Дарья Овчинникова: «Я не сто баксов, чтобы всем нравиться»

Прочитали: 1623

Во время очередных президентских выборов NL пообщался с экс-главой Николаевской городской территориальной избирательной комиссии Дарьей Овчинниковой. Во время общения она поделилась своим видением того, на каком этапе процесса голосования фальсификаторы выборов могут попытаться отнять ваш голос, приоткрыла тайну своих политических предпочтений, а также рассказала о своих тату, ответила на вопрос о своей сексуальной ориентации и даже выразила готовность встретить Арнольда Шварценеггера в Николаеве в костюме амазонки. В эффектном платье и других стильных образах она также снялась в фотосессии для NL и украсила обложку 35 номера журнала.


NL: О Вас город Николаев впервые узнал осенью 2015 года. Вы тогда, перед вторым туром выборов мэра Николаева стали главой Николаевской городской территориальной избирательной комиссии. Случилось это за день до голосования. В то время и позже многие говорили, что это стало возможно благодаря участию молодого и перспективного народного депутата. Неудивительно, что многие вас называли «человеком Давида Макарьяна». Поэтому первый вопрос от NL - какие сейчас у вас с ним взаимоотношения?

Д.О.: Наверное, я бы на себя не брала такую ответственность называться «человеком Давида Макарьяна».

NL: Ну, у нас же в обществе принято делить, кто чей.

Д.О.: Сказать, что я когда-то была его креатурой, не могу. Да, я знакома с Давидом Макарьяном. Но, что я была его человеком или нас что-то связывало - нет. 

NL: Давид Макарьян тот человек, которого многие называли куратором процесса импичмента мэру Николаева Александру Сенкевичу. После импичмента вы комментировали, что в регламенте Николаевского городского совета эта процедура не прописана и с юридической точки зрения это было сделано неправильно. Впоследствии суд это и подтвердил. Когда вы давали комментарии по этому поводу, многими это расценивались как заявления, которые способны переиграть ситуацию.

Д.О.: В том-то и дело. Слегка преувеличили мою роль. Никаких решений я лично не принимаю. Мне позвонили и спросили мое мнение. Я отвечаю за свои слова, но не могу отвечать за то, как они транслируются в массы. Журналисты пытаются манипулировать всевозможными способами, в том числе и громкими заголовками комментариев людей, имеющих представление о происходящем. Пусть это остается на их совести. Я не хочу в этом участвовать. Меня не надо делать частью какого-то политического процесса, инструментом политической игры. Я как представитель избирательной комиссии нахожусь над или даже вне этой ситуации. А участвовать в процессах, которые связаны с полномочиями органов местного самоуправления - да Боже упаси, никогда. 

NL: Вот вы сказали, что не хотите быть частью политического процесса, но вы являетесь советником главы Николаевской областной государственной администрации Алексея Савченко.

Д.О.: Да. 

NL: Я считаю, что это и есть то самое «влезть в политический процесс».

Д.О.: Те функциональные обязанности, которые возложены на меня в ОГА как на советницу главы, далеки от политики.

NL: Когда и при каких обстоятельствах вы стали советницей Алексея Савченко?

Д.О.: Некоторое время я была внештатным советником Алексея Юрьевича, а в июне прошлого года он принял решение перевести меня в штат. Это было сделано для того, чтобы дать мне больше полномочий в вопросах подготовки документов, которые идут к нему на подпись. Я с юридической точки зрения просматриваю документы, которые приходят на его имя и уходят от его имени.

NL: Вы прям «смотрящая за документами». 

Д.О.: Да, (смеется) я смотрящая за документами. Вроде того. 

NL: Савченко не доверяет чиновникам, которые занимаются документацией? 

Д.О.: Нет, дело не в этом. Юридический отдел есть только в аппарате ОГА, а в структурных подразделениях юристы есть не везде. Здесь нет никакого дубляжа функций. Понятное дело, что распоряжения, которые разрабатывают структурные подразделения, подлежат обязательному согласованию с юридическим отделом. Но, в большинстве случаев те документы, которые уходят на структурные подразделения, юристы аппарата даже не видят. 

NL: Многие говорят, что Савченко достаточно жесткий человек и с ним тяжело работать. Это так? 

Д.О.: Работать с ним очень увлекательно. Алексей Юрьевич из тех людей, которые очень быстро идут вперед и за ними нужно успевать. Если ты успеваешь, то ты в команде. 

NL: А если не успеваешь? 

Д.О.: Ты просто сойдешь с дистанции. Это бешеный темп работы. Да, с ним довольно непросто работать. Некоторым трудно успевать. С более развитым интеллектуально человеком меня жизнь ранее не сводила. Несмотря на те стереотипы, которое в отношении него пытаются формировать отдельные личности, порой даже незнакомые с ним. 

