«Николаев казался надетой не по размеру туфлей»: BRATY о родном городе, реакции на хейт, Боге и мультиках

Прочитали: 446

Известные дизайнеры BRATY представили в родном Николаеве свои коллажи из работ из музея имени Верещагина. И так как Иван и Василий Костенко здесь не частые гости, NikLife не упустил возможностью пообщаться с ними.

Творческие близнецы рассказали про свое детство в Николаеве, насколько ограничивал их этот город, а также какой алкоголь они любят и что считают в людях неприемлемым. 


— Расскажите интересные моменты из вашего детства в Николаеве.

Детство в Николаеве у нас было не очень интересным, потому что в детстве нас отдавали в деревню, и все «опыты» детские мы проходили именно там, в деревушке в Сумской области. К тому же, в школе у нас совсем не было близких друзей. Но когда мы перешли в университет, Николаевский филиал КНУКиМ, тогда мы поняли: «ой-ой-ой». Тогда мы нашли много друзей. Когда мы были подростками, мы ненавидели Николаев. У нас не было друзей и тех, кто слушает ту же музыку, что и мы. Но когда мы пошли в университет мы очень влюбились в город. Нам даже наши преподаватели из Харькова говорили о том, что Николаев — это очень специфическое место, к которому тянутся художники.

Василий: И сейчас, со всем багажом опыта, накопившемся за 10 лет, я скажу, что в Николаеве меня «пёрло». Я даже какие-то стихи писал. Тут есть какая-то специфическая энергетика. Даже преподаватели говорили: «что-то тут витает».

— Следующий вопрос я хотел бы задать отдельно каждому из вас, начну с тебя, Ваня…

Иван: Ты нас различаешь? (смеется)

— Конечно. Итак, Ваня, твой любимый мультфильм?

Иван: «Котигорошко». 

Василий: Это не его любимый мультфильм!

Иван: Откуда ты знаешь, какой мой любимый мультфильм?! 

Василий: А мой любимый мультфильм – «Рыбка Поньо», Хаяо Миядзаки.

Иван: Вася не знает свой любимый мультфильм! 

Василий: А Ваня просто перенервничал и сказал первое что пришло в голову (смеется).

Иван: Мы, кстати, познакомились с женщиной, которая рисовала «Котигорошко», на одном из кинофестивалей. Так что мой любимый мультфильм «Рыбка Поньо». А твой, Вась, наверное «Русалочка» вообще… 

Василий: Наверное да, «Ариэль» (улыбается). 

— Вопрос к вам вместе, верите ли вы в Бога?

«Безконфессионально». 

— Верите, но по-своему?

Да. Мы в церковь не ходим, но в Бога верим сильно. Но без конфессии. Мы очень духовные, наши друзья знают (смеются). У нас вера и религия — это разные вещи. Религию мы не любим, веру – напротив. Мы знаем, что есть какая-то высшая сила. И так же считаем, что «знание» – больше, чем «вера». В «вере» всегда есть момент сомнения. А в «знании» есть уверенность в том, что где-то кто-то нас бережет. 

— Как вы проводите свободное от работы время?

Секс, наркотики (смеются)… рок-н-ролл (прозвучало со стороны друзей братьев). А если серьёзно, смотрим сериалы и встречаемся с друзьями. В свободное время хочется поваляться в постели, в своей зоне комфорта. Отключить мозги и отдохнуть от работы.

— Как и любая художественная деятельность, ваша также вызывает тот или иной поток критики. Как вы относитесь к ней?

Если честно, никто нам в лицо ничего не говорит (смеются). А вообще есть конструктивная критика, а есть «хейт». Если человек, который разбирается в теме, критикует нашу работу, мы это воспринимаем и делаем какие-то свои выводы. Это критика. А «хейт» мы не воспринимаем всерьёз. Но, так или иначе, нам никто ничего не говорит лично.

Иван: Но вообще, относимся очень ранимо. Даже если будет тысяча хороших комментариев и один плохой, то я зациклюсь именно на одном плохом. Мы очень ранимые, и мы не роботы, а прежде всего люди.

— Что в людях вы считаете неприемлемым?

Наглость. Это «фу». И озлобленность, злость, вечное недовольство чем-то. Такие люди даже не приближаются к нам. 

— Какой алкоголь вы предпочитаете?

(В один голос) Вино!

Но, можем рассказать нашу предысторию! Когда мы «малые» еще начинали выпивать, был «джин-тоник» в бутылочках. «Росинка», вроде как. И мы думали, что это «вау». Спустя годы, мы пошли праздновать день рождения к нашей одногруппнице, и мы заказали там «джин-тоник», думая, что нам принесут «Росинку» (смеются). А тут принесли настоящий! 

Василий: Когда я был студентом, я дал себе цель: когда я вырасту и буду зарабатывать деньги, я буду пить только «джин-тоник»! 

Иван: Для Васи это как символ благополучия (смеется). 

Василий: Это правда! Если я куплю сам себе «джин-тоник», это значит, что я добился успеха. Но-о, наш любимый напиток – вино. Мы всегда его пьем. 

— Расставались ли вы друг с другом на длительное время? 

Иван: На два месяца, в кино снимались. 

— И как вы это пережили?

Иван: Прекрасно… (улыбается). Мы жили в Киеве, а кино снимали во Львове, и там нужен был один актер. 

Василий: Мы любим друг друга трепетнее, когда мы далеко друг от друга. 

Иван: Мы жили два месяца отдельно, и Вася говорил, что он больше скучает за собакой, чем за мной (смеется). 

Василий: Но тем не менее, мы относимся друг к другу нежнее в такие моменты! 

Иван: Да, мы больше ценим наш «союз». Но нам вообще без проблем жить отдельно, главное – в одном городе. А если далеко, в другой стране…

— Есть ли какие-то проекты, которые крутятся у вас в голове, но у вас нет возможности их реализовать? 

Наверное, таких нет. Основная преграда для наших задумок – время. Его нет. У нас сейчас есть один проект, который мы мечтаем осуществить. Там всё продумано и потихоньку мы над ним работаем. Но что-то осуществить не можем только из-за нехватки времени. 

— Последний вопрос на сегодня, ограничивал ли вас Николаев?

Василий: Да. Мы считали себя здесь фриками, а город казался надетой не по размеру туфлей. 

— Вы себя здесь чувствовали скованно?

Василий: Я не хочу говорить плохо про Николаев, потому что я люблю Николаев. Но здесь была какая-то зажатость, моральная. И когда я переехал в Киев, первое что я заметил для себя: «Эй, я могу слушать музыку в наушниках и танцевать, и никто не обратит на меня внимания». И я понял, что немного «разжался». 

Владислав Фомин