Лошади, интриги и навоз: чем живет оплот конного спорта в Николаеве

Прочитали: 3140

В Николаеве помимо привычных видов спорта есть возможность заниматься конным спортом. На выезде из города расположился филиал «Южный племцентр» ГП «Коневодство Украины», на базе которого действует детская конно-спортивная школа «Колос». Здесь детей обучают езде на лошадях, а самих животных готовят к серьезным соревнованиям. В редакцию NikLife пришло письмо, автор которого пожелал остаться неназванным, и который утверждает, что сейчас территория базы завалена навозом, развитием спорта никто не занимается, а часть лошадей собираются сдать на бойню. Мы отправились в «Южный племцентр», чтобы разобраться в ситуации и понять, что же происходит с конным спортом в Николаеве.

В письме от читателя было предъявлено три главных претензии руководству: половина территории завалена навозом, с которым ничего не делают, соревнования становятся все менее масштабными, а несколько лошадей хотят отправить на бойню, если тех кто-то не купит до 22 февраля. Для удобства восприятия, весь материал и будет поделен на три части, соответствующие каждой проблеме.

Это не просто навоз лежит, это 70 тысяч

С директором филиала Андреем Добровольским встречаемся неподалеку Варваровского моста оттуда едем сразу на территорию предприятия. Еще в машине он рассказывает, что работает там два года, и сразу предупреждает поедем через парадный вход, чтобы никто ничего не подумал. На базе сразу направляемся к самой приметной и бросающейся в глаза (и в нос) проблеме навозу. Начиная от конюшен и до задних ворот предприятия лежит три огромных кучи навоза в общей сложности 500-600 тонн. Эту цифру называет директор. Одна находится там уже год это готовое удобрение. Вторая лежит полгода и станет пригодна для продажи к осени. Третья же свежий навоз, который буртуют (наворачивают тракторами на кучу) и сейчас. Правда, много его лежит и у обочин дороги от конюшен. В письме говорится, что руководство не занимается продажей навоза на удобрения, как это делают другие подобные предприятия. Однако, по словам директора, это не так навоз покупают, но не в глобальном масштабе.

— Навоз – это не просто навоз. Навоз –это 100 гривен куб, это деньги. Вот тут 600 тонн. Умножайте на 100 гривен за куб и вы получите 70 тысяч гривен. Это не просто навоз лежит, это 70 тысяч. Сейчас начнется дачный сезон: фермеры идут в бухгалтерию, платят, загружают и выгружают. В объеме пока не нашли спонсора, кто мог бы это все закупить. Если говорить о глобальном, то нам интересно, чтоб его вывезли весь. А нет, то мы вывезем его на поля – у нас их 700 гектар.

Эта же куча навоза служит некой перегородкой между территорией филиала и частной конюшней семьи Сорок. Во время нашего общения там виднеется человек, по словам директора это «хозяйка» из этой же семьи. Перегородки между их конюшнями нет и они все время пользовались задним входом базы, в то время как их ворота находятся в другом месте. Однако, недавно на «Племцентр» кто-то через эти ворота проник и после этого их закрыли ключей у семейства Сорок нет. 

— Территория эта вся наша, а вон хозяйка – Сорока, и им не нравится, что мы им перегораживаем. Но у  них вход должен быть с другой стороны, а пользуются они нашим входом, нашей территорией. У нас ночью было проникновение на территорию и мы закрыли вход – ключ есть только у двоих людей. А им (Сорокам, – ред.) не нравится. У них частная конюшня, им в советское время за участие в соревнованиях дали участок в награду. Я им предлагал – забирайте свой навоз и отдельно складывайте. Я просто не хочу (трогать их, – ред.) … Он бывший спортсмен, у него четыре инсульта было, не хочу чисто по-человечески их трогать. Но это постоянно всплывает… То ли они это делают (жалуются, – ред.), то ли их руками.

