у нее идеология?

Дарья: Они более или менее демократичны и относятся по-людски к людям.  Ну студмэр – это человек аполитичный в первую очередь. Да, я состою в молодежном крыле, но я хочу это разделить. «Самопомощь-самопомощью», а все-таки студмэр – это человек, который будет проявлять свои инициативы, всей молодежи, а не только партии. Я сейчас представитель всей молодежи, а не партии.

NL: Три приоритета для тебя в твоей деятельности на данный момент?

Дарья: Создание молодежного центра, проведение качественного Дня Европы, и на базе молодежного центра (которого пока нет, – ред.) создать молодежное братство, где бы молодежь собиралась, там посвята в накидках и кружки по интересам.

NL: Что такое честь? Имеет ли она для тебя значение?

Дарья: Честь мне кажется относится к репутации. Честь – это чистая и правильная репутация. Не потерять свое лицо. Ни при каких обстоятельствах. Не делать что-то такое, что тебя может просто «затопить».  

Во время общения сложилось впечатление, что Дарья – взвешенная, спокойная и не болтливая девушка. Ее глаза искренне горят идеей сделать Николаев лучше для молодежи, однако с приоритетами она не до конца определилась и пока ее идеи далеки от реализации так же, как и «зависшие» в воздухе фантазии ее предшественников. Навыки политического ориентирования тоже следовало бы подтянуть, но будем надеяться, что у нее еще все впереди. Кстати, пришла Дарья на интервью в том же платьице в горошек и с открытыми плечами, что и на встречу с градоначальником. Мило.

Беседовала: Анастасия Михайлова
Фото: Антон Малиновский