Читайте также: Ню в музее и выборы как точка отсчета: что читать в юбилейном 35-м номере журнала NL

NL: Да, понимаю, но вот эта вся история с Конаном и приглашением  Арнольда Шварценеггера, которая захлестнула медийное пространство Николаевщины после заявления Савченко. Вы даже запустили флешмоб с призывом к экс-губернатору Калифорнии посетить Николаевщину. 

Д.О.: Мне, кстати, обидно, что его так плохо поддержали. 

NL: Если он приедет в Николаев, то все будут в восторге и поддержат все, что связано с этой темой. 

Д.О.: О, когда он приедет сюда, я найду костюм Ксены или Моны, и в нем приду на встречу (смеется). Вообще, вся эта история с Конаном началась же в тот момент, когда Алексей Юрьевич пришел в музей на презентацию уникальной археологической находки. Я работаю с ним довольно долго и точно знаю, что просто так у него ничего не происходит. Я сомневаюсь, что кто-то вообще бы обратил внимание на эту находку, если бы не было заявления о Конане. Все до сих пор об этом говорят. Благодаря именно этому интересу появились люди, которые навели порядок на территории «Дикого сада». До этого много лет на том месте свалка была. 

NL: Вы уже определились с кандидатом в Президенты, за которого готовы отдать голос?

Д.О.: Я своего кандидата уже выбрала. Для меня критерием является последнее изменение в Конституцию, где Президент выступает гарантом курса на ЕС и НАТО. Я не знаю, кто еще может выступать гарантом этого курса, как не действующий Президент. Поэтому, я с удовольствием соглашусь со званием «порохобота». С полной ответственностью заявляю, что я не вижу альтернативы и замены действующему Президенту. В данном случае отсутствие альтернативы не связано с отсутствием кандидатов. Больше трех десятков человек зарегистрировалось, выбирай - не хочу. 

NL: Сегодня многие спекулируют на теме возможных фальсификаций. Вы как эксперт можете рассказать, на каких уровнях они возможны? 

Д.О.: С моей точки зрения, самое уязвимое звено «цепочки» - избирательный участок. Как правило, все фальсификации происходят именно там. Если берем президентские выборы: участковая, окружная, центральная комиссии. Где проще будет что-то сделать? Сверху или снизу? Я считаю, что снизу. 

NL: Это «мертвые души», вброс бюллетеней, что? 

Д.О.: Та же «карусель». Человек выносит пустой избирательный бюллетень, который по факту ходит по кругу. Заходит человек в участок, оставляет, голосует за кого надо, оттуда выносит чистый бюллетень. И так происходит целый день. По кругу. Это такая самая распространенная схема и самый простой способ фальсификации. То, что касается вбросов, то я такого не встречала, разве что только на видео в Фейсбуке. Где-то там, в стране агрессора или в какой-то псевдореспублике. Там просто из пакета доставали бюллетени и пачками запихивали в урну для голосования. У нас это невозможно. Можно ли бюллетень, который будет больше метра длинной, несанкционированно запихнуть в урну? Курьезная ситуация, например, когда нецензурная фраза написана напротив кандидата и больше нигде ничего не написано. Комиссия в данном случае принимает решение: «за» это или «против». Может случиться, что комиссия решит, что это голос «за», а избиратель явно написал, куда пойти этому кандидату. И явно не в президенты (смеётся).

NL: Поступали ли вам угрозы в связи с профессиональной деятельностью? 

Д.О.: Скорее, нет.  Бывает, что люди из разных политических сил выступают с предложениями. 

NL: Предложениями какого рода? 

Д.О.: Предлагают поработать с ними. Но моя деятельность для меня - не заработок. Я к деньгам очень по-философски отношусь. Я не воспринимаю их как цель. Это просто средство. У меня нет такого «кто больше заплатит, с тем и буду работать». У меня есть понятие идеологии. Есть принципы, которые я не планирую нарушать. Ни за какие деньги я не способна на предательство. Тщеславие - грех. Я - грешница, хотя не придерживаюсь библейских законов. Я получаю моральное удовлетворение, когда слышу похвалу, когда уважаемые мной люди признают мои достижения, когда ценят приобретенные навыки. Есть у меня такое. Но и за красивое слово своих позиций не сдам. 

NL: Если деньги - это не цель, а средство, что тогда цель? Что вас заставляет просыпаться каждое утро, делать «правильные вещи», стремиться к большему? 

Д.О.: Моя единственная большая цель - самореализация. Я уверена, что я из тех людей, которые способны сделать больше, чем (это, наверное, некрасиво звучит) большинство живущих на этой планете. У меня есть свои взгляды 

NL: Так было с детства? 

