«Мы – одновременно соорганизаторы, грузчики и пиарщики»: интервью с участниками Платформы «MY ART»

Прочитали: 821

Подводя итоги года, NikLife не мог забыть про «Платформу My Art». Не раз мы становились гостями мероприятий, которые проводились под эгидой этой организации, и приносили с собой яркие репортажи. Благодаря ребятам в Николаеве побывала гигантская «синяя рука», горожане проводили летние вечера на кинопоказах в обновленном ДОФе, а николаевский речвокзал стал арт-площадкой для продвижения современного искусства. 

И это только часть их масштабных ивентов, которые собирали сотни зрителей и отзывов в социальных сетях. В интервью Дарья Фрич-Алчина, Дмитрий Ларченко и Евгений Гомонюк рассказали, какая работа за этим стоит, что ими движет и как в Николаеве принимают современный арт. 

NL: Что такое My Art? 

Дмитрий: Это длинная история. Мы – неформальная, незарегистрированная платформа, которая объединяет между собой активных людей и организации для продвижения современного искусства в городе. На самом деле, не знаю, так ли это есть, потому, что активных людей в Николаеве осталось очень мало. Наверное, поэтому была и создана платформа My Art и появился фестиваль.

NL: то именно вас объединило для создания платформы?

Евгений: My Art – это очень удобно трансформированное название Mykolayiv Art Week. У нас была единственная площадка в Facebook – страница. Когда мы поняли, что разрастаемся, чтоб не было привязки только к фестивалям, мы сократили название. Мы – и бывшие коллеги, и нынешние. Нам захотелось делать что-то общее. Скажем так, тема современного искусства и тема менеджмента современного искусства объединила нас. Мы одновременно все соорганизаторы, грузчики, пиарщики и так далее. 

NL: Сложно ли работать самому на себя? Хотели бы нанять кого-то для работы на постоянной основе?

Дарья: Ну конечно. Круто придумать Art Week и Дни современного искусства, но на это ещё нужно найти ресурсы, финансы, время и людей. Да, нам бы хотелось найти людей, и мы пытались. Просто пока не нашли того, кто бы был готов вкладывать своё время и силы в мероприятия.

Дмитрий: Сложность в том, что люди не привыкли платить за искусство. Очень часто вся твоя работа бесплатна. Иногда приходится вкладывать и свои деньги, а в ответ ты можешь услышать: «А, да? Спасибо, всего хорошего!». Конечно, очень круто быть зрителем. Но, мне кажется это проблема не только Николаева, но большинство городов Украины. Ты приходишь на мероприятие и думаешь, что всё легко: позвонили фотографу, привезли фотографии, и они каким-то чудом разместились на  стене, а помещение убралось. Но, большинство не понимает, что за этим стоит очень большой труд поиска финансов, монтажа, подрядчика для полиграфии. 

NL: А как же волонтеры на фестивалях? 

Евгений: Мы два года пытались сотрудничать с Украинской академией лидерства. Естественно, мы не могли выручать друг друга ежедневно, но помогли они нам достаточно. Как и студенты из Могилянки.

Дарья: Да, но у нас нет волонтеров на грязные работы. Все готовы раздавать листочки, но никто не готов, например, подметать.

Евгений: А грязной работы очень много. Перед показом никто не задумывается, что мы туда приходим минимум за два часа. Условно рабочий день заканчивался в 18:00, и мы готовили всё к показу, который начинался в 21:00. Это по сути был рабочий день – с самого утра и до позднего вечера.

Дмитрий: Сейчас может показаться, что мы жалуемся, ноем, и всё очень плохо. Но, мы любим жаловаться, когда идет этот этот процесс, а при его окончании, мы начинаем скучать за всеми этим. Нам нужны люди, но мы любим свою работу и любим не только ныть.

NL: Есть ли у вас планы заняться более галерейной деятельностью ? 

Евгений: Наверное, для меня это огромная мечта в этапе развития всего проекта My Art. Собирать вокруг себя команду творческих людей. Круто, когда это все фотографы. Но хотелось бы поработать с художниками, скульпторами, попытаться отыскать в Николаеве таких молодых, прогрессивных, и возможно не только в Николаеве. Эта работа требует очень много затрат времени, и это должно стать основной работой. 

Дмитрий: В Николаеве есть очень много классных вещей, если смотреть с точки зрения искусства и материально культурного наследия. Вот взять наши музеи, там очень много всего хранится, но этого никто не видит. Мне хочется продолжать оцифровку и выводить всё это в онлайн-платформу. Если это нельзя увидеть в рамах, то, чтоб можно было увидеть в онлайн-каталогах. 

NL: Есть ли у вас диалог с властью? Не мешают? Помогают ли или не трогают?

Евгений: Первый вариант – не мешают, второй – проект ДОФ. Он был непосредственно участием всех аспектов АРН с коммуникационной точки зрения: даже в лице коммунального учреждения есть некая поддержка, – как информационно, так и организационно. 

NL: Люди. Какое восприятие людей?

Дмитрий: Я всегда говорю, что любая реакция – это реакция. Если человек пришел, и даже повозмущался, то его это всё равно каким-то образом тронуло. Он будет об этом думать и придет к каким- то другим умозаключениям. Я помню первые наши проекты, кода мы думали о том, чтобы хоть 20 человек пришло, а сейчас думаем о том, где же всех их разместить. 

Дарья: Та у нас в основном только позитивные отзывы, не было ничего плохого.

NL: Как вы оцениваете ситуацию с современным искусством в Украине? Нравится или нет? 

Дарья: Может не будем говорить о современном искусстве в Украине, так как мы не знаем?  Ну мне так кажется.

Дмитрий: Мы не искусствоведы, но, по моему личному мнению, то всё очень круто. Украина независима в искусстве, и нет такого социального давления, что нужно поднимать ту тему.  Мы сейчас и весь этот год говорим о феминизме или ущемлении каких-то классовых прав, но нет, в Украине происходит всё и сразу происходит. Очень много авторов, художников приезжают в Украину из Европы, чтоб презентовать свои проекты, что-то сделать. Так, в Украине начинают зарождаться очень много проектов, которые инициированы из Европы, Штатов.

Евгений: Лично я вижу обмен, взаимообмен, это нормально. Плюс очень много пространств по-открывалось в Украине за последние годы. Арт-центры, галереи – это же бывшие пром хозяйственные какие-то здания. Это не дома культуры, специально заточенные дома под них, которые стоят сейчас полупустые.

NL: Если в целом, чем интересуетесь? Как оцениваете деятельность My Art на фоне других культурных организаций в Украине?

Дмитрий: На самом деле, открывается как можно больше галерей и пространств, и мне кажется, это больше идет во вред, чем в пользу. Контент так себе. Очень часто они стоят пустыми, их невозможно заполнить.

Евгений: Тут еще нельзя рассматривать только со стороны искусства. Стоит взять во внимание тему урбанистики, тему владельцев, которые хотят развивать эту территорию на фоне работающих галерей и делать параллельно какие-то вещи. Обычно это всё в тренде. Если брать художников, то мне нравится следить за разными резиденциями Арт Белуччи и тд. Раньше их было очень мало, а сейчас достаточно много. Плюс я вижу два года, что Украинский культурный фонд поддерживает самые яркие, неординарные, качественные идеи в плане культурного контента, и это классный шанс для молодых команд. Ведь для искусства не нужно жить в каком-то определенном городе, можно приехать, сделать и уехать.