По словам директора, деньги с продажи навоза они обычно тратят на содержание базы, так как государство не финансирует предприятие. Бухгалтер Виктор Седлецкий также добавил, что навоз не накапливается, и за весенний период его разбирают. Тем не менее, это не сходиться со словами анонимного читателя он уверяет, что года удобрений становится все больше.

 

Слева – конюшни Владимира Сороки

Приобретение хороших лошадей и подготовка спортсменов стали в тупике

Еще одной претензией в письме стало то, что руководство не хочет заниматься развитием конного спорта и ситуация становится хуже с каждым годом. Один из работников, Олимпийский чемпион по конно-спортивному спорту, многократный чемпион Украины и СССР Виктор Погановский рассказал, что еще давно материальная база школы начала ослабевать и постепенно подготовка к соревнованиям сошла на нет из-за отсутствия финансирования.

— Это была одна из лучших баз во времена Союза. Принимали участие во всех трех олимпийских видах спорта. Мы были, грубо говоря, лидерами в Советском Союзе. И спортсмены, и лошади наши выступали на международных соревнованиях, Чемпионатах Европы, на Олимпийских играх. Со временем материальная база наша ослабла – министерство перестало нас финансировать. Приобретение хороших лошадей и подготовка спортсменов зашла в тупик. Многие поуходили, нашли другие места с выездом за рубеж, вспоминает Погановский.

Виктор Погановский

Соревнования на территории базы проводятся дважды в год, но еще сложнее ситуация состоит с выездными состязаниями.

— Чтобы поехать на соревнования, необходимо заплатить стартовые взносы, денники оплатить, спортсменам гостинница, питание. Если в Жашков поехать –выходит 10-15 тысяч гривен на всадника с лошадью. Таких денег свободных на базе нет. Проводим тут соревнования.

К слову, поделился он своим мнением и относительно семейства Владимира Сороки по его мнению, вряд ли бы он стал чем-то возмущаться, так как им самим выгодно соседство с филиалом.

— Есть такой всадник – Владимир Сорока. Троеборец, дважды чемпион Европы, известный очень. По его просьбе министр сельского хозяйства Юрий Мельник выделил ему конюшню как частную собственность. [...] Они туда же складируют навоз, нашей территорией пользуются, думаю, у них не может быть никаких претензий.

Продать лошадь сегодня – огромнейшая проблема

Третья и, пожалуй, самая громкая проблема продажа лошадей до того, как они уйдут «на колбасу». Судя по письму, лошадей собираются списать на бойню, так как предприятие не получает денег на корм. Также в письме утверждается, что такое происходит постоянно и лошадей вывозят «втихаря». Но по словам директора, ситуация обстоит иначе.

Главной задачей предприятия является содержание лошадей и их обучение. Различные коневодства могут увидеть у жеребенка потенциал и передать его в «Племцентр», где его будут воспитывать и готовить к спортивным соревнованиям. Однако, к таким вещам не допускаются лошади с травмами их приходится выбраковывать.

— Они просто с дефектами. Делается комиссионных осмотр. Каждый квартал мы делаем выводку и просматриваем лошадей. Если есть проблемы, то мы делаем замечания, лечим. И таким образом лошадь идет до соревнований. Весной мы проводим соревнования и осенью. Если лошадь перспективна, то мы её вывозим за пределы территории на соревнования. В основном это летний сезон. Когда год заканчивается, мы подводим итоги и делаем комиссионную выводку лошадей. По её результатам мы принимаем решение, что делать с каждой лошадью дальше. Или передать её в «Колос», или в школу высшего спортивного искусства, или вернуть на завод, или продать.  [...] Причем, продать лошадь сегодня – огромнейшая проблема, рассказал Андрей Добровольский.

Андрей Добровольский

Бухгалтерия предприятия

Дефектными сейчас на предприятии и являются некоторые лошади  филиал подал прошение в ГП «Коневодство Украины» на их реализацию, те одобрили продажу 12 лошадей. Продажа, по мнению директора, необходимость, так как содержание одной лошади обходиться в 45 тысяч в год.