Д.О.: Да. Я, конечно, раньше, чем через десять лет в Президенты баллотироваться не смогу (смеется), возраст не позволит. У меня более глобальные цели. Я хочу что-то изменить. Самореализоваться и помочь реализоваться нашему молодому государству. Занимая определенные ключевые позиции на местах. Черчилль говорил: «Ни одна звезда не засияет, пока не найдётся человек, который будет держать сзади чёрное полотно». У меня нет амбиций в вопросах создания ячейки общества. Пусть говорят, что я женщина, я должна. Нет, это не мое. Я четко гну свою линию. Я амбициозна, в людях ценю больше всего чувство юмора и харизму. Чувство юмора - индикатор наличия мозгов и уровня искренности, это такая штука, которую подделать нельзя. 

NL: Семья и дети вас в принципе не интересуют или на данном жизненном этапе? 

Д.О.: Никогда не говори никогда. Но, пока я не готова жертвовать. У меня «семейных» амбиций нет [...]. Я сейчас не могу даже представить, что живу какой-то другой жизнью. Меня все устраивает. Я счастливый человек, открытый к новым делам и большим свершениям.

NL: Во время подготовки к интервью у меня появилась информация о вашей нетрадиционной ориентации. Вы лесбиянка? 

Д.О.: Нет, это совершенно не так (смеется). Да и вообще для меня это не новость. Это стереотип. Короткая стрижка… 

NL: Наверное, и образ сильной и независимой женщины заставляет предположить подобное. У вас к тому же на правом ухе дополнительный пирсинг, а это тоже признак женской гомосексуальности. 

Д.О.: Меня многие об этом спрашивают. Это просто дурацкий стереотип. Надеюсь, что после этого интервью и такой фотосессии все вопросы будут сняты (смеется). Я впервые в жизни побывала в таком платье. Теперь буду говорить, что в нем проще прятать «железные яйца» (смеется).

NL: Какие мужчины вам интересны? 

Д.О.: Я воспринимаю мужчину как партнера. Это человек, который не будет мне мешать в реализации. Это не тот, кто скажет: «Борщ, дом, подгузники - вперед». Я ценю в мужчинах способность заботиться, но не опекать. Это должен быть человек, который будет разделять мои интересы и уважать мое личное пространство. Человек с сумасшедшим чувством юмора. Я сама по себе остра на язык и вот этот вот сарказм, он со мной всю жизнь и очень многих людей я из-за этого раздражаю. Но, у меня на это один ответ - я не сто баксов, чтобы всем нравиться [...]. Есть еще такая нехорошая черта, когда мужчина начинает мериться социальным статусом. Скажем прямо, я собой горжусь и, кстати, планирую скоро стать адвокатом. 

NL: Гендерное равенство. Как к нему относитесь? 

Д.О.: На сегодняшний день права мужчин и женщин абсолютно равны. Давайте посмотрим на Викторию Москаленко, Татьяну Казакову, самых известных и влиятельных женщин города Николаева. Если из депутатского корпуса, то Татьяна Демченко, та же Елена Киселева [...]. Я достаточно хорошо знакома с депутатским корпусом, как городского совета, так и областного, но выделить оттуда не всех можно, правда. Некоторые вообще непонятно, что там делают, незаметны. Но это касается не только женщин, а и мужчин. 

NL: И заканчивая наше общение, поговорим о ваших татуировках. Сколько их, что значат, как были набиты? 

Д.О.: Их у меня четыре. Все они появились у меня не так давно. Первой стал лавровый венок и надпись «Solo vittoria», что в переводе с итальянского - только победа. Эта тату придает мне уверенности в собственных силах [...]. На лопатке у меня рыбки. Они все просто контурные, кроме одной, которая плывет в противоположную сторону. Это олицетворение меня. Я всегда могу идти против течения и не боюсь критики в свой адрес. На ноге у меня Фемида. Это был эскиз, который рисовали под меня [...]. Ее били за один сеанс и это длилось 5 часов. И четвертая у меня на талии. Там написано «незламна». Это слово имеет для меня особенное значение. Ему, по сути, нет перевода, очень самобытное украинское слово и оно ассоциируется с сильным духом, верностью собственным убеждениям, с тем, что невозможно переступить через свои принципы. Хотя иногда обстоятельства заставляют пересмотреть свою позицию в отношении некоторых вещей. «Глуп тот человек, который никогда не меняет своего мнения», - говорил Уинстон Черчилль. Мнение можно изменить, но принципы должны оставаться нерушимыми. В этом плане я действительно «незламна».

Материал из #35 НОМЕРА журнала NL

Беседовала: Татьяна Вязникова; Фото: Карина Ищик, Мария Горшкова