— Лошадь может травмироваться и стать неперспективной. Для лошадей, которые выбраковываются, просто есть ветеринарные требования, вот и всё. На замену ставится другая лошадь. Есть еще характер лошади. Первый Тополь, который резонанс вызвал. Когда был тренер Юля Шевченко, то она садилась верхом и работала с лошадью, после неё садились лошади. Раз в неделю минимум она садилась на лошадь и приводила её в чувство, потому что она с характером. Сегодня тренера «Колоса» не садятся на лошадь. И эта лошадь неуправляема, она может покалечить детей. За это никто не несет ответственность – упал ребенок, значит упал. Родители хай не подняли, тренера все спрятали. А я наблюдаю это каждый день. Потому мы его и выбраковываем. Пусть стоит в приюте и кто хочет к нему ездит. Внешне лошадь красивая, но характера нет. Лошадь молодая, но для детей не годиться.

К слову, говоря о тренерах «Колоса», директор отметил, что те часто отсутствуют на тренировках, а иногда их можно было увидеть на территории предприятия пьяными.

Неким выходом из положения с продажей дефектных лошадей стало сотрудничество с приютом «Уголек»  им директор предложил оптовую цену в размере 10 тысяч гривен за одну лошадь. Те собирают деньги и постепенно выкупают животных.

— Для того, чтобы собрать деньги, им нужны фотографии, чтобы вызвать у людей жалость. Поэтому мы фотографируем, выбираем погоду, берем лошадь, тренера, зоотехника и все они делают красивые фотографии для лошади. Эти фотографии мы отправляем Александре, заведующей «Уголька» и она выставляет публикацию, где описывает: «Смотрите, какая хорошая лошадь, какой бессовестный директор, он её не хочет содержать, а детки её любят». Чем более жалостливо она напишет, тем быстрее соберет деньги. Хотя, эти фотографии они должны делать, но занимаемся мы. Своими руками делаем, чтобы помочь и уменьшить убытки.

Договор с «Угольком» на продажу им лошадей

Тренировка с сотрудниками «Колоса»

Это и другие помещения находятся под наблюдением видеокамер

Однако, в случае если лошадь продана не будет «на колбасу» её не пустят, заверил Добровольский. К примеру, этих 12 лошадей пытаются реализовать уже два года.

— У нас есть официальный договор с «Угольком», официальное разрешение из Киева. Нас ежегодно проверяют все службы. Скоро должны «зайти» из Госимущества и СБУ с проверкой. У нас все официально проверяют каждый год. На колбасу ни одну лошадь не сдали. [...] Просто в этом году они вам написали. Это потому что мы кому-то не дали бесплатно лошадь поставить, кому-то забраковали фальшивые результаты соревнований, кому-то воду не дали брать бесплатно – они её годами брали.

К слову, на предприятии рассказывают, что уже неоднократно на них жаловались подобными письмами, а сам директор подозревает в этом «людей из другого направления».

— В чем смысл жизни? Мы вкладываем силы в развитие лошадей. А вот эти интриганы (те, кто пишет – прим.) делают все, чтобы развития не было. Это не сотрудники предприятия, это люди с других направлений, поделился мнением Добровольский. 


— Лошадь – это запах, лошадь – это мухи, навоз. Вступишь, замажешься. Это надо понимать, любить. Если человек не любит, то ему это не надо. Если человек не любит собаку, ему не нужна собака. Если человек не любит кота, ему не нуже кот. Если человек не любит машины, не надо давать ему машину – он все равно её угробит, хоть она и неживая, подытожил директор.

Пока неизвестно, чем обернется возникшая ситуация усугублением конфликта или, наоборот, решением проблем. Но главная надежда в том, чтобы ни смотря ни на что, о Николаевской конно-спортивной школе можно было с гордостью говорить и писать в контексте знаковых чемпионатов и соревнований.

По словам конюха, у лошадей всего хватает

Антон Малиновский